Меню Закрыть

Самый высокий монастырь

Монастырь в горах Грузии: место, где время остановилось

Если есть на земле рай, то я попала в него. Это первая мысль, которая приходит в голову, когда ты попадаешь в Джихетский монастырь. Я никогда не соблюдала постов, не причащалась и не исповедовалась. Не воцерковленный я человек, одним словом. Но готова поклясться чем угодно, что ни разу в жизни не чувствовала себя безопаснее и спокойнее, чем в этом месте. И чем дальше я отдалялась от монастырских ворот и продвигалась вглубь зеленых зарослей и монастырских келий, тем острее я это ощущала. Будто кто-то нашептывал: «Эй, не трусь, я с тобой! Я всегда с тобой!» И я шла, оставляя там, у ворот, что-то важное. Нет, не что–то, а кого-то! И этот кто-то был не кто иной, как я сама. Я уходила от самой себя, объятой непонятной тревогой и беспочвенными страхами. Уходила туда, где все понятно и ясно до конца: что главное, а что может отойти на второй план…

Мелодия наступающего дня

Знакомо ли вам, как занимается утро в горах? Это сказочное явление. Под ногами — росистая трава, над головой шелестящая листва, а вдалеке трель редкой птицы, перебивающая журчание ручейка. И все эти звуки не заглушают друг друга, а дополняют и сливаются в одну красивую мелодию. В мелодию наступающего дня. Это весеннее утро и есть самое священное и важное, а не то, что люди выдумывают, чтобы властвовать друг над другом. И вот тут, на высоте 225 метров над уровнем моря, осознаешь это с особой ясностью.

На территории монастыря несколько храмов. Тропинка, усыпанная щебнем и отороченная по бокам засохшими ветвями, ведет к самому старому из них — храму Пресвятой Богородицы.

В этих местах бытует легенда, согласно которой царица Тамар, путешествуя по Гурии, заночевала на одной из здешних гор. Монахини, узнав про это, посчитали место святым и основали на нем храм. Многие годы монастырь тот служил матушкам пристанищем. Но со временем строения начали разрушаться, к тому же земля, на которой трудились монахини, давала скупые всходы. И тогда матушки, обращаясь с молитвами к Богу, попросили послать им более благодатное место для возведения храма. Они выпустили трех голубей, которые, пролетев расстояние, начали кружить над этим самым местом.

Храм Пресвятой Богородицы построили тут в 1896 году. Хотя монашеские поселения появились задолго до этого. Первой на этой территории поселилась монахиня Елена Мгалоблишвили — в 1886 году. Постепенно там образовался целый монашеский приход, который построил храм. В монастыре функционировала школа, где учили грамоте и рукоделию.

В храме хранится чудотворная икона Богородицы. Она была пожертвована в 1905 году мужским монастырем Иоанна Богослова с Афонской горы. Икона писалась специально для действующего женского монастыря в Гурии. Перед храмом много могильных камней. После смерти тела монахинь предавали земле тут же. Многие из надгробных камней датированы XIX веком. Толщина ствола раскинувшего ветви дерева наводит на мысль, что и оно из той же эпохи.

По левую сторону от храма приземистые, одноэтажные кельи. Сохранилась и самая первая из них, построенная еще в XIX веке. В ней проводили службы еще до того, как построили храм Пресвятой Богородицы. Келья действующая. В ней и по сей день живут монахини.

Монашеский постриг вместо мирской суеты

Во двор заезжает машина. Сидящая за рулем монахиня лихо подруливает к храму. Багажник джипа открывается, и затворницы начинают вытаскивать из нее различную снедь. Cказать по правде, затворницами их можно назвать с большой натяжкой. Улыбки и доброжелательность не сходят с их лиц и невольно передаются мне.

«Женщины приходят сюда с разными судьбами, у каждой свой путь до храма. Кого-то бог приводит сюда через испытания, кого-то через поиски. Я жила долгое время церковной жизнью. И в какое-то время поняла: все, готова отказаться от мирской жизни», — говорит моя собеседница матушка Тамар.

Это имя, благодаря царице Тамар, возведенной в лик святых, тут настолько популярно, что так зовут почти каждую вторую монахиню. Сама она служит с 2003 года. Поднялась в монастырь 4 декабря, в день Джихетоба — празднования храма. И осталась, приняв монашеский постриг.

«Это происходит у каждого по своему, — продолжает матушка. – А готовность к постригу и принятию другой жизни измеряется тем, что в тот самый момент ты вдруг понимаешь, что мирское тебя уже не интересует и теряет для тебя всякую цену. Не все, переступая порог монастыря, уверены в том, что они хотят выбрать этот путь. К некоторым это решение приходит с течением времени», — говорит матушка.

— Ну что, прогуляемся по нашему лесу? – спрашивает матушка Тамар. И мы начинаем уходить в чащобу, туда, где зелень становится гуще, и тропинка сужается и становится извилистой.

На сегодняшний день Джихетская женская община состоит из 25 насельниц. В летнее время в монастыре людей гораздо больше. Приезжают на время пожить монастырской жизнью.

Джихетский монастырь примечателен, как поведала мне матушка, еще одной историей. В одной из его келий проживал иеромонах Федор (Темур Чихладзе), расстрелянный в 1984 году как соучастник скандального дела об угоне самолета в Тбилиси. Эта трагическая история легла в основу романа грузинского писателя Дато Турашвили, а в 2019 году состоялась премьера художественного фильма российского режиссера грузинского происхождения Резо Гигинеишвили, снятого по мотивам этой истории.

Проходим несколько метров, и из густой листвы выныривает маленький храм с разбитым перед ним крохотным бассейном. Церковь Иоанна Крестителя возвели в 2002-м, тогда же построили и бассейн, в который стекается родниковая вода. По словам матушки Тамар, вода в нем чудодейственная, помогает избавиться от бесплодия.

Напившись родниковой воды, следуем дальше. Проходим мимо парников, пчелиной пасеки, выгона для скота, всего здешнего хозяйства, которое ведут обитатели монастыря. У пчелиных ульев замечаю нескольких мужчин. Их пребывание тут не ограничено. Есть работы, которые требуют физической силы. И тогда на помощь приходят мужчины. У них отдельная келья за оградой монастыря.

Без технических благ цивилизации

Где-то вдалеке пасется скот, звеня колокольчиками, журчит ручеек… На всем лежит такой отпечаток безмятежности, что кажется, время замедлило ход. Наш обратный путь пролегает через аллею, образованную сосновыми деревьями. Солнцу проникнуть сюда непросто. И те редкие лучи, которые находят брешь в цепких сосновых объятиях, весело с тобой заигрывают. Издалека слышится звон колокола…

— У нас тут свое, монастырское время. Вот сейчас три часа. Взгляните на свои часы, — говорит матушка. Я кидаю взгляд на стрелки наручных часов – они показывают четыре. — Мы давно живем по одному времени, не переходя на летнее время или зимнее. И оно отличается от мирского времени.

«Многие, попадая сюда, желают остаться. Если не навсегда, но хотя бы на время, — рассказывает матушка, скорее предвосхищая вопрос, который мучал меня с того момента, как я переступила порог монастыря. — Для того, чтобы попасть в монастырь, человек должен быть близок к Богу. Причащаться, молиться. Договориться с наставником и остаться тут. Монастырь для всех открыт. И живут тут по монастырскому укладу. Тот образ жизни, который мы ведем, не так прост. Мы поднимаемся в четыре часа утра, до рассвета молимся. Служба идет в храме каждый день. В советское время, когда монахи поднимались сюда, здешние жители забрасывали их камнями. Тут даже воды не было, и им приходилось платить три рубля за ведро воды. Слава богу, проблема воды решена. В монастыре у каждого из нас есть свои повинности. Архимандрит, игуменья распределяют, кому сегодня чем заняться. К слову, сегодня ты можешь работать в огороде, в парниках, завтра убирать храм, а послезавтра заниматься трапезой», — рассказывает матушка Тамар.

— У нас нет электроосвещения, — продолжает она. — Года три назад, при содействии благотворительного фонда «Карту», который и кельи новые строит, были установлены солнечные батареи. Мы стараемся максимально использовать дневной свет. Зимой мы бодрствуем до девяти-десяти часов. Летом ложимся позднее. По воскресеньям отдыхаем, тогда можем читать книги, заниматься духовным развитием. В основном, читаем духовную литературу. Можно почитать грузинских авторов – поэтов, прозаиков. Делать это удается лишь вечером, но если ты просыпаешься в четыре утра, то и спать ложишься пораньше. Монаху шесть часов сна должно хватать. Когда ты делаешь этот шаг, то должен быть готов к тому, что в твоей жизни будет меньше комфорта. Раньше тут было намного сложнее. Условия жизни были тяжелее. Сегодня у нас есть газ, в кельях тепло. От того, что у нас нет света, мы не можем тут стирать и содержать стиральные машины. Мы приобрели участок внизу, где живут две наших послушницы. Они и занимаются этими делами. Монастырь обрел жизнь после прихода настоятеля Андрея Кбилашвили. Он провел воду, построил храмы. Говорит, что мы столько рушили за времена Советского Союза, что сейчас время строить. Отец Андрей — очень трудолюбивый человек. И сам не отдыхает и нам не дает отдохнуть, — улыбается монахиня.

Напоследок мы заходим в музей, который тоже находится на территории монастырского комплекса. В нем фотографии монахинь, служивших в монастыре, предметы быта, использовавшиеся в кельях в XIX веке. Фотография священника Темура Чихладзе, того самого «героя» из «Поколения джинс», старейший молитвенник, монастырская печать. Есть даже патефон, принадлежавший Иосифу Сталину. Отец одного из прихожан был секретарем Ланчхутского района. Патефон – личный подарок Иосифа Виссарионовича. Сын решил передать патефон в музей. Экспонаты музея, в основном, являются пожертвованиями прихожан.

— Вот так мы и живем, — говорит, мягко улыбаясь и закрывая на замок двери музея, матушка Тамар. – У нас нет ни телевизоров, ни Интернета. Но мы не испытываем их нехватки. С одной стороны, провести тут интернет стоит больших денег, с другой — будет отвлекать от серьезных дел. Все здесь хорошо, кроме климата, который очень сырой в этих краях. Для перемены климата ездим в высокогорное место Бахмаро. Там есть храм, кельи, в которых мы некоторое время живем.

— Приезжайте к нам еще, — говорит, прощаясь, матушка. – Летом тут особенно хорошо. Сюда поднимаются и местные, и туристы. Устраиваются прямо на лужайках. Отдыхают, обретают спокойствие…

Остаться тут. Взять и выпасть из привычного уклада жизни, став временно недоступным абонентом… Вот чего больше всего хочется.

Но вместо этого я медленно направляюсь к ограде, за которой меня ожидает машина. Джип насилу отпыхтелся, одолев подъем по горному бездорожью. Ему, кажется, вообще не хочется двигаться с места. Так же, как мне. Но обстоятельства, как мы любим повторять, сильнее нас. Единственное, что меня утешает в эти минуты, так это мысль о том, что когда-нибудь я обязательно вернусь сюда. Не знаю, на день, два или на неделю, но вернусь. Хотя бы для того, чтобы снова обрести себя…

В этом году Афон привлекает к себе особое внимание: Россия и Греция отмечают тысячелетие присутствия на Святой горе русских монахов. Считается, что первые русские иноки прибыли на Афон в конце X – начале XI века. Первое письменное упоминание о русском монашестве на Святой горе датируется 1016 годом.

Сегодня на Афоне расположено 20 монастырей, среди них 17 греческих, один русский – Свято-Пантелеимонов, а также сербский и болгарский. Древнейшая обитель – Великая лавра (лавра Святого Афанасия) – основана в 963 году.

Особый образ жизни афонских монахов лишь укрепляет их репутацию как нелюдимых и неразговорчивых, однако ТАСС удалось поговорить с одним из них.

Монах Ермолай родом из Грузии, вот уже 15 лет живет в русском монастыре на Афоне. В Москве он оказался всего на несколько дней по делам, связанным с подготовкой юбилейного издания 25-томной энциклопедии истории Афона и ее выдающихся жителей: согласно одному из своих послушаний, монах Ермолай заведует библиотекой и архивом Свято-Пантелеимонова монастыря. Имея лишь один свободный день в этой поездке, он тем не менее любезно согласился рассказать историю своего поселения в древней обители и непростого выбора, который ему пришлось перед этим совершить, а также об афонских буднях.

ЧТО МЫ ЗНАЕМ ОБ АФОНЕ

Попасть на Святую гору можно только по морю

Святая гора Афон расположена на полуострове Халкидики на северо-востоке Греции. С трех сторон его омывают воды Эгейского моря. Высота горы – 2033 м. Полуостров покрыт густыми лесами и изрыт оврагами. Добираются сюда главным образом по морю или на вертолете. Попасть на Афон можно и по суше, но только пешком и в исключительных случаях, например, если произошла чрезвычайная ситуация, а на море сильный шторм. Дело в том, что, помимо труднопроходимой местности, Афон от остального мира отделяет строго охраняемая граница, обнесенная высоким забором.

Читайте так же:  Свято-лазаревский женский монастырь г верещагино

Многие паломники и гости Афона поднимаются на вершину Святой горы, где находится храм Преображения Господня и установлен массивный металлический крест – одна из афонских святынь. Подъем осуществляется пешком со специальными палками или на мулах. Наверх ведут два основных пути: один – более крутой и короткий, другой – более пологий и длинный. Среднее время подъема составляет 6-8 часов.

© AP Photo/Dimitri Messinis

Одним из самых известных обычаев монашеской горы является аватон (запрет появляться женщинам на острове). Это правило было закреплено при императоре Мануиле II Палеологе в начале XV века. Сохранение запрета было одним из условий вступления Греции в Евросоюз.

Запрещается для любого женского существа ступать на полуостров Афон

Статья 186-я Устава Святой горы, принятого в 1924 году

Сегодня за нарушение этого закона в Греции предусмотрена уголовная ответственность – до года лишения свободы.

Мужчины для посещения Святой горы должны получить диамонитирион – специальное письменное разрешение. Женщинам диамонитирион не выдается.

По преданию, в 48 году Богородица вместе с апостолом Иоанном Богословом отправилась на Кипр. По пути их корабль попал в бурю и был отнесен к берегу Афонской горы. Дева Мария, восхищенная красотой этого места, попросила у Бога Афон себе в удел. По завету Богородицы ни одна женщина, кроме Нее, не может ступить на землю Святой горы.

Несмотря на запрет, женщины бывали на Афоне. Во время военных действий монахи принимали на полуострове семьи беженцев. Однако после прекращения волнений все прибывшие покидали Святую гору. Инциденты с появлением женщин на Афоне происходили и в наше время. В 2008 году была задержана группа молдаван, среди которых было четыре женщины. Как выяснилось, они попали на полуостров при попытке незаконно пробраться в Грецию из Турции.

© AP Photo/Nikolas Giakoumidis

Монашеское государство

В административном устройстве Греции Афон выделен в особую единицу – Автономное монашеское государство Святой горы (Айон Орос) со столицей в Карее (Карье).

Управление осуществляется Священным Кинотом, который состоит из представителей 20 монастырей, избираемых на один год.

Исполнительную власть Афона представляет Священная Эпистасия. Все монастыри делятся на пять групп по четыре монастыря. Каждый год одна из групп и составляет Священную Эпистасию.

Афон находится в церковной юрисдикции Константинопольского патриарха.

За порядком на полуострове наблюдает греческая полиция. Государство Греция имеет на Святой горе своего губернатора. Его деятельность курирует Министерство иностранных дел.

Афонские монахи пользуются некоторыми таможенными и налоговыми льготами, что закреплено Уставом Святой горы. Например, налоги не взимаются с доходов от продажи товаров и продуктов, произведенных на Афоне.

Памятка для паломника

• Носить шорты на Святой горе категорически запрещается. На богослужение можно заходить только в рубашках с длинными рукавами. За пределами монастырей допускается носить рубашку с короткими рукавами.

• Чтобы избежать трудных ситуаций, не путешествуйте по Афону в одиночку. Почти все монастыри закрывают ворота около 18:00. После этого вы рискуете остаться на улице.

• На Афоне водятся ядовитые змеи и скорпионы. Но монахи не благословляют убийство какой-либо живности на святой земле.

• В южной части Афона есть район, который местные называют Карули («цепи») – скалистое место, где селятся монахи-отшельники. Добраться сюда непросто и опасно: идти приходится вдоль отвесной скалы по узкой тропе, держась за прибитые к скале цепи, на высоте более 100 метров над уровнем моря. За безопасность путника здесь никто не несет ответственность, о чем предупреждают таблички в начале тропы.

• Проживание и питание в монастырях и скитах бесплатное. Пожертвования паломник совершает по желанию. Остальные услуги (транспорт и прочее) на Афоне оплачиваются в евро.

• С территории Святой горы запрещается вывозить старинные иконы и книги, а также любой антиквариат. Вывозить можно лишь сувениры и предметы религиозного назначения, купленные в монастырских лавках.

• На Афоне запрещена видеосъемка. При посадке на паром камеру могут конфисковать. Фотографировать разрешено далеко не во всех монастырях. На киносъемку необходимо получить разрешение в ряде инстанций, в том числе требуется благословение Священного Кинота. Его могут дать, а могут и отказать. Обычно разрешение выдается на съемку в больших монастырях.

• На Афоне не благословляется купание в море.

Русские обители на Афоне

Древнейшим русским поселением на Афоне является обитель Росов, известная также как монастырь Ксилургу (от греческого «плотник», «древодел»). Основным занятием местных монахов было плотничество, отсюда и появилось название обители.

В 1169 году Священный Кинот передал русской братии монастырь Фессалоникийца во имя святого великомученика Пантелеимона (ныне известен как Старый, или Нагорный, Русcик).

Во второй половине XVIII века монастырь имени святого великомученика Пантелеимона был перенесен в более удобную местность на берегу моря и получил неофициальное название «Прибрежный Русcик». Там сейчас и находится Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырь (также Россикон).

Две другие обители – Ксилургу и Старый Руссик – сейчас являются скитами.

В настоящее время братия Свято-Пантелеимонова монастыря составляет более 100 монахов

С 1979 года настоятелем Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне является схиархимандрит Иеремия. В октябре 2019 года ему исполнилось 100 лет

Всего обитель насчитывает 25 храмов и параклисов (часовни или особые приделы храма в честь Похвалы Пресвятой Богородице). На фото: главный вход Свято-Пантелеимонова монастыря

Свято-Пантелеимонов монастырь расположен недалеко от моря, на берегу живописной бухты

В монастыре имеется обширная библиотека и архив: около 88 тыс. томов более 42 тыс. наименований книг, множество брошюр на духовные темы, уникальные рукописи на греческом, славяно-русском и других языках. Самый древний из документов датирован 1030 годом. На фото: Русский Андреевский скит

В Свято-Пантелеимоновом монастыре хранятся мощи более 300 святых и множество чудотворных икон. На фото: Русский Ильинский скит

‘, ‘bgPos’ : ‘center center’>, ]»>

ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ НА ЖИЗНЬ МОНАХОВ

Византийское время и распорядок дня

«На Афоне действует византийское время. Объяснить его очень трудно, – начинает свой рассказ монах Ермолай. – Когда заходит солнце, стрелки часов ставятся на полночь, но это дает разницу с московским временем летом 7 часов, а зимой – 3 часа. Поэтому трудно сказать, например: «Мы встаем в 3 часа». В какие 3 часа? Все путаются». Видимо, заметив непонимание, монах с улыбкой просит ручку и листок. В блокноте появляется солнце – главное и единственное мерило византийского времени.

Монах Ермолай рассказывает, что с заходом солнца все монахи полуострова собираются в своих храмах на часовую службу, после которой расходятся по кельям и спят ровно пять с половиной часов. С 6:30 утра по византийскому времени начинается так называемый келейный канон, определенный индивидуально каждому духовником монастыря, который длится в течение полутора часов. Такой духовный труд не обходится без чтения молитв, поклонов.

«Потом в 8 часов утра по византийскому времени (не путайте, в это время в России час ночи – зимой, летом – 4 часа) начинается служба, которая заканчивается большой литургией, потом все причащаемся, и после этого начинается трапеза», – рассказывает монах. Трапеза на Афоне является продолжением богослужения. Один из монахов не прерывает молитвы на это время. Длится трапеза всего 10-15 минут.

«Потом мы идем отдыхать где-то на час-полтора, после этого все выходим на послушание», – продолжает он. Исполнение послушаний занимает пять часов: с 14:00 до 19:00. После рабочего дня – два часа личного времени, когда монахи могут погулять, ответить на письма родных, почитать, внести записи в дневник или поспать.

С 21:00 в течение двух с половиной часов длится богослужение, которое также завершается трапезой. Затем монахи исповедуются и с заходом солнца вновь приступают к богослужению. Интересно, что на Подворье Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве также молятся по византийскому времени. Так монахи готовятся к новому распорядку дня перед отъездом на Афон.

Афонское подворье в Москве © Борис Кавашкин/ТАСС

В основном монахи питаются овощами, фруктами, орехами, оливками, медом – тем, что дарит природа в средиземноморском климате. Монастыри закупают муку для приготовления хлеба, молочную продукцию. Монахи не употребляют мяса и лишь изредка едят рыбу. Пять дней в неделю монахи трапезничают дважды в сутки, а по средам и пятницам – в постные дни – по одному разу.

«Никаких животных мы не разводим, кроме мулашек, которые помогают нам в работе и для перевоза разных грузов в повседневной жизни. Все леса на склонах, и трактор туда заехать не может», – рассказывает монах Ермолай. На осликах перевозят инструменты для обработки земли, урожай и древесину.

Когда монах попадает в монастырь, к нему присматриваются братия, духовник, настоятель. В зависимости от мирской профессии, навыков и способностей монаху даются послушания.

Все послушания раздаются исходя из нужд братии: монахи готовят пищу, выращивают овощи, собирают фрукты и орехи, заготавливают дрова на зиму, изготавливают деревянную мебель, посуду, кресты, четки, делают заготовки для икон, шьют церковное облачение. «Все необходимое для богослужений можно купить в наших лавках», – уверяет монах Ермолай.

По его словам, 100 лет назад русский монастырь на Афоне славился своей швейной мастерской, которая обшивала весь полуостров. Иметь сейчас облачение из той мастерской считается большой удачей. Его до сих пор носят и реставрируют в Свято-Пантелеимоновом монастыре.

Чем меньше монахов проживает в обители, тем больше послушаний каждому из них приходится выполнять. До Первой мировой войны в Свято-Пантелеимоновом монастыре проживало более 10 тыс. монахов, сейчас – всего 105. Поэтому каждый из монахов выполняет три и более послушания.

Сенокос. Фото начала XX века из архива Свято-Пантелеимонова монастыря

Кузница. Фото начала XX века из архива Свято-Пантелеимонова монастыря

Шинкование капусты. Фото начала XX века из архива Свято-Пантелеимонова монастыря

ТОП-10 храмов Крыма: от древних времен до современности

В преддверии значимого христианского праздника – Пасхи – РИА Новости (Крым) составило ТОП-10 православных храмов Крыма, которые с удовольствием посещают не только местные жители, но и паломники из разных стран.

Один из самых древних храмов Крыма

В центре Керчи стоит один из древнейших храмов полуострова – церковь Иоанна Предтечи. Точное время строительства собора не известно. Предположительно, возведен он был между VIII и XI веками. По одной из версий, церковь построили на месте еще более древнего культового сооружения.

Во время господства генуэзцев храм пользовался большой известностью, а во время Крымского ханства был переоборудован в мечеть. К 1783 году церковь пришла в запустение, а фундамент сильно осел, и чтобы попасть в храм, к нему пристроили лестницу. В 1930-х годах собор закрыли из-за ненадобности. Вспомнили о нем спустя несколько десятилетий. В 1970-х годах здесь провели реставрацию, а в 1990-х возобновили богослужения.

В настоящее время в храме сохранена древняя часть и постройки XIX века, во дворике хранится каменная плита с углублением в форме человеческой стопы. По местным сказаниям, след принадлежит Иоанну Предтече.

Символ крещения Руси

В 988 году в древнем Херсонесе, который сегодня входит в черту Севастополя, крестился великий князь Владимир. Спустя века на этом месте был построен Свято-Владимирский кафедральный собор. С таким предложением в 1825 году выступил главнокомандующий Черноморским флотом и портов Алексей Грейг. Осуществить же идею удалось немного позже – строительство велось три десятилетия и завершилось в 1891 году. При этом первый камень будущего храма заложил император Александр II.

Возведенная церковь превышала 30 метров (вместе с крестом), толщина стен составляла метр, а интерьер поражал своим великолепием. В 1920-х годах храм закрыли, а во время Великой Отечественной войны он подвергся разрушениям. Восстанавливать его начали только в 1990-х годах.

Сегодня собор, который напоминает о начале крещения Руси, по решению комитета ООН входит в число значимых древних памятников мира.

Усыпальница российских адмиралов

В Севастополе находится еще один собор, названый в честь святого князя Владимира. Он расположен в центре города и является усыпальницей российских адмиралов. Изначально здесь покоился прах только Лазарева, Корнилова, Нахимова и Истомина, погибших в годы Крымской войны, однако позже были похоронены останки еще 9 адмиралов.

История храма богата на события. Так, заложили его накануне Крымской войны, а завершить строительство смогли лишь в 1888 году. В 1932-м храм отдали авиационному обществу. При этом могилы адмиралов осквернили, а помещения использовали сначала в качестве мастерских, но затем превратили в склады.

Читайте так же:  Мужской монастырь гМуром

В 1941-1942 годах в соборе размещался госпиталь. После Великой Отечественной войны в нем оборудовали архив. Восстанавливать храм начали в 1966 году, но прежний облик вернули только спустя два десятилетия. Богослужения же в храме возобновились в 1991 году.

Собор расположен в два яруса: внизу находится церковь святителя Николая Чудотворца, вверху – церковь князя Владимира. В стены северного и южного фасада вмонтированы четыре мемориальные плиты с именами адмиралов и датами их жизни. Вместе с тем их захоронения, находящиеся в нижней церкви, объединены общим надгробием в виде большого мраморного креста.

Ежегодно здесь проводят панихиды по морякам, погибшим в годы первой и второй обороны Севастополя, экипажам подводной лодки «Курск» и крейсера «Варяг», а также советским солдатам, павшим в Афганистане.

Самый высокий храм Крыма

На побережье в поселке Малореченское (Алуштинский регион) стоит изящный храм-маяк святителя Николая Чудотворца. Он считается самым высоким собором Крыма – его высота достигает 65 метров. Храм, созданный в честь всех погибших на водах, был построен в 2006 году, а спустя два года торжественно освещен.

На каждой из четырех сторон фасада церкви выбита форма большого креста, в которую вписано изображение святого. Высота такого панно составляет 15 метров. Кроме того, в оформлении церкви использованы якоря и якорные цепи, а внутренние росписи посвящены Николаю Мирликийскому.

Вместе с тем над обрывом на территории храма оборудована беседка в форме «Летучего голландца». Здесь любят отдыхать и фотографироваться туристы.

В 2009 году при соборе начал работать еще один уникальный крымский объект – Музей катастроф на водах. Он состоит из 17 небольших помещений, каждое из которых посвящено резонансным трагедиям, произошедшим в морях и океанах.

Место почитания святого Луки

Одним из главных храмов Симферополя считается Свято-Троицкий собор. Он расположен в центре города на территории одноименного женского монастыря, а узнать его можно по голубым куполам с ажурными крестами и мозаичному рисунку на фасаде.

История храма начинается в 1796 году, когда на месте современного собора была возведена деревянная церковь для греков. Известен же он тем, что здесь хранятся мощи крымского святого – святителя Луки (Войно-Ясенецкого), который был доктором медицинских наук, целителем и епископом РПЦ. Также в храме хранится икона Божией Матери «Скорбящая». В 1998 году она чудесным образом обновилась, после чего крестным ходом ее пронесли через весь полуостров. С тех пор икона стала всекрымской святыней.

Стоит отметить, что при монастыре также действуют музей святителя Луки, пекарня, мастерские, воскресная школа и архиерейский хор.

Храм в неорусском стиле

Одним из красивейших храмов Ялтинского региона считается собор святого Александра Невского. Его строительство было неразрывно связано с российским императорским домом и велось с 1891 по 1902 год.

Храм выстроен в неорусском стиле, украшен различными декоративными элементами (пилястрами, сердечками, порталами, прочим). При этом бело-розовые тона и золотые купола придают церкви праздничный вид. Однако, несмотря на нарядное убранство, храм является памятником в честь императора Александра II, который погиб от рук народовольцев.

В свое время этот собор также пережил период забвения. Так, в 1938 году его закрыли, а внутри организовали спортивный клуб. Богослужения в соборе возобновились в 1942 году и с тех пор не прекращались.

Сегодня при соборе действует школа, есть детский хор.

В память о спасении семьи императора Александр III

На отвесной скале высотой 412 метров в южнобережном поселке Форос с 1892 года возвышается храм Воскресения Христова. Церковь с черными куполами построили в память о спасении царской семьи на железной дороге в 1888 году. Согласно истории, здесь потерпел крушение поезд, в котором ехал император Александр III с родными. При этом потолок вагона начал обваливаться, но глава государства, имевший большую физическую силу, удерживал его, пока вся семья не выбралась из поезда.

В 1929 году церковь была разграблена, в годы Великой Отечественной войны служила убежищем для пограничников Форосской погранзаставы. В мирное время в храме сначала работал ресторан, затем здесь оборудовали склад. Православной церкви собор вернули только в 1990-м.

В 2004 году здесь провели реставрационные работы: обновили фасад, отремонтировали мозаичный пол, заменили витражи, систему отопления, расписали внутренние стены, восстановили ограждение.

Сегодня Форосский храм – не только место для богослужения, но и одно из любимых мест туристов. Ведь со скалы, на которой стоит церковь, открываются живописные панорамные виды.

Пещерный храм на окраине Бахчисарая

В горах на окраине Бахчисарая несколько столетий назад появился Свято-Успенский мужской монастырь. Древние монахи возвели здесь несколько храмов, в том числе в скалах. Именно они привлекают сюда тысячи туристов каждый год – люди едут в монастырь, чтобы помолиться в пещерном храме, а также полюбоваться необычными сооружениями и красивой природой.

Известно, что в годы Крымской и Великой Отечественной войн на территории монастыря находился госпиталь, а на святых землях хоронили павших в боях солдат и офицеров. Также здесь несколько лет существовала колония для инвалидов. Кроме того, монастырь подвергался разорению и пережил годы забвения.

В последнее время на его территории активно ведутся строительные работы. Так, уже восстановлены четыре храма, дом настоятеля, колокольня и лестница, обустроен источник. Помимо того, здесь возводятся два новых храма.

По соседству с мечетью

Уникальным крымским храмом можно назвать православный собор святого Николая в Евпатории. За время своего существования он несколько раз перестраивался (первое здание было возведено еще в XVIII веке), а также дважды разрушался – в годы Крымской и Великой Отечественной войн. В советское время церковь то закрывалась, то вновь открывалась. Сегодня же она считается подобием собора Святой Софии в Константинополе и может одновременно принять до 2 тыс человек.

Храм имеет бетонный купол диаметром 18 метров и три престола: во имя святителя Николая Мирликийского, святого князя Александра Невского и апостола Иакова Зеведеева.

Собор расположен в исторической части Евпатории и входит в туристический маршрут «Малый Иерусалим». По соседству с ним находится культовое сооружение другой конфессии – средневековая мечеть Джума-Джами. Также недалеко от храма расположены синагога Егие-Капай, молитвенный дом крымчаков, караимские кенассы, армянская церковь святого Никола и другие интересные объекты.

Живописная церковь в честь святой Екатерины

В Феодосии, между автовокзалом и железнодорожной станцией, расположена величественная церковь во имя святой великомученицы Екатерины. Выстроенный в традициях XVII века собор является живописным памятником архитектуры. Закладка будущей святыни состоялась в 1892 году в день рождения императрицы Екатерины II.

Белоснежный храм со стрельчатыми окнами венчают ярко-зеленые купола. Стены собора стоят на высоком цоколе и по углам разделены колоннами. В основе плана храма – греческий крест.

В 1937 году церковь закрыли, превратив в склад. Однако спустя четыре года ее вновь открыли. В начале 2000-х годов здесь провели капитальный ремонт, построили новые объекты, в том числе воскресную школу, методический кабинет, библиотеку и гостиницу.

Из записок паломника

После череды виноградников, персиковых садов и бескрайней бахчи с полосатыми арбузами и желтыми дынями открылась долина, в конце которой возвышался холм, увенчанный высоким храмом. Золотые купола его горели в лучах закатного солнца. Подъезжали мы к нему через поселок Ильич, названный в честь самого пламенного христоненавистника и сокрушителя церквей. Назвали не по имени-фамилии, а задушевно, как обращаются к добродушному соседу, просто по отчеству: Ильич.

От Ильича до храма 19 верст. Освящен он во имя Живоначальной Троицы. Это самый высокий храм на юге России. Высота его – 62 метра. Для тех, кто приплывает к нам по морю, Россия будет начинаться с Троицкого храма. Стоит он на древней земле, о которой писали Гомер и Страбон. В X и XI веках это были земли самого богатого русского княжества – Тмутаракань. Где-то на его севере состоялась описанная в летописи битва Тмутараканского князя Мстислава с косожским князем Редедей.

Есть сведения о том, что в этих местах существовало два монастыря. Теперь монастырская жизнь возобновляется на Патриаршем подворье. На его территории и находится этот храм. В скором будущем здесь планируется создание духовного центра России с семинарией, образовательным, паломническим, миссионерским и прочими центрами. О великом будущем, ожидающем подворье, насельники говорят с осторожностью: «Если будущее будет и Бог даст, то тогда… А пока только планы и непростая жизнь». У подворья немалое хозяйство и большая нехватка рабочих рук. Много земли, техники, есть винный заводик, где производится кагор. Епархии, познакомившиеся с его достоинствами, теперь служат литургии на нем и не хотят возвращаться к прежним сортам. Часть земли отдана фермерам, занимающимся бахчевыми культурами. В день моего приезда во двор вкатили целую телегу дынь. Разбирать их стали не только трудники, но и соседи, живущие рядом с храмом, но в храме не появлявшиеся. Я решил пошутить – обратился к высокому молодому человеку, несшему две дыни: «Любите сладкую жизнь?» Тот улыбнулся: «У Бога всё сладкое. И полынь не горчит».

Если о будущем здесь говорить не решаются, то о прошедшем рассказывают с удовольствием. Об особой благодати этого места поведал лаврский старец Наум. Это по его молитвам собрались его духовные чада и построили грандиозный храм всего лишь за четыре года. Один из старейших монахов монастыря, работавший на стройке простым рабочим, показал мне фотографии, отражающие все этапы возведения храма:

– Представляете, только на один метр кладки уходило 60 тысяч кирпичей. Бетон заливали вручную. Господь явным образом руководил и помогал нам. А дружба и любовь у всех была такая – не могу без слез вспоминать. Молю Бога, чтобы еще хоть раз в жизни такое испытать.

Потом он рассказал, как во время установки на куполе креста приезжий архимандрит сказал: «Этот храм – чудо Божие. Ждите многих чудес».

«Чудеса пошли каждодневные. Мы их уже воспринимаем как закономерность. Живем под Покровом Божией Матери»

– И на следующий день трудник Евгений упал с 30-метровой высоты и нечего не сломал себе. Это было первое чудо. А потом пошли каждодневные. Мы их уже воспринимаем как закономерность. Живем под Покровом Божией Матери, где ангелам заповедано хранить нас на путях наших.

Храм, действительно, чудесный. В два этажа. Служба пока ведется только на первом. Три престола. Амвон такой, что священникам и диаконам, идущим с каждением, требуется немало времени, чтобы пройти в оба конца. Меня потряс хор. Мужественные красивые голоса. Но когда я увидел певчих и регента – не мог поверить: это были 12–14-летние отроки. Регент Иван на мой вопрос: «Где он учился регентскому искусству?» – ответил:

– Дома и в церкви. Отец у меня регент и священник. Я с детства на клиросе. Сестра моя стала махать (читай: дирижировать) с двенадцати лет. И я потихоньку научился.

Удивительно: за эти три недели, когда на долгих монастырских службах регентовал Иван, всё проходило без всяких сбоев.

Есть еще и женский хор из сестер, живущих в кельях по соседству с подворьем. Сестры тоже поют красиво и молитвенно.

Благодать чувствуется и за пределами храма. В ста метрах начинается обрыв, а с него открывается живописный вид. Широкая, до самого горизонта, синяя гладь Азовского моря, а под обрывом холмистая долина, покрытая разноцветными пятнами: голубое – небольшое озерцо, желто-серые – выжженная трава, темно-коричневые – деревья и кусты боярышника, заросли ежевики и всевозможных колючек. Серебрятся кроны дикой маслины. Ярко зеленеют кустики, похожие на молодые туи. Когда я стал спускаться по тропе через заросли боярышника, мне показалось, что я иду не к морю, а к Иордану. Деревца боярышника со скрученными от сильного ветра раскидистыми ветвями похожи на акации, растущие на Святой Земле.

Повсюду в покрытой желтой пылью земле темнели норы. Небольшие – змеиные. Норы побольше – каких-то грызунов. А довольно широкие – лазы в жилища неведомых зверей. Пастух Вадим, с которым я познакомился в первый же день, рассказал, что видел огромного енота величиной с овчарку. Я енотов не встретил, змей тоже. А вот птиц увидел немало. В один из вечеров из высокой травы совсем рядом с тропой вылетело сначала два фазана, а через несколько шагов еще одна пара. Много сорок. Два раза видел белых цапель. О чайках, разумеется, и говорить не приходится. Их, как и положено, над морем несметные стаи. В этих местах нерестится рыба. Раньше поселок Приазовский назывался Вольные Рыбаки. Сейчас рыбаков не видно. Рыбачат только чайки и бакланы. Правда, чайки не столько рыбачат, сколько дерутся с теми, кто выхватывает из воды рыбку. Вместо того чтобы самим нырять, несколько птиц с криками гоняются за удачливой рыбачкой, норовя на лету выхватить у нее из клюва добычу. Когда чайки сбиваются в плотную стаю и начинают вразнобой кружиться, кажется, что это серебристое живое облако. Особенно красиво это кружение при закатном солнце.

Читайте так же:  Мужской монастырь свято михайловский

В первых числах сентября каждый вечер я наблюдал за стаями птиц, улетавшими на юг. Казалось, они спешат за уходящим к горизонту солнцем, чтобы не остаться в темноте. Птицы потянулись на юг, стало быть, скоро наступят холода. Но утром те же птицы летели в обратном направлении: уже не высоко в небе, а над морем, почти у самой воды, словно хотели, чтобы никто не заметил их возвращения. Это были бакланы. Они на юг не улетают, а остаются зимовать вдоль всего черноморского побережья. Слава Богу, тревога оказалась ложной: холода не наступили.

Если идти с моря вверх по холму, то сначала появляются золотой купол и крест. Идешь к подворью и видишь, как Троицкий храм словно вырастает плавно из земли: виден все больше и больше, пока не поднимается в полную меру.

Послушание мне дали щадящее, и на него уходило немного времени. Работать в жару на солнцепеке я не мог из-за давления. А перед вечерней службой имел возможность совершать прогулки к морю и обратно. Вдоль тропы, петлявшей по склону холма, под сводом ветвей боярышника прятались от солнца коровы. Однажды пастух окликнул меня и неожиданно изрек: «Чувствуете, как сильно пахнет полынь? Это запах моего детства. А бабушка моя говорила, что судьба моя будет горькой, как полынь. Вот и напророчествовала». Он ухмыльнулся и ударил кнутом по сапогу. Корова, стоявшая рядом с ним, вздрогнула всем телом и на всякий случай метнулась в сторону. Пастух явно ждал моих расспросов о его горькой судьбе, но я извинился, пробормотал первые пришедшие на ум фразы о том, что все наладится, коль скоро он в монастыре, пожелал ему здравия и спасения и поспешил на службу. Полынь, действительно, пахла одуряюще. Ее здесь целые заросли.

По будням на службах были в основном свои да несколько благочестивых сельчан. Зато по воскресным дням храм переполнен. В первое воскресенье я увидел старого знакомого. Он инженер-дорожник. Закончив строительство дорог и тоннелей на Красной Поляне, перевелся в Тамань и строит Крымскую переправу. С ним было несколько коллег. У храма стояло десятка три автомобилей не только с кубанскими номерами, но и многих регионов России. Самый дальний – тюменский. Я спросил хозяина тюменского авто, откуда он знает об этой обители.

– Ничего о ней не знаю. Просто переправился из Крыма и еще на пароме увидел высокую церковь. Решил заехать посмотреть.

После службы народ расходился неохотно. Стояли группами по нескольку человек. Задавали вопросы монахам. В некоторых группах возникали споры. Длинноволосый странник в холщовой рубахе и рваных сандалиях просвещал собравшихся вокруг него пожилых женщин: «Ждем конца света. А свет давно кончился. Перегорела лампочка Ильича. Живем во мраке. Духовном. Будет беда. Мы ведь без беды никуда. Без беды нам Бог не нужен. У нас без беды одна беда». Я отметил смысловые и стилистические достоинства этого короткого монолога и захотел познакомиться с его автором. Но тут как назло меня оттеснили какие-то люди и стали задавать «серьезные» вопросы. Первым был «где тут у вас дворец патриарха?» Пока я им рассказывал о том, что здесь нет никаких хором, что подворье – это не поместье с дворцом и что монахи вместе с трудниками живут в единственном доме, какая-то женщина вывела странника из плотного окружения и увела – скорее всего к инокиням на трапезу.

В последнюю ночь я особенно долго стоял у обрыва и почувствовал, как душа сама начала молиться

После вечерних служб я выходил к обрыву и подолгу всматривался в темную даль невидимого моря, от края и до края заполненного гирляндой огней. Это корабли, стоящие на рейде в ожидании лоцманской проводки. Ночью кажется, что это не вереница кораблей, а противоположный берег реки с фонарями на набережной и домами с зажженными окнами. В бездонном небе ярко посверкивали разновеликие звезды, одиночной россыпью и собранные в созвездия. Через весь небосвод тянулся запыленный белесым туманом Млечный путь. Я подолгу стоял, запрокинув голову, вглядываясь в ночное небо: огромное, неохватное, потрясающее… Иногда его прочерчивали падающие звезды, медленно проплывали огоньки спутников. Тишину ночи время от времени разрывали тревожные вскрики ночных птиц. В последнюю ночь я особенно долго стоял у обрыва и почувствовал, как душа сама начала молиться. Это была молитва без слов. Душа сама знала, что и как поведать Тому, Кто призвал ее из небытия.

Послышались чьи-то шаги. Это был пастух, не сумевший рассказать мне о своей горькой судьбе. Он поздоровался и несколько минут стоял молча. Потом вздохнул и тихо проговорил: «Сердце переполняется красотой. Кажется, что меня вставили в какую-то картину и я стал ее частью. Звездное небо, морской простор с огнями на кораблях. Они как усиленное отражение звезд. Я часто стою здесь, любуюсь и боюсь, что прыгну вниз. Меня всегда высота притягивала».

Я не ожидал от него такой поэтичности, но мне вдруг стало страшно. А что если и вправду прыгнет? Он и я в двух шагах от пропасти. Над нами звездное небо – и ни души. Если он это действительно задумал, нужно удержать его. Но как? Как найти нужные слова? Такие, чтобы они исходили из сердца, источающего любовь. Только собственной сердечной любовью можно отогреть чужую оледенелую душу. Но в моем сердце не было этой любви. Оно все больше наполнялось страхом. А вдруг захочет для компании и меня прихватить? Одно резкое движение – и… Небо вдруг стало грозной декорацией к начинающейся трагедии. Я отступил от края на несколько шагов. Он, должно быть, почувствовал, что со мной происходит, и грустно усмехнулся: «Пойдемте домой. Через десять минут отбой». Возвращались мы молча, осторожно ступая по мягкой пыли тропы. Мне показалось, что мой спутник шел на цыпочках.

Самые большие православные храмы в мире

В мире есть три православных собора, которые в равной степени могут претендовать на звание «самый большой храм в мире». Один из них самый вместительный — это Цминда Самеба в Тбилиси. Другой — самый большой по габаритам: это собор святого Саввы в сербском Белграде. И наконец, самый высокий собор — это храм Христа Спасителя в Москве.

Самый высокий храм в мире

Храм Христа Спасителя в Москве. Его высота 103 метра — это почти 40-этажный дом. Но архитектор храма Константин Тон создал такие пропорции, что со стороны собор не кажется таким высоким или крупным. Большим? Да. Самым крупным или тем более самым высоким — нет.

Масштабы начинаешь осознавать, когда оказываешься внутри. Размеры центрального алтаря — как приходская церковь. Своды — захватывает дух.

При этом, в отличие от католических соборов, размеры которых также поражают, в храме Христа Спасителя не возникает ощущения, что ты — человек-мелкий (говорят, это особенность латинского стиля — дать человеку ощущение, что он муравей по сравнению с Богом). Ты — часть всего здания, это твой дом. Ощущение, которое так близко именно православном храме…

У этого собора была необычная и трудная история — начать с того, что изначально он должен был быть совершенно другим (совсем совершенно), и стоять не на Волхонке, а Воробьевых Горах. Но это совсем другая история.

Самые высокие православные соборы в мире

Итак, храм Христа Спасителя это самый высокий православный храм в мире — 103 метра.

А вот высота каких еще соборов превышает 90 или 100 метров:

101,5 метра — Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге. Образец, как раз, «латинской» архитектуры, когда храм это не только храм, но и величественный замок, который то ли «поднимает» тебя в высь, то ли «давит», не понятно…

97,5* — Цминда Самеба, Тбилиси, Грузия. Звездочка стоит, потому что всюду приводятся самые разные данные — вплоть до 86 метров без креста. Это связано и с конструктивной особенностью Собора (часть его на 10 метров уходит под землю), и с тем — считать крест за часть постройки или нет: а он семь с половиной метров…

96,0 — Спасо-Преображенский кафедральный собор в Хабаровске. Построен в 2004-м году. В отличие от храма Христа Спасителя, у него более вытянутые пропорции и поэтому он кажется гораздо выше.

93,7 — Смольный собор, опять Питер и опять пример «латинского» стиля. Как архитектура — безоговорочный шедевр Растрелли: абсолютно совершенная композиция. Но оказавшись внутри, понимаешь, почему так важно ценить и чтить традиции в храмостроении…

Если брать Европу, то там самым высоким православным храмом будет собор Трех святителей в Тимишоаре, Румыния — 83 метра. Вот он: (обратите внимание на отличную от нашей традицию в православной архитектуре — для Восточной Европы она совершенно привычна)

Самый вместительный храм

Цминда Самеба в Тбилиси (Грузия), Троицкой собор, храм Святой Троицы — самый вместительный православный храм в мире. Вообще говоря, некоторые считают его еще и самым высоким — 105 метров. Но это высота вместе с 7,5-метровым крестом, да и то — в лучшем случае, слишком разнятся данные от источника к источнику.

Но один факт неоспорим — это единственный православный собор, который может вместить в себя 15 тысяч человек.

Как и храм Христа Спасителя, собор возводился исключительно на пожертвования: от простых грузин до крупных бизнесменов. Строительство было закончено в 2004 году.

Храм спроектирован с отзвуками традиционного грузинского храмового стиля — как и храм Христа Спасителя с элементами старо-русского стиля.

Собор стоит на возвышенности на берегу реки Куры, виден отовсюду.

Цминда Самеба, как часто это бывает в случае с крупными соборами, включает в себя не только центральный, поражающий воображение, храм, но и девять часовен, которые расположены под землей на глубине более 10 метров (возможно, отсюда такие большие расхождения в высоте здания, и кто-то учитывает еще подземные сооружения).

А вот какие еще храмы, не считая Троицкого собора, входят в «пятерку» самых вместительных (все цифры оценочные, то есть -приблизительные):

  • 14 000 человек — Исаакиевский собор (Санкт-Петербург)
  • 12 000 — Михайловский кафедральный собор (Черкассы, Украина)
  • 11 000 — собор Святого Саввы (Белград, Сербия)
  • 10 000 — это сразу несколько храмов: храм Христа Спасителя (Москва) ; храм влкмч. Пантелеимона (Афины, Греция); Спасо-Преображенский собор (Одесса, Украина); храм Гроба Господня (Иерусалим, Израиль)
  • Самый большой православный храм

    Ну а если под величиной храма подразумевать его ширину, помноженную на длину, то самый большой православный храм — это сербский собор во имя святого Саввы в Белграде.

    Его длина — 91 метр, ширина — 81 метр (для сравнения: Цминда Самеба — 77 на 65 метров, храм Христа Спасителя — 60 на 60).

    Это «долгострой» в самом прямом смысле этого слова. Строительство началось в 1935 году. Потом случилась война, потом — советская власть. Возобновились работы только 1986 год. Насколько нам известно, сейчас почти закончены отделочные работы.

    Собор очень приземист по пропорциям. При своих огромных размерах, он на 24 метра ниже храма Христа Спасителя — «всего» 79 метров.

    На верхушке четырех-тонного центрального купола (говорят, его поднимали дольше месяца!) — огромный, 12-метровый позолоченный крест, а на других куполах — еще семнадцать крестов. И еще несколько десятков колоколов, самый крупный из которых весит 12 тонн!

    Но всё это просто цифры.

    Величие любого храма не в метрах — а в собрании христиан. На отпевании патриарха Павла в 2009 году у вокруг собора собралось более миллиона человек.

    Каждый большой собор несет в себе две судьбы

  • первая — это судьба храма, в котором совершаются Таинства, и где могут собраться в едином порыве ко Христу тысячи людей.
  • вторая судьба — или, скорее «крест» — это роль символа (города, или страны), который обрекаем быть туристическим местом. То есть святым местом низводимым в глазах людей до просто красивого здания, тонущем в суете, фотовспышках и разговорах…

Второе, наверное, неизбежно, но надо всегда помнить, чем отличается туризм от паломничества и не становиться подле соборов благосклонными туристами:

Турист смотрит на здания «сверху-вниз»;

а паломник — ощущает себя в доме Отца Небесного.

Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте