Меню Закрыть

Подростки не посещают музеи

Развитие подростка: как вырастить культурного человека?

Как говорить об искусстве без занудства? Когда музей — это не только лекции, но и клуб, и спектакли, и раскопки.

Когда ребенок вырастает, он все меньше прислушивается к словам родителей — и все реже соглашается ходить туда, где полезно и интересно. Как познакомить подростка с мировой культурой — историей, живописью, архитектурой — без занудства и усыпляющих лекций? Наталья Гомберг, преподаватель Клуба Юных Искусствоведов ГМИИ им. Пушкина, сама не так давно отучилась в нем — и знает многое и об искусстве, и о современных подростках.

— Как вообще дети попадают в знаменитые кружки при Пушкинском музее — они просятся сами, их приводят родители?

— Так как музей давно стоит на своем месте, многие приходят по семейной традиции. Часто бывает, что еще родители занимались в кружке, и хотя немногие из них потом стали искусствоведами, приятные воспоминания остались. Три года назад мы праздновали Клуба — такая серьезная дата. Из выпускников выросли очень разные люди — от экономистов, программистов до искусствоведов и антикваров. На встрече они вспоминали, как 49 лет назад приходили сюда и с вызовом заявляли, что им нравится творчество Сальвадора Дали, а им спокойно говорили: «И хорошо».

— Как и чем можно заинтересовать подросшего ребенка?

— Форма работы для самых старших — это Клуб Юных Искусствоведов. И я считаю, что именно это должно привлекать подростков : что музей не просто такое место, где картины и лекции, это место, где они могут об этом поговорить — и тусовка, которую они сами воспринимают как правильную.

Сейчас у нас появился отдельный особнячок, и получилось замечательно. Дети, бывает, звонят мне в субботу: «А можно мы сегодня зайдем в аудиторию посидим, если там не занято?». Ну, конечно, можно — лучше, чем если они будут во дворе мерзнуть или в кафе, сбросившись на одну чашечку кофе. Они могут прийти в музей, где у них свой чайник, свои чашки, которые они знают, откуда достать — музей становится для них своим, родным. Они знают, что на майские мы поедем в поход — «закрывать год»: места все время разные — я стараюсь не повторяться. Два года назад, например, поехали в Переделкино, потом сели на травку, достали гитару и долго, много пели Окуджаву — там же и его музей тоже есть. И тут одна девочка сказала: «Странно, я думала, что так только с семьей проводят выходные, а оказывается, это можно делать и с ровесниками».

И для меня самой это в свое время стало открытием. Я в музее с 10 лет — с тех пор, как мама меня привела. Посещение кружка было семейной традицией: мама сама там занималась, брат — он сильно старше меня, ему под 40 — тоже занимался в Пушкинском музее. Клуб становится для подростков местом, где есть те люди, те события, те темы для разговора, которых им в школе не хватает. Хотя школы у них очень разные: есть обычные районные, есть хорошие спецшколы.

Вуди Аллен и Как сделать гроб своими руками

— Бывает, что дети уходят потому, что не нравится?

— Бывает, но процесс утряски обычно заканчивается через полгода. Вот, например, сейчас из 28 осталось 20. Но история искусств — это только одна из тем, у детей еще оказывается много других тем для обсуждения, не всеми из которых я, кстати, довольна. И они перенимают интересы друг у друга: один мальчик начал играть на гитаре — и все потянулись за ним. Ну, конечно, снобствуют немножко: «Вот мои одноклассники, они ничего не знают. » Но я стараюсь подкинуть им мысль, что и с одноклассниками есть о чем поговорить. Люди очень разные, компании разные. Это их осознанное решение, с кем они хотят себя идентифицировать, но это не значит, что они не должны общаться ни с кем другим. Снобизм никому не полезен.

— То есть ребенка надо помещать в разные группы — но не перетянет его ли его наименее требовательная, наиболее легкая?

— Подростковые группы не бывают нетребовательными: там все равно надо что-то делать, каждый старается как-то выделиться. Поэтому мой возраст — 25 лет — подходящий — мы для них между взрослыми и ровесниками. Мы можем, не встраиваясь в их отношения между собой, подкинуть тему для обсуждения, подбросить книжку посмотреть. Такая группа становится для них принимающей и безопасной. И тогда она тоже становится легкой, хотя, безусловно, требует больше усилий, больше размышлений и разговоров.

Скажем, мы с ним смотрим Вуди Аллена — это большое кино, но оно легкое, веселое — и ложится лучше. Нужно обходиться без истязания. Мне иногда проще с ними в живые картины или шарады поиграть, чем заставлять многословно и заумно анализировать чье-то творчество.

В конце года мы выпускаем спектакль: дети делают все сами от декораций до музыки. В прошлом году ставили пьесу Николая Эрдмана «Самоубийца». Это прекрасная пьеса, но требовала некоторого монументализма — в результате мои чудо-мальчики срубили гроб — такой натуральный, с 6 ручками. Они съездили, накупили досок, где-то в гараже, где они ремонтируют мотоциклы, его сколотили. Спектакль — это бонусный результат, который венчает и без того приятные занятия. Особенно это важно для тех, у кого нет специального интереса к искусству, кого привели родители.

Попутно мы слушаем музыку про это время, картинки той эпохи смотрим, разговариваем. Получившийся спектакль мы потом показали в «Мемориале» в пользу детей иммигрантов и собрали полный зал, это было потрясающе.

— Получается, что вы не только в музее занимаетесь, но и ездите куда-то.

— Да, мы сначала, когда группа только складывается, ездим на 1 день, потом — с ночевкой, а потом уже, когда мы хорошо знаем друг друга, надолго. Прошлым летом ездили на раскопки в Тамань.

Я первый раз возила туда детей — и когда вернулась, поняла, что немного погорячилась: 15 подростков, море, солнце, обрыв. Археологические раскопки — это адски тяжело: это физический труд, это 8 часов на жаре — с 5 утра до часу дня. Взрослые поначалу, конечно, присматривались — думали, что «малыши» сейчас запросятся домой, сейчас заплачут. Детям было тяжело, но они вытерпели — и чувствовали гордость, что вот этот квадрат очистили сами. И каждое событие дня после этого ощущалось, как заслуженное: и обед, и море, и поход в домик Лермонтова — а потом где-нибудь под забором полежим, почитаем «Тамань». Для них это большая часть жизни, и они этой летней поездки ждут весь год.

Вообще, поехать за границу, купив тур, может каждый. Вот показать, как можно по-другому — это задача. Поэтому мы ездим всегда как-нибудь экстремально: живем в школе, в хостеле, так, чтобы нас можно было упаковать в одну комнату — чтобы я могла лечь поперек двери и знать, что они никуда не уйдут. Хотя дети все, на самом деле, прекрасные — я в них в каждом уверена на 100%: если я сказала «нет», значит «нет».

И вот мы идем к самой древней церкви Владимиро-Суздальского княжества, которая в очень плохом состоянии и недолго, видимо, еще простоит — так вот, идем по полю — там не очень далеко, И тут собираются огромные тучи, дует ветер. Думаю: «Сейчас нас смоет». Но детям говорю: «Ребят, ну в экскурсионном автобусе было бы совсем же по-другому». Смотрю, они улыбаются — явно уже это обсудили. И отвечают: «Да, в автобусе мы бы спали, ели чипсы, и чувствовали, что каждый следующий памятник, на который нас вытаскивают посмотреть, только отвлекает от наших дел. А тут вариантов нет, отступать некуда» — и смеются.

— Во время учебного года как часто проходят занятия?

— В подростковую группу набирают с 14 лет, программа рассчитана на 3 года: лекции по истории и семинары. В первый год занимаемся раз в неделю, третий год — пореже, потому что одиннадцатиклассникам немного не до того. Но я веду все три «курса», и мне кажется важным, чтобы они дружили: мы вместе ездим, вместе ставим спектакли. Приходят и выпускники КЮИ, поступившие в разные ВУЗы — среди них иногда нет не то что искусствоведа, но даже историков — за то есть врачи, химики, биологи, музыканты, дизайнеры и мультипликаторы. И хотя они уже студенты, мы продолжаем общаться.

— А что делать, если подросток предпочитает виртуальный мир реальному?

— Наверняка что-то из того, что ему там нравится, можно найти вовне — просто для этого нужно вникнуть в интересы ребенка. Они же все за разным туда залезают: кому-то картинки нравятся, кому-то адреналин нужен, который дают компьютерные игры. Если любит гонки — может, ему понравится выставка ретро-автомобилей. Если ему нравятся монстры и трансформеры — пойдем посмотрим на их прабабушку и прадедушку — гарпий, горгулий и мумий. Если еще рассказать, как Сет Осириса порубил на мелкие кусочки, а потом их собрали по всему Египту, эта история способна тягаться с сюжетом из WarCraft.

Есть околомузейные приложения для компьютеров и смартфонов, которые считывают код, напечатанный рядом с экспонатом и рассказывают о нем что-то дополнительно — эта связь реального и виртуального может заинтересовать детей.

Вообще не каждому ребенку, да и не каждому взрослому, это надо — постоянные посещения музеев и беседы об искусстве. Но для каждого можно точно найти что-то, пускай одно, что ему понравится, что расширит его кругозор. Если говорить о тех же компьютерных играх, то дети часто играют во что-то довольно жестокое — а мифов жутковатых много: вспомнить хотя бы, как Аполлон снимал кожу с Марсия, который посмел соревноваться с ним в игре на флейте, или про тех же египетских богов Осириса и Сета. Ребенок это точно запомнит. А вдобавок к этому про Аполлона можно и что-то другое рассказать, не только про Марсия. Вопрос той ноты, на которой мы заканчиваем.

Современные подходы к работе музея с детьми и подростками: интерактивность, соавторство, сотворчество Текст научной статьи по специальности « Культура. Культурология»

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Прокудина Д.А.

Проведен анализ успешного опыта внедрения идеологии «открытого музея» в работу российских музеев с детской и подростковой аудиторией. В центре внимания практики использования интерактивных экспонатов и отношение к ним юных посетителей. Анализируется модель взаимодействия музея с подростками на принципах соавторства и сотворчества. На примере акции ГМИИ им. А. С. Пушкина «Я покажу тебе музей » демонстрируется продуктивность ее применения в музейной работе.

Похожие темы научных работ по культуре и культурологии , автор научной работы — Прокудина Д.А.,

The modern approaches in the work of the museum with children and teenagers: interactivity, co-authorship, co-creation

The article is dedicated to the successful experience of the implementation of the >museum » in the work of Russian museums with children’s and teenage audience. It focuses on the practices of using of interactive exhibits and the attitude towards them of young visitors. The model of interaction of museums with teenagers on the principles of co-authorship and co-creation is also analyzed. The author shows haw The Pushkin State Museum of Fine Arts program «I’ll show you the museum » demonstrates the productivity of its use

Текст научной работы на тему «Современные подходы к работе музея с детьми и подростками: интерактивность, соавторство, сотворчество»

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К РАБОТЕ МУЗЕЯ С ДЕТЬМИ И ПОДРОСТКАМИ: ИНТЕРАКТИВНОСТЬ, СОАВТОРСТВО, СОТВОРЧЕСТВО

Проведен анализ успешного опыта внедрения идеологии «открытого музея» в работу российских музеев с детской и подростковой аудиторией. В центре внимания — практики использования интерактивных экспонатов и отношение к ним юных посетителей. Анализируется модель взаимодействия музея с подростками на принципах соавторства и сотворчества. На примере акции ГМИИ им. А. С. Пушкина «Я покажу тебе музей» демонстрируется продуктивность ее применения в музейной работе. Ключевые слова: музей, дети и подростки, Hands On!, интерактивный экспонат, Экспери-ментаниум, «Музейный инспектор», Государственный Дарвиновский музей, «Пройди путем эволюции», соавторство, ГМИИ им. А. С. Пушкина, «Я покажу тебе музей».

The article is dedicated to the successful experience of the implementation of the ideology «Open museum» in the work of Russian museums with children’s and teenage audience. It focuses on the practices of using of interactive exhibits and the attitude towards them ofyoung visitors. The model of interaction of museums with teenagers/ on the principles of co-authorship and co-creation is also analyzed. The author shows haw The Pushkin State Museum of Fine Arts program «I’ll show you the museum» demonstrates the productivity of its use.

Читайте так же:  Музей дурылина в болшево

Keywords: museum, children and teenagers, Hands On!, interactive exhibit, Experimentanium, «Museum Inspector», State Darwin Museum, «Go by the way of the evolution», co-authorship, The Pushkin State Museum of Fine Arts, «I’ll show you the museum».

Существенной составляющей процесса модернизации отечественных музеев является внедрение в их работу идеологии «открытого музея». Как отмечается в разработанной Минкультуры России «Концепции развития музейной деятельности в Российской Федерации на период до 2020 года», ее суть состоит в радикальном изменении роли человека в музейном пространстве. Из пассивного потребителя музейной информации он должен стать полноправным участником диалога, соратником и партнером. Такие изменения возможны за счет развития

© Прокудина Д. А., 2019

интерактивных форм взаимодействия, а также соавторства и сотворчества музея с его посетителями [4, с. 5].

Обратимся к вопросу о том, как идеология «открытого музея» реализуется сегодня в работе ведущих российских музеев с детской и подростковой аудиторией.

В настоящее время интерактивные технологии все шире применяются в музейном пространстве. Интерактивность обычно трактуется как «создание максимально комфортных и продуктивных условий для диалогического общения посетителя с музейными предметами, музейной средой в реальном и вирту-

альном образовательном пространстве. Эти условия должны побуждать публику чувствовать, мыслить и действовать в связи с музейными объектами в предлагаемой или предполагаемой ситуации» [5, с. 135].

Предлагая юному посетителю возможность активного знакомства с музейной экспозицией в форме увлекательного исследования, творческой деятельности, игры, музей стремится заинтересовать и вовлечь в ее освоение. Кроме того, применение интерактивных технологий призвано повысить эффективность усвоения знаний, которые глубже осмысляются и лучше запоминаются, если добыты самостоятельно.

В рамках данной статьи обратимся к вопросу о внедрении в экспозицию интерактивных экспонатов, знакомство с которыми основано на принципе «Hands On! (руки включить)» и предполагает «ручное» их освоение.

Интерес к этому принципу в профессиональной музейной среде можно фиксировать начиная с 1990-х гг. Так, в 1994 г. возникло неформальное сообщество директоров европейских музеев «Hands On!», которое в 1998 г. преобразовалось в Европейскую, а в 2019 г. -Международную ассоциацию детских музеев. Музеи, убеждены идеологи организации, должны развивать любознательность и воображение детей, всесторонне учитывать их особенности восприятия и потребности. Организация обеспечивает обмен опытом между музеями мира, стремящимися стать увлекательными и доступными для детей [9].

В качестве примера музея, в котором принцип «Hands On!» максимально реализован, можно привести московский Музей занимательных наук «Экспери-ментаниум» [8]. Здесь представлено более 300 интерактивных экспонатов,

которые «трогать не только можно, но и нужно!». Они позволяют посетителю на собственном опыте познакомиться с акустикой, оптикой, электричеством, магнетизмом, гидродинамикой, космонавтикой и др. [5].

Востребованность таких экспонатов подтверждает то, что, по мнению детей и подростков, участников интерактивного образовательного проекта «Музейный инспектор», реализованного компанией «Экспомания», именно «Эксперимента-ниум» оказался лучшим музеем Москвы. В проекте участвовали 1030 школьников (7-16 лет), проживающих в Москве и Московской области. С 1 ноября 2012 г. по 30 апреля 2019 г. они посещали музеи в роли инспекторов и заполняли отчеты. По результатам инспекции были выявлены 10 самых интересных и дружественных юным посетителям музеев, а также составлен каталог музеев Москвы с их оценками и мнениями. Уникальность проекта состоит также в том, что музеи получили возможность посмотреть на свою работу глазами детей и подростков и внести необходимые коррективы. Приведем примеры ответов участников на вопрос об «Экспериментаниуме»: «Что ты сможешь рассказать о музее своим друзьям?»

«Музей интересен тем, что все можно потрогать и испробовать на себе. В общем, можно творить. Очень интересно было собирать человеческую голову и делать вулкан, а самое невероятное — оказалось, что можно совершенно спокойно сидеть на стуле с гвоздями и не больно». Иван Печёнкин, 13 лет.

«. Он совсем не похож на обычный музей, потому что все экспонаты там можно трогать и экспериментировать с ними. Там я смог поиграть в головоломки и попробовать сыграть на разных музыкальных инструментах. А еще там

можно было покричать в специальную трубу и измерить силу своего крика. В этом музее очень весело и интересно!» Даниил Сафронов, 13 лет.

«Ребята, там круто! Можно трогать все экспонаты руками, играть на настоящих музыкальных инструментах, гитаре, барабанах, подробнее узнать о строении человеческого тела, а больше всего запомнился зеркальный лабиринт и, конечно же, огромные-преогромные мыльные пузыри!» Полина Галаева, 12 лет [7].

Эти и многие другие ответы участников проекта ярко демонстрируют восторг и интерес, которые вызывает у юношеской аудитории применение интерактивных экспонатов. Возможность самостоятельно поставить эксперимент и получить удивительный результат, почувствовать на собственном опыте действие законов природы, приобщиться к открытиям и изобретениям людей вызывает радость и энтузиазм.

Однако у упомянутого музея есть специфика, которая и позволяет в полной мере реализовать в нем принцип «Hands On!». Специалисты по музейному делу отмечают, что «Эксперимен-таниум» не вполне корректно называть музеем, поскольку он не представляет памятников истории и культуры. Для определения такого рода интерактивной площадки правильнее использовать специальный термин, например «экспло-раториум» (от английского explore — исследовать). Так называются подобные учреждения в США. Возможности традиционного музея в применении экспонатов, которые можно трогать руками, ограничены тем, что в нем представлены предметы, обладающие историко-культурной ценностью и требующие бережного обращения [6].

То, каким образом традиционный музей все же может дать возможность

юным гостям знакомиться с экспонатами «на ощупь», проанализируем на примере Государственного Дарвиновского музея. По итогам проекта «Музейный инспектор» он занял второе место в музейном рейтинге. Обратимся к рассмотрению интерактивной экспозиции «Пройди путем эволюции» [2].

Она представляет собой лабиринт, по которому посетителю предлагают совершить путешествие во времени от зарождения жизни на Земле до появления стоянок первобытных людей. На дорожке светящимися полосами обозначены названия эр и периодов в истории планеты, указано время, когда они начались. Разработчики проекта стремились создать эффект присутствия. Так, раздел, посвященный жизни на планете до выхода животных на сушу, оформлен как подводное дно. Его разделяет стена, внутри которой течет вода. Посетитель слышит шум волн, видит изображения живых организмов того времени и видеофильмы о них.

Среди представленных экспонатов более 50 моделей древних животных и растений, сделанных в натуральную величину, их ископаемые останки, а также «живые ископаемые» — древние животные и растения, дожившие до наших дней. В схему продвижения разработчики включили интерактивный игровой элемент. На полу лабиринта написаны вопросы, и, выбирая ответ, посетитель двигается по указанной стрелке. Если ответ неверен, он упирается в тупик. Например, если на вопрос «Кто выживет в сухом климате?» он отвечает «амфибии», а не «рептилии», то упирается в стену, на которой загорается надпись «крупные амфибии вымерли, современных всего три отряда», и вспыхивают изображения их представителей.

В экспозиции активно используются экспонаты, которые можно трогать руками, например окаменевший трилобит, отпечаток на камне первой птицы на Земле — археоптерикса, зуб тираннозавра и др. Эти экспонаты преимущественно расположены низко, чтобы ребенку было удобнее до них дотрагиваться, и защищены прозрачным покрытием с отверстием для руки.

Здесь также задействованы многочисленные установки с кнопками, на которые нужно нажимать, чтобы больше узнать о древних обитателях планеты или выбрать правильный ответ на вопрос. Их работа основана на принципе «Hands On!», но непосредственного контакта с музейными экспонатами не происходит. Преимущественно установки мультимедийные, но есть и такие, в которые вмонтированы музейные экспонаты. Например, в одной установке задается вопрос: «Кто из этих животных появился в Силуре?», а внутрь в качестве вариантов ответа помещены засушенные многоножка, стрекоза, бабочка и скорпион. В другой — варианты ответа на вопрос «Какие камни можно использовать для высекания огня?» представлены в виде кусочков кремня, пирита и известняка. Если посетитель дает правильный ответ, в самой установке загорается огонек, а также вспыхивает костер в музейной инсталляции жилища древнего человека. В конце экспозиции посетителю предлагается поставить в своем буклете печать с изображением мамонта, которое создал древний художник, живший 15 тысяч лет назад.

Экспонаты, с которыми юный посетитель знакомится «на ощупь», воспринимаются с интересом и энтузиазмом. Их применение делает музей дружественным детям и подросткам, он может стать любимым местом проведения досуга.

Хотя тематика и характер коллекции могут ограничивать возможности их применения, креативное внедрение таких экспонатов представляется плодотворным и перспективным.

Согласно упомянутой идеологии «открытого музея», посетитель не только становится участником диалога в музейном пространстве благодаря внедрению интерактивных технологий. Он превращается в соратника и партнера музея и взаимодействует с ним на принципах соавторства и сотворчества.

Применительно к юным посетителям такая форма сотрудничества наиболее перспективна в работе с подростками. В этом возрасте у человека проявляется стремление к самостоятельности, самореализации, желание добиться успеха и получить признание окружающих. Образно говоря, у подростка возникает желание не играть по чужим правилам, а самому определять правила игры.

В качестве примера успешной модели привлечения подростков как полноправных соавторов музейного образовательного процесса проанализируем акцию «Я покажу тебе музей», которая 23 апреля 2019 г. в пятый раз прошла в ГМИИ им. А. С. Пушкина [3]. В день проведения акции управление музеем переходит в руки членов Клуба юных искусствоведов (КЮИ) — ребят в возрасте 13-18 лет.

У ГМИИ им. А. С. Пушкина накоплен многолетний опыт педагогической работы с подрастающим поколением. Музей, по замыслу его основателя И. В. Цветаева, создавался при Московском университете как образовательное и воспитательное учреждение с целью «. внести художественный элемент в образование наших средних школ и в наше семейное воспитание. дать учащемуся юношеству и публике необходимые средства к из-

учению искусств, к облагораживанию их вкусов и развитию в них эстетических понятий». Более 50 лет здесь работают кружки и клубы для школьников и дошкольников. В 1960 г. был создан Клуб юных искусствоведов [1].

Впервые акция «Я покажу тебе музей» прошла 8 февраля 2019 г. и благодаря успеху мероприятия теперь проводится на регулярной основе. В этот день ребята из КЮИ занимают места экскурсоводов, консультантов, администраторов. Обычно в акции участвуют 100-150 подростков. В течение всего дня посетителям предлагается насыщенная и разнообразная программа, которую ребята сами разрабатывают и проводят: экскурсии, семинары, перформансы, спектакли, лекции, квесты, игры и викторины, флешмобы. Творческая инициатива и нестандартный подход к подаче материала только приветствуются.

Так, 23 апреля 2019 г. в залах музея ребята проводили экскурсии-семинары: «Человек Средневековья», «Цвет: Видим. Понимаем?», «Два мира. Две культуры», «Эпос, высеченный в камне» и др. Здесь же проходила экскурсия-перфор-манс «Образ жизни», знакомящая с повседневностью европейцев XVI-XVII вв. Из перформанса «Говорят.» посетители узнали, что говорили об искусстве Моне, Ван Гог, Матисс и Пикассо. На экскурсиях-прогулках «Музейный городок» ребята рассказывали о зданиях музея, их архитектуре, прошлом и будущем.

Посетителям был также представлен театральный проект «Фантасмагория камерного театра» и спектакль-променад «В очередь». В десяти лекциях, прочитанных ребятами, они рассказали самое, на их взгляд, важное и интересное о коллекциях музея. Проводились игры и викторины, а также был организован флешмоб «#обнимимузей».

Гостям музея также предлагалось поучаствовать в квестах, подготовленных членами КЮИ. Квесты, рассчитанные на детскую аудиторию, были напечатаны на бумаге и раздавались администраторами. Для посетителей постарше были созданы два квеста на сторителлинг-платформе izi.TRAVEL, для прохождения которых использовался смартфон. Участвуя в квесте «Оживший Пушкинский», требовалось разгадать музейную тайну, выполняя задания и отгадывая загадки оживших экспонатов, озвученных ребятами. На улице гостям музея предлагалось пройти квест «При чем здесь Пушкин?».

Акция «Я покажу тебе музей» демонстрирует, каким продуктивным может быть предоставление подросткам возможности стать соавторами музея. Участники подходят к подготовке и проведению акции с энтузиазмом, старательно и творчески. Они креативно используют как традиционные, так и инновационные методы работы. Создание ребятами квестов на платформе izi.TRAVEL свидетельствует о том, что они готовы задействовать и новые информационные технологии. Отметим, что равноправное сотрудничество музея и подростков взаимовыгодно. Акция дает возможность подростку проявить себя и поделиться своими идеями и знаниями с посетителями. С педагогической точки зрения это важный мотивационный фактор в изучении истории искусства и стимулировании творчества. Для музея, в свою очередь, особенно важно, что такая акция способствует привлечению в него детей и подростков. Посещая музей в дни акции, они вовлекаются в музейную среду, вдохновляясь примером юных искусствоведов, благодаря которым музей начинает говорить с ними на одном языке.

¦ ЛИТЕРАТУРА И ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ

1. ГМИИ им. А. С. Пушкина. Мусейон. Центр эстетического воспитания детей и юношества. URL: http://www.museyon.ru/history/index.php

2. Государственный Дарвиновский музей. Пройди путем эволюции. Интерактивная экспозиция. URL: http://www.darwinmuseum.ru/ projects/constant-exp/projdi-putem-evolyucii

3. Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Я покажу тебе музей. URL: http://www.arts-museum.ru/events/ archive/2019/i_will_show/index.php

4. «Концепцияразвития музейной деятельности в Российской Федерации на период до 2020 года». Министерство культуры Российской Федерации. URL: http://mkrf.ru/upload/ mkrf/mkdocs2019/20_02_2019_1.pdf

Читайте так же:  В г Калуге музей космонавтики

5. Мацкевич М. В. Интерактивность в музее: прямая и обратная перспектива //

Музейный просвет: сб. статей / под ред. М. Б. Пиотровского и А. А. Никоновой. СПб., 2009. С. 134-141.

Как сводить ребенка в музей, чтобы он не взвыл от скуки (10 правил)

Огромные тапки, огнетушитель и стресс

– Зачем ребенку ходить в музей?

– Да вроде незачем. Растут же дети в деревнях совсем без музеев, и ничего, хорошими людьми становятся. Поэтому нет однозначного и единственного ответа на этот вопрос. Но, знаете, я очень хорошо помню свои детские впечатления от невероятно красивого дома, в который однажды мы пришли с родителями. Мимо больших колонн мы поднялись по парадной лестнице. Оказались в каком-то особенном пространстве, где я, совсем маленькая девочка, почувствовала себя принцессой в волшебной стране.

Пусть я их знала лишь в репродукциях, но мне тогда очень нравились две работы – пейзаж с Парфеноном Поленова и «Красные виноградники» Ван Гога. И когда, оказавшись в ГМИИ им. Пушкина, я увидела и то и другое, решила для себя, что уходить отсюда я никуда не хочу.

Много лет спустя, когда я уже давно работала в музее, мне пришла в голову мысль, что каждый из нас выбирает профессию, опираясь на те базовые впечатления, которые когда-то получил в детстве.

Я работаю с детьми уже пятнадцать лет и знаю, что музей для ребенка – намного больше, чем занимательная прогулка. Это выход из пространства привычных впечатлений, из рамок своего дома, из обыденности. Это большое и особенное путешествие, которое, хочется верить, чаще приятный опыт их жизни. Это знакомство не просто с произведениями искусства, но с людьми других эпох и культуры, которые одевались по-другому, скакали на конях, ездили на санях…

Всё это сильно расширяет исторический кругозор ребенка. Конечно, у детей до определенного возраста – до пятого класса уж точно (10–11 лет) – в принципе хронологического сознания не существует, во всяком случае, нет чувства времени. Тем не менее посещение музея помогает детям расширить исторический кругозор и глубже прочувствовать собственную историю. Очевидно же, что ребенку не меньше, чем взрослому, важно ощущать, что он не вырван из контекста времени и жизни.

Музей – это созерцание красоты, которое учит детей подмечать красоту вокруг себя, в собственном доме, дворе, на улице, но в равной степени и учит замечать некрасивое, то, что режет глаз и хочется скрыть. Не раз слышала от родителей, что после посещения музея дети стараются убраться в своей комнате и развесить собственные рисунки по стенам; девочки становятся внимательнее к своему внешнему виду и все дети без исключения начинают оперировать такими понятиями, как «одеваться в стиле XVIII века», «в стиле королевы», «как древнегреческая муза».

Пребывание в музее, изучение выдающихся произведений искусства волей-неволей воспитывают не только в ребенке, но и в любом человеке определенный вкус и желание воссоздать это особенное пространство там, где живешь сам.

Если спросить любого из нас о впечатлении, которое он пережил, впервые придя в музей, то в ответ мы услышим либо «вау, как там было красиво», либо «Боже, эти огромные тапочки, спадавшие с ног, и музейные тетеньки на стульях, а еще длинная очередь». Первое впечатление – самое важное, самое большое и самое значимое для детей.

Как-то один священник рассказал о своем первом посещении в раннем детстве Третьяковской галереи. На вопрос родителей, что же ему больше всего понравилось, он отвел их в закуток, где стоял огромный красный огнетушитель. Не всё в пространстве музея детям понятно, а если интересно, то часто совсем не то, на что взрослые рассчитывают. Есть ли какие-то рекомендации, которые могут помочь родителям сделать посещение музея интересным и понятным?

– Вот представьте, вы родитель. Ваш ребенок начал ходить. Вы впервые пришли с ним на детскую площадку. Что вы делаете? Прежде всего озвучиваете пространство, последовательно даете вербальное объяснение всему: «Смотри, малыш, вот песочница, а вот песок. Берем лопатку, насыпаем песочек в формочку. Переворачиваем, стучим, получаем куличик. Интересно же».

Так же бывает, когда мы ходим в зоопарк. Заранее рассказываем о предстоящей встрече с миром диких животных. А подходя то к одному вольеру, то к другому, никогда не забываем сказать: «Это мартышка, а это длинношеее животное – жираф, а тут, смотри, в луже купается огромный бегемот. Забавный, правда?»

Для маленьких детей, особенно живущих в отдаленных районах, любой выезд, вырывание из привычного уклада жизни – это стресс. Безусловно, первое, что следует сделать родителям – это подготовить детей к посещению музея. Рассказать, что завтра, например, их ждет невероятное путешествие в мир картин и скульптур. Пусть ребенку не знакомо ни первое, ни второе слово, но вербально он уже получает подготовительную информацию.

Во-вторых, вам следует научиться озвучивать всё, что вы будете видеть перед собой: «Смотри, это музей, а это парадная лестница, по которой мы с тобой сейчас войдем в этот сказочный дворец…» Для своих учеников я стараюсь сделать музей не каким-то недоступным и помпезным местом, а домом, с обитателями которого всегда можно познакомиться. Для детей это тут же становится актуальным. Они прекрасно знают, что такое дом и что такое обитатели дома. Скульптуры, картины, вазы, наряды, любые другие древности для них оказываются просто неожиданными обитателями.

В-третьих, с детьми необходимо вести живой диалог и не навязывать свою точку зрения. Нужно идти за ребенком и на любой его вопрос давать увлекательные объяснения, даже если вы не знаете правильного ответа. Не бойтесь ваших предположений. Представьте, вы хотите ребенку показать какой-то интересный для вас зал, а он вдруг застрял у веревочки, которой огорожен экспонат. Дайте возможность ему потрогать эту веревочку. А потом обратите внимание, что она прикреплена к столбикам, а столбики преграждают путь к скульптуре. Спросите о том, кого она изображает? Из чего сделана? Нравится ли ребенку? А чем? И, наконец, подытожьте: «Теперь ты точно знаешь, зачем нужна эта блестящая веревочка».

Пять картин вместо футбола

– Безусловно, бывают те, кто ходит в музеи регулярно, в ежедневнике у них расписаны все крупнейшие выставки на полгода вперед. Но немало и тех, для кого посещение музея – тяжелая и скучная работа. «Друзья ходят, а чем я хуже». Какие бы вы дали рекомендации в этом случае?

– Понимаете, родители делятся тем опытом, которым владеют сами. И если им ближе футбольный матч или велосипедная прогулка, то они предпочтут Битцевский парк и стадион, а не поездку в музей.

А если всё-таки хочется попробовать, да еще ребенка взять?

– У каждого крупного музея сегодня существует сайт, на котором можно прочесть как о музее, так и о его экспонатах. Облегчите себе поездку, выбрав среди экспонатов не больше пяти интересных вам произведений.

Например, если идете в Политехнический музей, то пусть это будет пять любопытных устройств, желательно максимально разных. Если собираетесь в картинную галерею, то выберите несколько картин в разных жанрах: исторический сюжет, пейзаж, натюрморт и обязательно какую-то картину или скульптуру с изображением ребенка.

Заранее изучите план музея, выясните, где территориально находятся ваши экспонаты. Желательно, чтобы они не были разбросаны по большому пространству. Идите в музей с ребенком не больше, чем на полчаса – сорок минут. Главное – не стремитесь ему показать всё и сразу. Оставьте до следующего раза. Покажите «свои» произведения, расскажите о них собственными словами, а затем смело идите гулять. Я вам гарантирую, что впечатления будут самые сильные и положительные.

Представим, что привычка посещать музей уже есть. Его пространство ребенок освоил и знает, где находится зал с римскими скульптурами, греческими вазами, а где лежит египетская мумия. Но вот он один на один с экспонатом. Как научить ребенка получать удовольствие от общения с произведением искусства?

– Мы называем этот способ сократовским. Не знаю уж, применял ли его Сократ в том виде, как я его предложу, однако у искусствоведов и педагогов метод «вопросов и ответов» называется именно так.

Если вы заметили, что ребенок остановился у экспоната, спросите, что его заинтересовало. Маловероятно, что он ответит: «О, конечно же, этот бравый наездник, или эта масштабная демонстрация поразила мое воображение». Скорее всего, ребенок скажет про какую-нибудь собачку, блестящий пистолетик, другую малюсенькую деталь, которой вы не придали значения.

Дело в том, что первое, что видит ребенок, находится на уровне его глаз. Дети вообще видят предметы от маленькой детали к большой. Но именно в силах взрослого раскрутить клубок от частного к содержанию произведения искусства, вывести ребенка на диалог. Именно диалог позволит ему продолжить рассматривать произведение и научит видеть масштаб, общее содержание.

Например, вы можете сказать: «Правда, интересный пистолет, а знаешь, кому он принадлежит? Как думаешь, а кем был этот человек? А в каком состоянии он изображен: отдыхает, торопится на войну, может, ранен?» Придумывайте вопросы, потому что ими вы поможете ребенку войти в произведение искусства. Попробуйте стать своему ребенку проводником в этом деле. Чем дольше он простоит у одного произведения, тем лучше.

Какой самый главный совет? Не более пяти произведений для внимательного изучения и одного посещения. Как бы скупо с моей стороны это ни звучало, как бы вы ни переживали, что заплатили за дорогой билет, а увидели всего пять или шесть произведений, – вы знаете, это как с хорошей едой. Лучше выйти из-за стола чуть голодным.

Знаете, какая самая большая проблема у путешествующих за границу людей, тех, которые посещают дорогие музеи? Это неуемное желание вместить в себя невместимое, охватить всё сразу, как будто бы впрок.

Поймите, удержать это невозможно. Если я приезжаю за границу, то своей дочери так и говорю: «Мы сейчас идем смотреть самую прекрасную работу Рафаэля, а пока мы будем двигаться по залам музея, представь, что мы идем по красивому парку. Все эти картины с пейзажами и с людьми – просто деревья и просто прохожие. Улыбайся им и отдыхай». Для своего ребенка и учеников в музее я пытаюсь создать атмосферу отдыха, внушить им, что музей и есть лучший отдых для души.

Перенастройка мозга и бег

– Почему для души?

– Потому что это совсем не отдых для тела. Главная сложность для ребенка в музее состоит в том, что здесь ничего нельзя трогать руками. А ведь тактильные ощущения – важнейшая составляющая развития ребенка. Поэтому я очень рекомендую родителям, зная, что нельзя трогать картины и скульптуры, не одергивать ребенка, а позволять ему дотрагиваться до пола, до стен, особенно если они мраморные, до веревочек, ручек, до всего, что позволено трогать.

При этом важно и обыграть, что одно трогать можно, а картин – они же важные придворные, к которым и подходить близко не позволено – мы касаться не будем. В музее можно ползать, сидеть на полу, смеяться, удивляться, любоваться, испытать новые тактильные ощущения, ощущать себя лилипутом в стране Гулливера, и есть всего одно правило: экспонаты нельзя трогать руками.

Понимаете, ребенок в музее не отдыхает, ведь ему постоянно приходится себя жестко контролировать, к тому же в музеях ровный пол, а на ровном полу ноги всегда устают больше. Наконец, в музеях много людей, которые утомляют. Именно поэтому нам кажется, что ходить в музей тяжело. Детям, естественно, хочется бегать. Я уже не говорю о том, что сегодняшнему поколению детей вообще сложно ходить, а тем более долго концентрировать свое внимание.

Но именно в этом отношении музеи оказывают огромное терапевтическое влияние не только на детей, но и на людей в целом. Музеи, особенно классические, позволяют остановить вечное мелькание кадров, перенастроить, перегрузить свой мозг, заставив его сконцентрироваться минуту или две на каком-то одном объекте.

Это очень важно. Гонка за событиями, новостями, информацией, попытка всё опережать и везде успевать просто нас убивает. А умение останавливать мгновение – продлевает жизнь человеку. Музей – это место, в котором для души можно устроить настоящий пир.

Как же это сделать?

– Отдых для души и есть возможность остановить мгновение. Любой музей является машиной времени, на которой можно перенестись как в прошлое, так и в будущее. Будь то музей космонавтики или музей современного искусства. Здесь можно замереть и остановиться, чтобы фантазировать и мечтать.

Можно представлять себя присутствующим на той или иной картине. Не ленитесь делать это. Это действительно интересно. Многие музеи, особенно мой любимый ГМИИ, создавались ради этого. Вся архитектура музея, всё пространство его помещений по задумке авторов должны переносить человека в определенную эпоху, погружать в определенный период культуры человечества.

Читайте так же:  Художественный музей коваленко краснодар

Но вся загвоздка в том, что интересное и понятное нам не всегда понятно ребенку. То, что нам кажется красивым, детьми может восприниматься как обычное и обыденное. И наоборот. Поэтому задача родителя – это правда важно – посмотреть на мир глазами собственного ребенка. Иногда в музее достаточно присесть на корточки и посмотреть на картину с уровня глаз своего ребенка, чтобы открыть для себя совершенно новый ракурс, его ракурс.

И еще, не нужно торопиться напичкать ребенка большим количеством знаний. Новые знания и информация лучше всего усваиваются ребенком в пубертатный период, от 10 до 15 лет. Как бы подросток ни был неуправляем, его голова всё равно открытый шкафчик, в которой прекрасно один за другим в свое время лягут знания. До десяти лет насыщайте детей впечатлениями. Вызывайте в них сопереживание.

У меня был незабываемый опыт, когда однажды я попала со своей шестилетней дочерью в зал Рафаэля. Там была известная и потрясающая скульптура смертельного раненого мальчика, которого несет дельфин. Я заметила, что моего ребенка работа привлекла, и я специально остановилась, чтобы поговорить.

– Что видишь? – спросила дочку.

– Дельфина… Мальчика… Он ранен, а дельфин его пытается спасти, – говорила она с паузами.

И тут я заметила, как у нее из глаз потекли слезы. В это мгновение я поняла, что случилось главное, ради чего стоит ходить в музей. В этом и состоит сила искусства – оно вызвало сопереживание.

Мера – это всё, или не будьте ханжами

– Как часто нужно ходить в музей?

– Сейчас есть тенденция, когда родители дают детям в России начальное образование, а потом отправляют их учиться в Европу. При этом они обращаются к нам в музей с запросом, мол, мы хотим напитать ребенка максимально, чтобы он уехал за границу подготовленным. Музеи в этом случае идут навстречу таким родителям, проводят с детьми интенсивные занятия.

Но, по моему наблюдению, даже раза в две недели для ребенка многовато. Прежде всего потому, что дети перестают воспринимать музей как место отдыха. Он становится для них очередной школой, обязанностью, работой, трудом. А важно как раз другое, чтобы музей оставался местом, в которое человек хотел прийти, по которому бы он скучал. Пусть музей будет праздником, поощрением, местом любимого досуга, но не местом школьного занятия. Поэтому я убеждена, что музей нужно посещать с ребенком не чаще, чем раз в месяц.

Я очень ценю наследие древних греков и особенно их слоган: «Мера – это всё». Греки были уверены, что чувство меры является даром богов человеку.

Хорошо, чтобы родители чувствовали своих детей, чтобы помнили себя маленькими, чтобы понимали: в головах детей куча разных интересов и информации помимо музеев. Очень важно, чтобы в своем рвении родители знали меру.

Радио и телевидение предлагают массу просветительских передач о музеях, об искусстве. Кажется, что мы перестаем воспринимать музей как пространство для избранных. Или это не так?

– Меня воспитывала прабабушка, потому что родители работали. Летом я гостила у нее в подмосковной деревне. В ее обычном крестьянском доме до сих пор висит лакированная репродукция «Аленушки» на холсте. А еще – «Охотники на привале» и «Сцена зимней охоты». Этим репродукциям лет девяносто, не меньше.

Понимаете, раньше искусство было в доме каждого человека. Да, это мог быть всего один старинный шкаф, всего одна репродукция известной картины. Но именно поэтому человек, приходя в музей, не ощущал его чуждым для себя. Советская реальность с ее малогабаритными квартирками в блочных домах тотально вытеснила скульптуру, красивые часы, громоздкую резную мебель. Но сегодня фотографии вытеснили из наших домов живописные произведения искусства.

Ощущение реальности и понятие прекрасного изменилось. Мне нравится икеа как идея, но мне грустно, что сегодня торжествует «икеевское мировоззрение». Неудивительно, что живя среди хай-тека, среди фотографий в планшете, мы неминуемо в музее ощущаем себя чужими для этого пространства.

Помните, я говорила, что нам важны воспоминания? Так вот, если из южного Бутова или подмосковного городка на автобусе в ГМИИ приезжают школьники, я точно знаю, что им нужно показать в музее. Им нужны шлягеры, картинки из их учебников: копьеносец, дискобол… Как только они видят эти произведения, они расцветают на глазах. Хотя в их учебниках размещены чудовищные по качеству репродукции, в момент встречи с произведением искусства возникает узнавание. Музей для них перестает быть чуждым и чужим.

В чем же тогда вы видите основную проблему, почему люди не спешат в музеи?

– В каком бы прекрасном ландшафте ни жил человек, он всё равно будет рисовать, изображать на стенах пещер животных, из дерева вырезать скульптуры. Без искусства жизнь людей была бы неполной, потому что искусство – это глубокая человеческая потребность. И главная ошибка, которую мы допускаем как родители, в том, что считаем искусство миром возвышенного, до которого нужно дорасти. Нет, это не так. Нужно входить в этот мир самим и научиться впускать в него ребенка.

Слава Богу, в магазинах появилось большое количество замечательных книг, которые в игровой форме знакомят детей с шедеврами мирового изобразительного искусства, да и музеи такие книги выпускают. Это и «Очарование русского пейзажа», и «Исторические картины», подготовленные Третьяковской галереей. В них с репродукцией соседствует короткий сказочный текст, доступный для чтения перед сном. ГМИИ выпустил серию книг для детей, например «Азбуку», которая с раннего возраста включает ребенка в понимание того, что искусство – норма жизни.

Но есть и еще один важный нюанс. Религиозное сознание сегодня переживает возрождение. Художественные музеи в этом отношении становятся огромным подспорьем, например, визуализируя перед ребенком евангельские события. А ведь музей – это еще и возможность показать иконы, писанные не современниками, а глубоко верующими художниками, многие из которых были монахами. Показать произведения, в которых художники прославляли Бога.

Это возможность преподать важный религиозный, философский урок детям. Закрепить то, что для многих уже является фундаментом их жизни, как и было когда-то фундаментом для людей далекого прошлого. Верующие родители должны сами знать и понимать произведения искусства, чтобы уметь объяснить их содержание детям. Но почему-то это не для всех очевидно, увы.

В музее мы сталкивались еще с одной проблемой: очень резкой реакцией православных родителей, многие из которых демонстративно перестали водить детей в ГМИИ. Также некоторые православные школы больше не приходят на наши экспозиции классами. Главный конфликт был вызван тем, что в музее мы знакомили детей из православных школ с античной обнаженной натурой. Показывали им, например, Давида Микеланджело, Афродиту, копьеносца. После конфликта мы вынуждены были снабдить экспликации к экспонатам бирками с возрастными ограничениями.

Я убеждена, что одна из самых больших ошибок родителей – это зажимание детей в ханжеских рамках. Родители должны понимать, что сегодня в нас живо христианское отношение к телу, но в далекие века были иные люди, иного представления о сущности человека, с иным образом мыслей и жизни. Скрывать это от ребенка, запрещать ему смотреть на античную скульптуру значит травмировать ребенка, который, вообще говоря, чужд порока. Именно из тех, кому запрещали и с раннего возраста внушали стыд от вида обнаженного тела, вырастают закомплексованные люди с отклоненным поведением и избыточным интересом к сексуальности.

Дети невинны. Поэтому не нужно приписывать им того, чем они не обладают. Нужно понимать, что классические художественные музеи воспитывают в детях гибкость сознания. И если вы беспокоитесь о проблемах этического характера, то начинайте водить детей задолго до десяти лет, пока у них не появилось осознанного чувства стыда.

Если с 5 до 10 лет у ребенка выработана привычка удивляться, восхищаться, наслаждаться красотой, то у него в будущем никогда не вызовет смущения, неловкости и нездорового интереса обнаженная натура. Для таких детей античная скульптура навсегда будет произведением искусства.

А вам не кажется, что многих останавливает еще и высокая входная плата, установленная в музеях?

– Подождите, а сколько стоит сейчас билет в кинотеатр? Не стану говорить за всех, но у меня сложилось впечатление, что то, что дается людям легко, они не ценят. Я работаю в музее почти двадцать лет и могу авторитетно заявить: такой посещаемости, как сейчас (когда цена на билет довольно высока), ранее не было. Если точнее, то была в 50–60-е годы. Тогда моду и стиль жизни диктовала интеллигенция, то есть преподаватели и доценты институтов. Они же, кстати, ввели моду на пешие и байдарочные походы, скалолазание, бардовские песни и интерес к авангардному искусству.

Понимаете, мироощущение всегда идет сверху и спускается к народу. И когда простой водитель трамвая видел, что его сосед, профессор физики, идет всей семьей в музей, он подтягивался к этой планке.

В девяностые годы у людей не сказать, чтобы совсем ничего не было (билеты в музеи, кстати, были очень доступны), но это был период иных ценностей. У медийных персон были иные предпочтения. И хотя выставки в ГМИИ тогда открывали Черномырдин, Гайдар, Лужков, среди политической элиты не было сегодняшнего повального увлечения искусством. Поэтому и средний класс к искусству относился спокойно довольно продолжительное время.

Помню, я была студенткой, но уже работала в Пушкинском музее. И многие знакомые, узнав об этом, не могли скрыть легкого пренебрежения. Могла ли я, «ботаник» по их представлению, соперничать с ними, которые работали в крутых фирмах… по производству шнурков, с высоченной зарплатой.

Сейчас многое изменилось. Прежде всего элита, вероятно, удовлетворив свои первичные потребности, обращается к искусству, начинает его коллекционировать. Сегодня, наверное, нет ни одного богатого человека, у которого не было бы какой-то, пусть минимальной, коллекции произведений изобразительного искусства. А раз им это интересно, значит, нужно разбираться в искусстве, значит, они начинают ходить в музеи, приводить сюда своих детей, друзей, спонсировать выставки. Постепенно эта мода спускается ниже и ниже, наконец, достигает уровня простого менеджера и вновь – водителя трамвая.

Но есть еще один нюанс, психологический. Когда человек видит, что цены на билеты в музей повышаются, у него автоматически возникает страх, что они могут стать дороже. И раз цена так высока, значит, это что-то стоящее. Кстати, спасибо Мединскому, который распорядился, чтобы вход в музей для детей до 16 (18) лет стал бесплатным.

Я очень надеюсь, что когда-нибудь музеи в России, как в Англии, станут полностью бесплатными. Но нам нужно не забывать, что есть и другой опыт. В Италии вы заплатите за каждый чих, включая посещение храмов, где находятся работы великих мастеров. Музеи для Италии – одна из важных статей доходов государственного бюджета. Поэтому завышение цен на выставки в Москве мне не симпатично, но я не вижу здесь и большой проблемы.

Подводя итог, перечислю десять простых правил, соблюдение которых убережет вас от типичных ошибок и научит ходить в музей.

Правило первое. Не пытайтесь разделять искусство для взрослых и для детей. Оно для всех.

Правило второе. Не думайте, что музеи – это пространство для школьников. Если вы хотите, чтобы ребенок полюбил музеи, чтобы сопровождал вас в любых музеях Европы и Азии, начните водить его в музеи не раньше пяти лет, но и не позже десяти. Это самый благоприятный период для того, чтобы влюбить детей в искусство. А дальше оставьте их в покое.

Правило третье. Подготовьте ребенка к посещению музея. Расскажите о том, что он увидит, что ему можно будет делать в музее. В последнюю очередь скажите о том, чего делать нельзя.

Правило четвертое. Не старайтесь показать ребенку всё и сразу. Выберите пять произведений и проведите в музее не больше получаса.

Правило пятое. Попробуйте взглянуть на мир глазами вашего ребенка. Сядьте на корточки и воспользуйтесь сократовским методом: задавайте вопросы, чтобы помочь ребенку раскрыть содержание произведения искусства.

Правило шестое. Не стесняйтесь не знать. Ведите с ребенком диалог и расскажите ему о том, что видите сами.

Правило седьмое. Не торопитесь напичкать знаниями. Дайте ребенку время испытать сопереживание произведению искусства.

Правило восьмое. Постарайтесь время, проведенное в музее, превратить в увлекательный отдых, а музей – в место, в котором легко фантазировать и можно испытать новые тактильные ощущения.

Правило девятое. Водите детей в музей по мере того, как они вам сами напомнят об этом. Не сомневайтесь: даже нигилистичный подросток, которому до десяти лет привили вкус к прекрасному, рано или поздно к вам вернется.

Правило десятое. Не думайте, что музеи – это исключительно о прошлом. История повторяется, а всё новое – это хорошо забытое старое. Посещение музеев – всегда больше, чем впечатление. Ведь произведения искусства воспитывают глаз человека и формируют его вкус.