Меню Закрыть

Заброшенные мечети

Заброшенные мечети и мусульманские города-призраки

В советскую эпоху государство жёстко подавляло религию. Духовные лица подвергались репрессиям. Богослужения в большинстве храмов были прекращены, а их здания либо закрыты и обречены на медленное разрушение, либо приспособлены под другие нужды, став амбарами, складами или производственными цехами.

Вид заброшенной церкви привычен для россиян. Во многих деревнях по сей день стоят полуразрушенные соборы, которые никто не собирается восстанавливать.

А вот заброшенную мечеть можно увидеть не часто.

Многие мечети в мусульманских селениях были разрушены до основания во времена СССР.

Те же, что уцелели, были восстановлены на средства местных мусульманских общин в 90-е годы.

Заброшенные мечети сохранились в основном лишь в тех районах, которые были покинуты мусульманами в силу разных причин.

Призраки Касимовского ханства

Север и восток Рязанской области – район компактного проживания татар. Вплоть до конца XVII века на этой территории располагалось Касимовское ханство, независимое от Москвы.

Из государств – осколков Золотой Орды оно стало одним из последних, вошедших в состав России.

С потерей независимости касимовские татары стали постепенно покидать родные места, выезжая на заработки в города, а также ассимилироваться с русскими.

В советское время этот процесс усилился. Многие татарские сёла Рязанской области обезлюдели полностью.

Одно из таких сёл – Чернышово в Кадомском районе.

В 1908 году в селе, насчитывавшем около 200 человек населения, была построена мечеть из красного кирпича. Инициаторами строительства выступили братья Каюм и Шариф Бахтиозины.

В настоящее время мечеть находится в нежилом состоянии. А от самого села практически ничего не осталось, населения здесь больше нет.

И хотя мечеть Чернышово признана памятником архитектуры и вполне могла бы быть восстановлена, никаких попыток по её реставрации не проводилось. И едва ли они будут предприняты, ведь мусульманский храм здесь больше некому посещать.

Кроме Чернышова, в Рязанской области много и других брошенных или полностью обрусевших татарских сёл. Но мечетей в первозданном виде в них не сохранилось, их здания либо обрушились, либо были приспособлены под бытовые нужды во времена СССР.

Полностью разрушились вместе со своими селениями мечети сёл Собакино (Суу-Бак) и Шилино. Теперь их можно увидеть лишь на старых фотографиях. Были оставлены и канули в Лету и многие другие мусульманские поселения этого региона: Чиричеево, Карамышево, Джегурманово, Шегашаново и т. д.

Минарет на родине Есенина

Ещё одним интересным памятником исламской архитектуры на Рязанщине является заброшенный минарет близ станции Дивово, московско-рязанской железной дороги.

Изящная башня с полумесяцем на шпиле одиноко возвышается среди полей и лесов недалеко от села Константиново, где родился и вырос русский поэт Сергей Есенин.

Впрочем, с этого минарета никогда не звучал азан и мечети при нём не было никогда.

В позапрошлом веке здесь стояла усадьба помещика Дивова.

Однажды побывав в Стамбуле, Николай Андрианович Дивов был очарован турецкой архитектурой и повелел возвести усадьбу в мусульманском стиле, пристроив к главному зданию минарет. Усадьба до наших дней не сохранилась. Единственной устоявшей постройкой является обветшалый минарет, который служит молчаливым призывом к исламу для приезжающих сюда туристов.

Формально минарет признан памятником архитектуры, но фактически никакой реставрации здания не проводилось, и он находится в аварийном состоянии.

Многоквартирная мечеть Армавира

Татарская мечеть Армавира также не выдержала испытания коммунизмом.

В 1908 году община казанских татар Армавира по инициативе ротмистра Идриза Тутаева воздвигла мечеть. Здание с трёхэтажным восьмигранным минаретом, увенчанным шлемовидным куполом, было выполнено в духе традиционного татарского зодчества. Спустя три года при храме открылось медресе. Но духовному центру армавирских мусульман было суждено просуществовать недолго.

В первые годы советской власти мечеть закрыли, а медресе преобразовали в трудовую татарскую школу. Позднее здание храма было переделано под жилой дом. По сей день в мечети на ул. Пугачёва расположено несколько жилых квартир. А мусульмане Армавира не имеют храма для богослужений.

Исламские памятники Армении

Мечети Закавказья также не пощадила советская власть.

К примеру, до революции в Эриванской губернии насчитывалось несколько десятков мечетей, в том числе восемь в Ереване. Практически все они были шиитскими.

Большинство мечетей Армении были уничтожены при социализме. В наши дни в стране осталось всего шесть мусульманских храмов, из них действующий только один – Голубая мечеть в столице Армении, остальные заброшены и находятся в плачевном состоянии.

Самая старая мечеть Еревана датируется 1687 годом. Здание, увенчанное обветшалым куполом и украшенное стрельчатыми арками в проёмах дверей и окон, было приспособлено в годы советской власти под жилой дом.

По сей день в бывшей персидской мечети проживает армянская семья, хотя аварийное здание едва ли пригодно для проживания.

К XVII веку относится и мечеть в Агараке, от которой остались одни только стены, поросшие растениями.

Ереванская мечеть Аббас-мирзы, построенная в XIX веке, полностью разрушилась.

Обветшалое здание ещё стояло в начале XXI века, но было снесено в ходе массовой застройки района. Теперь от него осталась только одна стена, стоящая во дворе многоэтажек.

Ещё две заброшенные мечети находятся одна в Андокаване, датируется XVII–XVIII веками, другая, конца XIX века постройки, расположена в Зоракерте.

Мёртвые города Карабаха

Войны и политическая нестабильность оставляют заброшенными не только храмы, но и целые города.

Огромные территории, города и сёла, были покинуты мусульманами в ходе Карабахского конфликта.

Оккупация армянами Карабаха и семи районов Азербайджана привела к массовому исходу тюркского населения с этих земель. Часть городов были заселены армянами, а часть полностью обезлюдели и превратились в руины.

В покинутой азербайджанцами Шуше осталось три мечети.

Все они были возведены во второй половине XIX века. Это Верхняя и Нижняя мечеть Гавхар-Аги 1860–80-х годов постройки, названные в честь дочери местного правителя Ибрагима Халил-хана. А также мечеть Саатлы. Мусульмане в городе больше не проживают, поэтому ухаживать за мечетями некому и они находятся в заброшенном состоянии.

Ещё одна мечеть, которая, как и мечети Шуши, является детищем архитектора Кербалаи Сефи-хана Кабарабаги, находится в мёртвом городе Агдам.

В ходе Карабахской войны город подвергся массированному обстрелу армянских военных, а после захвата разграблен и сожжён. В настоящее время в Агдаме никто не проживает, остатки зданий были растасканы на стройматериалы, и фактически единственным уцелевшим строением осталась мечеть с двумя минаретами, которую военные пощадили.

Мусульманский город-призрак в Индии

Оставленные верующими города с их сказочной архитектурой, мечетями и дворцами порой стоят столетиями, привлекая к себе толпы туристов.

Одним из таких центров притяжения является средневековый город Манду в Индии.

Город-призрак расположен в штате Мадхья Прадеш.

Он возник в X веке и сначала имел индуистское население. Лишь в начале XIV века, после захвата города исламским правителем Дели Аляутдином Хилджи, в город переселяются мусульмане. Манду находился под исламским правлением до начала XVIII века. В 1782 году к власти в регионе, где располагался Манду, вновь пришли индуисты, а мусульмане, не желавшие подчиняться правителю-иноверцу, покинули город.

По сей день в Манду в хорошем состоянии сохранились мечети, усыпальницы и дворцы мусульманских правителей. Город-призрак украшает огромная мечеть Джами Масджид со внутренним двором, куполами и арками, построенная по образцу мечети Омейядов в Дамаске.

Благодаря не иссякающему потоку туристов, посещающих эти места, рядом с древними руинами образовался небольшой посёлок, жители которого зарабатывают продажей сувениров и еды для путешественников.

Читайте так же:  В армении есть мечети

Заброшенные исламские города ЮНЕСКО

В ноябре 1945 года была создана ЮНЕСКО – Организация Объединенных наций по вопросам образования, науки и культуры. Основные цели организации – содействие укреплению мира и безопасности за счёт расширения сотрудничества государств и народов в области образования, науки и культуры; обеспечение справедливости и соблюдения законности, всеобщего уважения прав и основных свобод человека, провозглашённых в Уставе Организации Объединённых Наций, для всех народов, без различия расы, пола, языка или религии.

На сегодняшний день за более чем 70-летнюю историю список объектов, внесённых в реестр ЮНЕСКО, обрёл внушительные размеры. К счастью, в этом списке есть немало объектов, относящихся и к мусульманской культуре. В предыдущей статье мы опубликовали список мечетей, включённых в список всемирного наследия ЮНЕСКО, теперь же хотим познакомить вас с городами-призраками, некогда обитаемыми, но теперь в силу различных причин заброшенными.

1. Исторический город мечетей Багерхат

Исторический город мечетей Багерхат находится в Бангладеше и является образцом средневековой архитектуры. Он расположен в юго-западной части нынешнего района Багерхату места слияния рек Ганг и Брахмапутра.

Древний город, ранее известный как Халифатбад, процветал в 15 веке нашей эры. Площадь города 50 кв.км. Здесь находится большинство наиболее знаковых зданий, построенных в начальный период развития мусульманской архитектуры Бенгалии: 360 мечетей, общественных зданий, мавзолеев, мостов, дорог, ёмкостей для воды и прочих сооружений, построенных из обожжённого кирпича.

Этот старинный город, созданный за несколько лет и поглощённый джунглями после смерти своего основателя в 1459 году, поражает необычностью.

Структура города свидетельствует о значительном техническом мастерстве строителей. Здесь и сегодня можно увидеть множество мечетей и древних исламских монументов, многие из которых построены из кирпича.

2. Древний город Фатехпур-Сикри

Фатехпур-Сикри (или Город Победы), построенный во второй половине XVI в. императором Акбаром, был столицей империи Моголов всего около 10 лет. Комплекс памятников и храмов, выполненных в едином архитектурном стиле, включает одну из крупнейших в Индии мечетей – Джума-Масджид.

Городок имеет весьма богатую архитектуру. Ярким подтверждением этого факта является дворец Джодхи-баи — жены индийского императора. Её палаты украшены уникальной красивой резьбой. Крыши всех зданий также имеют элементы резьбы. Ещё на них можно встретить специальные беседки небольшого размера, очень уютно смотрящиеся на фоне всего этого художественного великолепия.

Этот город абсолютно не разрушился с течением времени. И сегодня он привлекает своей красотой внимание миллионов туристов со всего света.

3. Древний город Анджар

Город Анджар был основан халифом Валидом I в начале VIII в. Его руины свидетельствуют о регулярной планировке и напоминают о городах-дворцах древних времён. Это уникальный образец градостроительства времён правления династии Омейядов.

Древний город был укреплён крепостными стенами, которые находились под защитой четырёх десятков башен. Рядом росли вечнозелёные кипарисы и эвкалипты, которые сегодня образуют красивый парк рядом с городом. Анджар также известен своим уникальным планом застройки и необычной городской архитектурой, утончёнными колоннадами и арками.

На сегодняшний день практически весь древний Анджар освобождён из земляного плена, и некоторые памятники уже полностью восстановлены. Одной из главных достопримечательностей Анджара является дворец, который находится в северо-западной части древнего комплекса. Также примечателен ещё один дворец, расположенный возле общественных бань.

Анджар был включён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1984 году. Дворец Омейядов хорошо сохранился до наших дней, и сегодня можно увидеть три его этажа с многочисленными римскими скульптурами и интересным орнаментом. Анджар является популярным туристическим направлением.

Подготовил: Махач Гитиновасов

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Заброшенная дорога к Храму

Почему в Европе прогрессирует дехристианизация

Во Франции не утихает полемика по поводу преобразования заброшенных церквей в мечети. Этот процесс в стране начался не вчера и закончится, очевидно, не завтра. Но время от времени, в зависимости от обострения проблемы мигрантов или исламского терроризма, дискуссия вспыхивает с новой силой. У каждой из сторон — свои аргументы в пользу принимаемых религиозными общинами и властями решений. Так, агентство «Обозрение религиозного наследия», выражающее точку зрения светского и христианского сообщества, бьет тревогу: «От 25% до 50% церквей, построенных с 1905 года (в том году во Франции был принят очень жесткий антиклерикальный закон и конфискована вся церковная собственность, не имеющая отношения к храмам — авт.), вероятно, будут в течение ближайших 20 лет проданы. Если эти здания не найдут себе нового применения, то им грозит уничтожение!».

Мусульманские общины предлагают либо выкупать храмы для своих нужд, либо брать в долгосрочную аренду, как это давно практикуется в соседней Англии. Вокруг этого и идут споры.

«Необходимо констатировать тенденции в религиозной практике современной Франции: в то время как мусульманство прогрессирует, католическое вероисповедание регрессирует. В настоящее время в традиционно католических странах христианские здания недостаточно используются для литургических нужд. А мусульмане, несмотря на растущее число строящихся во Франции мечетей, часто сталкиваются с отсутствием соответствующих мест культа. В качестве решения проблемы, время от времени предлагается трансформировать церкви в мечети. Мы хотим дать некоторые размышления по этому вопросу», — пишет «Обозрение религиозного наследия»

По мнению агентства, «нехватка мечетей имеет место, главным образом, в малых и средних городах и их пригородах. Религиозная практика резко изменилась за последние тридцать лет. В настоящее время мусульмане являются многочисленной общиной, и они не всегда имеют соответствующие места для своих богослужебных нужд, хотя и являются очень активным сообществом. Во Франции за последние двадцать лет было построено от 100 до 150 мечетей, но только в четырёх случаях они располагаются в зданиях бывших церквей.

Так, церковь Святого Иосифа в городе Клермон-Ферран в течение более чем 30 лет арендуется мусульманской общиной города, причём христианские символы сохранены, но они закрыты новыми украшениями.

Другой случай: в коммуне Грольхет в городе Тарн. В 1981 году заброшенный храм был превращен в мечеть. Эта трансформация стала возможной благодаря поддержке муниципалитета и сотрудничеству между религиями. Еще один пример, в том же городе: в 1982 году другой бывший католический храм был преобразован в протестантский храм.

Однако следует отметить некоторые ограничения для такого преобразования.

Если церкви относятся к муниципалитету, то в первую очередь необходимо, чтобы храм был лишён характера общественной собственности, и чтобы сделать это, необходимо согласие епископа и префекта. Но если он принадлежит епархии, то в такой операции нет необходимости.

Кроме того, муниципалитет не может назначить цену зданию церкви меньше, чем его реальная стоимость, так как в противном случае будет нарушен принцип недопустимости государственного финансирования религиозного культа.

Необходимо принять во внимание, что во многих случаях заброшенные церкви расположены в сельской местности, в небольших деревнях, где мусульман нет. Таким образом, спрос и предложение на места культа имеют мало шансов совпасть.

Ещё одно препятствие — необходимо, чтобы в архитектуре или украшениях здания не был слишком представлен его христианский характер. Трудно себе представить, например, мечеть с витражами с изображением распятия. Кроме того, переделки церквей затруднительны, когда они классифицируются как исторические памятники, а таковых в настоящее время уже почти 15 тысяч.

И, наконец, даже если все эти условия соблюдены, по-прежнему необходимо, чтобы местное сообщество являлось достаточно гибким, чтобы принять такую?? трансформацию.

Подобные преобразования были проведены в крупных городах, таких как Лилль (Часовня доминиканских сестер) и Нант (Шапель Санкт-Кристоф).

А вот в городе Вьерзон в 2019 году возникли проблемы по передаче церкви Сен-Элой. Это здание, построенное в 50-е годы, являлось собственностью епархии Бурже. Последняя пожелала с ним расстаться, чтобы облегчить свои финансовые расходы. Среди тех, кто был заинтересован в покупке, была ассоциация, представляющая мусульман города. Ассоциация объявила о планах превратить церковь в мечеть. Это заявление вызвало бурную реакцию со стороны населения, причём не только местного. В связи с этим продавец выбрал иное решение.

Читайте так же:  Апанаевская мечеть казани

Эти примеры показывают, что такие проекты осуществимы. Но они также демонстрируют важность принятия этого типа трансформации местным сообществом, и эта реакция может способствовать успеху или неудаче такого предприятия. Таким образом, необходимо учитывать материальные и правовые ограничения».

А вот точка зрения мусульман Франции, опубликованная на сайте desdomesetdesminarets.fr

«Предложения преобразовать пустующие церкви во Франции в места мусульманского богослужения привели к полемике. В то время как некоторые видят в нём провокацию, другие утверждают, что оно будет лить воду на мельницу «Национального фронта». Напомним, что эта партия выступает против строительства любых новых мечетей во Франции, в том числе расположенных в старых зданиях и в промышленной зоне.

Если случаи преобразования заброшенных церквей в мечети во Франции можно пересчитать по пальцам одной руки, то в других странах, особенно в англо-саксонских, для которых достаточно сильны традиции открытости протестантских церквей, это не редкость. Там церкви арендуются, передаются или продаются мусульманским объединениям для превращения их в мечети. Мусульмане вовсе не пытаются получить эти помещения бесплатно. В Лилле бывшая часовня Доминиканских сестер впервые была сдана мусульманам в аренду в 1973 году и 20 лет спустя они выкупили это здание у епархии.

Вопреки распространённому мнению, проблема касается не только сельской местности, но и таких городов, как Руан и Рубе, где имеются большие мусульманские общины, которые нуждается в своих местах культа.

В Великобритании из общего количества чуть более 1700 мечетей около сотни являются бывшими церквями, преобразованными в мечети. Это вполне соответствует британской традиции. Например, часовня Унитарной церкви в Манчестере, была объявлена историческим памятником в 1974 году. Она была построена в 1837 — 1839 годах, сначала здание занимали различные протестантские церкви, затем до 70-х годов — Свидетели Иеговы. С 1974 по 2006 годы оно использовалось как мечеть, а также культурный и образовательный центр для мусульманской общины, которые до сих пор занимают часть часовни. Это пример того, как здание могло быть полезно для всех проживающих там общин»…

Я достаточно долгое время находился в Западной Европе, очень хорошо владею французским, и знаю некоторые моменты отношения там к религии, особенно к католицизму, которые не прописаны ни в каких конституциях.

В соответствии с европейской светской традицией, ведущей начало от французских просветителей XVIII века, религия есть «заклятый враг прогресса», хотя её положение разнится от страны к стране. Во Франции атеизм фактически является государственной идеологией при всех сменяющих друг друга правительствах — поэтому жесточайший антиклерикальный закон от 1905 года и поныне в силе. В Бельгии — несколько более либерально, а вот в Италии церковь продолжает отстаивать свои позиции в обществе.

Неписаные правила игры в Западной Европе таковы: власти и политические силы не могут открыто заявить о своём атеизме или неприятии религии — рискуют проиграть на выборах. Но они с удовольствием пускают в ход все средства, чтобы непрямым образом ослабить и уязвить христианские верования, а также лишить их источников финансирования. Можно вспомнить исключительно шумные кампании против священников — педофилов, про пресловутые однополые браки, являющимся прямым оскорблением церкви. Хотя отношение французов к геям, как и их процент, ничем не отличаются от таковых в России.

В данном случае дискуссию и практику передачи зданий мусульманам надо рассматривать в свете общей европейской тенденции по десакрализации религии. В данном случае — через её культовые места. Налицо замаскированное стремление видеть в перспективе как христианство, так здания церквей, лишь в качестве исторических экспонатов.

Заброшенные церкви в Европе отдают мусульманам ради любви к искусству

Швейцарско-исландскому художнику Кристофу Бюхелю удалось задеть чувства верующих необычным образом. Деятель контемпорари-арт арендовал заброшенную венецианскую церковь Санта-Мария-делла-Мизерикордиа, заложенную в X веке, и передал ее в распоряжение мусульман. В бывшем храме расстелили исламские коврики для молитвы и сконструировали нишу, указывающую на Мекку. Желающим пройти внутрь приходится снимать обувь, зато на полу можно сидеть в позе турка.

Художественный перформанс Бюхеля проходит в рамках 56-й Венецианской биеннале современного искусства. Ради решения творческих задач арт-деятель кардинально изменил дизайн храма. Кресты в его внутренней части занавесили, по краям прикрепили свитки с цитатами из Корана. У стены расположили шкаф для снимаемой обуви.

По сведениям издания La nuova bussola quotidiana, в здании планировали вывесить растяжку «Аллах Акбар», но в итоге отказались от этой затеи. Акцию и без того многие воспринимают в штыки. Движение Fratelli d’Italia постоянно проводит перед церковью акции протеста. Для этих консерваторов «ребрендинг» церкви – попытка исламизировать Венецию. Аргументам о художественном значении происходящего они не верят.

by LinkWiz»>Профессор местного университета Алессандро Тамборини решил исследовать философию современного искусства на деле. Ученый (эксперт по религиоведению) направился в арт-мечеть с твердым намерением не снимать в ней туфлиТамборини рассудил, что раз объект художественный, то исламские предписания соблюдать необязательно. Вылазка успеха не имела: обувь снять потребовали, а когда профессор воспротивился, выставили его вон.

Другой скандал, связанный с перформансом, разгорелся, когда в здание церкви проникла группа активистов Fratelli d’Italia. Правым удалось зафиксировать на камеру, что на чашу для святой воды, прикрепленную к стене, кто-то повесил грязные носки. Венецианский имам назвал произошедшее провокацией. Fratelli тоже считают, что виноваты не мусульмане, а Бюхель: носки в святое место якобы положил он.

Любопытным следствием арт-акции швейцарца стало то, что против нее сплотилось большинство, в том числе те, кого нельзя отнести к клерикалам. Губернатор региона Венето Лука Дзая заявил, что перформанс художника перешел все границы: «Это провокация. И дело здесь не в свободе вероисповедания, а в том, что необходимо соблюдать правила выставки, а они нарушены». Возмущаются и те из правых, для кого религиозные убеждения не имеют особенного значения, но кто считает исламскую веру угрозой.

В мусульманском сообществе, со своей стороны, предлагают взглянуть на художественную акцию с иного ракурса. «У людей есть потребность увидеть самим, что мусульмане делают в своих мечетях», – уверен глава Исламской ассоциации Исландии Ибрахим Сверрир Агнарссон. Проповедник намерен произнести в мечети проповедь на английском, чтобы привлечь иноязычную аудиторию. Цель одна – «побороть исламофобию».

В мусульманском сообществе самой Венеции перформанс считают подготовкой к строительству первой в городе мечети. 20-тысячное исламское сообщество лагуны добивается права на возведение дома молитвы уже давно, но все еще не может получить разрешения от местных властей. «Уму непостижимо, как напряженность возникает сама собой, стоит произнести слово «ислам», – говорит лидер мусульманской общины Мухаммад Амин Аль-Ахдаб.

Назревающий конфликт между приверженцами ислама и венецианскими властями, похоже, и имел в виду Бюхель, обратившись с предложением к верующим основать временный дом молитвы. Впрочем, куратор экспозиции Нина Магнусдоттир заявляет, что другие арендодатели художнику попросту отказали. Правые из Fratelli d’Italia этому объяснению не верят. «Если вам в Исландии так нравятся мечети, то и стройте тогда их в своей стране», – говорят они.

Перформанс Бюхеля – не первый случай в нынешнем году, когда отношение к христианскому наследию стало предметом не самых доброжелательных споров. Во Франции весной с.г. храм Святой Варвары в лотарингском Крюсне продали топ-модели Леонор Шеррер, дочери известного модельера Жан-Луи Шеррера. Девушка намерена использовать культовую постройку с целями, не имеющими никакого отношения к религии: для записи музыки. Католикам, отказавшимся от здания, остается лишь разводить руками.

Читайте так же:  Мечеть в болгарах википедия

Или другой случай. В мае с.г. заброшенную Лютеранскую церковь в Милуоки (США) приобрела местная мусульманская община. Верующие готовятся сделать из нее мечеть, но при этом уже не временную, а полноценную.

По словам венецианских мусульман, размещение «художественной» мечети в храме не является попыткой разжечь конфликт между религиями, а, напротив, должно способствовать их сближению. Верующие дают понять, что сами идут на жертвы из-за действий эксцентричного художника. Основания так полагать действительно есть. Так, Бюхель настоял, чтобы в здании разместили автомат по продаже несуществующего напитка «Мекка-кола». Мусульмане согласились молиться, не обращая внимания на экспонат.

Мухаммад Амин Аль-Ахдаб уверен, что свою мечеть в городе на лагуне приверженцы ислама давно заслужили: «Мы не отступим назад, хватит, баста, мы годами ищем место для строительства и не можем получить разрешения». Религиозный лидер заявляет, что деньги для строительства уже собраны, но преодолеть бюрократические препоны никак не выходит. Вздохнув, Аль-Адхаб приводит аргумент, который ему, видимо, кажется неоспоримым: «Если бы речь шла о синагоге, такое разве было бы возможно?»

Между тем есть основания утверждать, что в исламских странах к культовым зданиям установилось гораздо более требовательное отношение, чем в Европе. На днях стало известно, что Турция отреставрирует византийскую церковь XII века в окрестностях Эдирне, с тем чтобы превратить ее в мечеть. При этом ранее, когда отношения Анкары с Евросоюзом были более теплыми, со зданием собирались поступить иначе – открыть в нем музей. Но эти планы отныне в прошлом.

На повестке дня – другие подходы. После решения папы Римского Франциска признать геноцид армян мечетью может стать и символ Стамбула – Айя-София. Верховный муфтий Анкары Мефаил Хизли заявил в апреле с.г., что слова понтифика приблизили момент, когда храм, построенный для православных христиан, но захваченный мусульманами, а затем превращенный в музей, вновь сделается исламским.

Афины — единственная столица в Евросоюзе, где нет мечети

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

На пятничные молитвы мусульмане в Афинах собираются в полуподпольных переполненных молельнях.

Эти временные помещения нелегальны, но у них просто нет выбора. Афины, мегаполис на границе с мусульманским миром, — единственная столица Евросоюза, где нет ни одной мечети.

Со времени провозглашения независимости Греции от Османской империи в 1832 году ни одно правительство не разрешало строительство мечети в Афинах. Многие считали их неуместными в Греции, где свыше 90% населения православные.

Многие мигранты, пытающиеся попасть в ЕС, первой пересекают границу Греции. Многие здесь решают остаются насовсем, и поэтому число мусульман в стране неуклонно растет.

По некоторым оценкам, только в Афинах, городе с пятимиллионным населением, теперь живут около 300 тысяч мусульман. Требований открыть санкционированное место для молитв становится все больше.

Во времена турецкого владычества Греция пять веков страдала от исламской тирании. Строительство мечети оскорбит мучеников, которые освободили нас Епископ Серафим

«Для нас, мусульман, это большая трагедия, что здесь нет ни одной мечети», — говорит Саид Мохаммед Джамиль из Пакистано-греческого общества.

«Греция стояла у истоков демократии и цивилизации, и в основе этого — уважение вероисповедания. Но сейчас греки не уважают нас, мусульман. Они не могут дать нам хотя бы одну мечеть», — сетует Джамиль.

Один из мусульман в Афинах, Ашифак Ахмад, говорит: «Я чувствую себя каким-то отрезанным от общества. Когда у нас религиозные праздники, мы даже не можем нормально все вместе собраться. Греческое общество просто не принимает нас».

В стране, где постоянно растет популярность ультраправой партии «Золотой рассвет», все громче звучат призывы к правительству обеспечить для мусульман мечети, в которых те могли бы собираться без опаски.

Сторонников партии обвиняют в избиении иммигрантов-мусульман и осквернении некоторых мусульманских помещений для молитв.

Заместитель председателя партии Ильяс Панагиотарос сказал мне в начале года, что границу между Грецией и Турцией следует заминировать: «Если иммигранты погибнут, пытаясь перепрыгнуть через пограничные заграждения, это их проблема».

В прошлом некоторые греки боялись строительства мечети, но мы должны преодолеть этот страх», — говорит генеральный секретарь министерства развития Стратос Симопоулус Стратос Симопоулус,
министерство развития Греции

Теперь, возможно, призыв построить мечеть не останется без ответа.

Заброшенные армейские казармы невдалеке от центра города были выбраны в качестве места для первой мечети в Афинах, где смогут разместиться до 500 человек. Если мечеть-таки будет построена здесь, по соседству с ней уже расположена небольшая церковь. Две религии смогут официально сосуществовать вместе.

Правительство настаивает, что этот проект будет реализован, хотя похожие обещания уже звучали в прошлом, но потом умирали в ходе политических дебатов.

В этот раз помешать проекту может финансовый кризис. Правительству, у которого нет денег на школьные учебники или медицину, сложно оправдать планы строительства мечети стоимостью миллион евро за счет государства.

«В прошлом некоторые греки боялись строительства мечети, но мы должны преодолеть этот страх», — говорит генеральный секретарь министерства развития Стратос Симопоулус.

«Финансовый кризис – это большая проблема. У правительства сейчас другие приоритеты, но эту мечеть мы должны построить. Строительство может начаться уже в течение нескольких месяцев», — заверяет министр.

Православная церковь в Греции в принципе смирилась с идеей, что мечеть могут построить, но некоторые высокопоставленные церковные иерархи по-прежнему против.

В переполненной церкви Святого Николая в Пирее недалеко от Афин сила религиозного рвения греков становится очевидной.

Собравшиеся крестятся и прикладываются к иконам. Православие лежит в основе понятия «настоящий грек». Епископ Серафим говорит, что греки должны сохранить свою национальную идентичность и индивидуальность.

«Во времена турецкого владычества Греция пять веков страдала под гнетом исламской тирании. Строительство мечети оскорбит мучеников, которые заплатили жизнью за то, чтобы мы стали свободными», — говорит владыка Серафим.

Он добавляет, что Греция «никого не ненавидит», но он считает, что «большинство мусульман попали сюда нелегально, чтобы исламизировать Европу».

Я спросил его, не считает ли он, что его позицию могут назвать исламофобской и идущей вразрез с мультикультурностью Европейского союза.

«Мы не мультикультурная страна, — категорично отвечает епископ. — Греки – это одна нация, единый народ, а всё остальное — это выдумки «нового мирового порядка» и сионизма».

Мнения на улицах Афин также разнятся.

Греческие иммигранты в других странах строят свои храмы, в которые им никто не запрещает ходить. Это лицемерие! Кали Патуния

«У мусульман должен быть свой храм», — говорит банкир Кали Патуния. — Греческие иммигранты в других странах строят свои храмы, в которые им никто не запрещает ходить. Это лицемерие!»

Студент Мариос не соглашается: «Нам здесь мечеть не нужна. Это христианская страна, и если они хотят мечеть, они могут вернуться в свои страны и ходить в мечеть там».

Религия – неотъемлемая часть идентичности греков, а церковь и государство тесно связаны между собой. Вопрос о строительстве мечети — это вопрос о том, какой именно хочет быть современная Греция.

Захочет ли она протянуть руку исламу, или Афины так и останутся единственной столицей в ЕС без мечети?