Меню Закрыть

Памятник танку в запорожье

Танк Т-34 Николая Лаврентьевича Яценко

  • Теги:
    • Памятники,
    • Танк
    • Оценка: +34 / 8 участников / 3 рекомендации / (+0) (-0) качество

    • Украина › Запорожская область › ЗАПОРІЖЖЯ (Олександрівськ)

    На площади Советской в Запорожье стоит памятник — танк Т-34-85, в честь героя Н.Л.Яценко, который на таком же танке первым ворвался в Запорожье при освобождении города и погиб в неравном бою за Запорожье 14 октября 1943 года. Ходит городская легенда, что танк заехал на постамент своим ходом, хотя в действительности это не так.

    Никола?й Лавре?нтьевич Яце?нко (19 мая 1923 года — 14 октября 1943 года) — участник Великой Отечественной войны, командир взвода 39-й танковой бригады 23-го танкового корпуса Юго-Западного фронта, Герой Советского Союза, лейтенант.

    Родился 19 мая 1923 года в селе Засосна (ныне Красногвардейского района Белгородской области) в семье крестьянина. Русский. Окончил среднюю школу. В Красной Армии — с 1941 года. В том же году окончил Майкопское военное танковое училище . На фронте с 1942 года.

    После того, как город был очищен от фашистов, к вечеру 14 октября 1943г. было сообщено, что первым с юга ворвался в г. Запорожье и принял бой с самоходками врага комсомольский экипаж с командиром лейтенантом Яценко. Уже горящими они радировали комбату: «Мы горим, но у нас еще есть снаряды и пока мы живы будем громить врага». Это были последние слова л-та Яценко своему командиру. За этот подвиг л-ту Яценко было присвоено звание «Героя Советского Союза» — посмертно. Остальные члены экипажа были награждены орденами.

    В этих боях экипажем танка лейтенанта Яценко было уничтожено 4 танка и самоходных установок, 6 орудий и миномётов, 7 пулемётов, 7 автомашин, 10 огневых точек и свыше 100 фашистских солдат и офицеров.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года «за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками», лейтенанту Яценко Николаю Лаврентьевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

    Награждён орденами Ленина, Отечественной войны 1-й степени.

    Приказом Министра Обороны СССР от 27 мая 1958 года навечно зачислен в списки танкового полка.

    памятник танку Т-34 в Запорожье

    Для выявления укреплений и огневых точек в немецкой обороне перед решающим боем при освобождении Запорожья, танковому взводу которым командовал лейтенант Николай Яценко, поступил приказ провести разведку боем. В октябрьскую ночь с 13 на 14 советские танкисты, ввязавшись в неравный бой, сообщали по рации в штаб об обнаруженных боевых вражеских укреплениях. Подавив на рассвете несколько боевых точек фашистов в районе поселка Южный в окрестностях Запорожья, первым в город ворвался танк Т-34 20-тилетнего командира Николая Яценко. Добравшись с боями на площадь около железнодорожного вокзала Запорожье-1, танковый экипаж подавил в привокзальном сквере замаскировавшийся фашистский «Тигр».

    После танковый взвод для истребления окупантов на левом фланге произвел рейд к Днепру. Затем, поступил приказ двигаться к центру Запорожья. Однако мост через речку Мокрая Московка был заминирован. Покинув свой танк, лейтенант Николай Яценко под огневым прикрытием мост разминировал. Командира взвода при этом ранили в руку. При поддержке огнем на огромной скорости командирский танк Яценко проскочил разминированный мост и на другой стороне реки уничтожил оборонительные укрепления врага. Но фашистский снаряд пробил башню в проскочившем Т-34, и убил стрелка Лебедева. Его место занял командир Николай Яценко и подбил тот вражеский танк.

    Еще один немецкий танк появился со стороны центрального городского рынка, его так же удалось подбить. Однако фашисты в бой бросали все новые и новые силы, поэтому танк Николая Яценко оказался под вражеским перекрестным огнем без прикрытия. Их боевую машину поразил еще один снаряд. Командир Яценко был ранен в ногу, однако экипаж продолжал вести огонь из орудия и не сдавался. Последний из вражеских танков и наш экипаж одновременно выстрелили друг в друга в упор. Так смертью храбрых, героически погиб экипаж танка Т-34 Николая Яценко, открывшего для советских войск дорогу в город Запорожье.

    «Мы горим, но мы будем громить фашистов пока живы и еще есть снаряды», — это последние слова лейтенанта Николая Яценко по рации командиру. В бою за Запорожья экипаж танка Николая Яценко уничтожил 4 немецких танка, 7 автомашин, 5 орудий и более 170 фашистов.

    Посмертно лейтенант Николай Яценко за героизм и мужество при освобождении Запорожья награжден званием Героя Советского Союза. Именем Николая Яценко назвали улицу Запорожья, также в знак памяти о погибших героях-танкистах, освобождавших Запорожье на площади Советской установили памятник танку Т-34.

    Памятник танку в запорожье

    ‘, this, event, ‘350px’)»>

    « Апрель 2019 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    Будь в курсе наших мероприятий

    Достопримечательности Запорожья » Памятники Запорожья › Памятник на Советской: не тот танк

    На площади Советской установлена “тридцатьчетверка”, которую в 1960-м перегнали из-под Житомира, хотя многие до сих пор уверены, что памятником стала боевая машина, на которой лейтенант Николай Яценко первым ворвался в Запорожье

    Во время освобождения Запорожья в октябре 1943 года первыми ворвались в город танкисты. Танк лейтенанта Николая Яценко, подбив четыре вражеские машины, уничтожив несколько огневых точек и более сотни гитлеровцев, овладел мостом через речку Московку. Когда он, подбитый противником, загорелся, тяжелораненые воины вели огонь до последней минуты. Командиру танка лейтенанту Николаю Яценко за этот подвиг посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

    А во многих газетных публикациях в СМИ авторы ошибочно теперь так и пишут: “Танк лейтенанта Яценко после смерти танкиста стал памятником”.

    Во время празднования Дня Победы бывший танкист полковник Владимир Иванович Волобуев поведал мне такую историю, связанную с танком на площади Советской:

    — Я ушел на фронт в семнадцать с половиной лет. После войны служил в Германии, а в 1959 году был переведен служить в Советский Союз и принял в Житомире под свое командование танковое подразделение (в 39-м гвардейском танковом полку 8-й танковой армии), в котором во время войны служил Николай Яценко и после геройской смерти был навечно занесен в списки личного состава.

    Однажды к нам приехала партийно-комсомольская делегация из Запорожья. Заговорили о том, как в городе увековечить память лейтенанта Яценко. И тогда мы решили, что памятником может стать танк Т-34. Такую боевую машину мы нашли под Житомиром на базе Скоморохи, отремонтировали. И уже своим ходом в 1960 году танк Т-34 прибыл в Запорожье. Перегнали его сюда двое моих подчиненных — старшина Пупырев и старшина Лозовой, которые воевали вместе с Яценко.

    — Владимир Иванович, а что было с танком Николая Яценко после боя?

    — В формуляре нашего полка было записано, что Яценко действовал в боевом разведывательном дозоре. Что это значит? То, что в боевых порядках, когда идет бой, такой дозор выдвигают вперед и ему ставится задача — вскрыть огневые точки противника, вызвав их огонь на себя. Затем обнаруженные таким образом огневые точки противника уничтожаются.

    Вот Яценко при взятии Запорожья и был первым — в боевом дозоре дошел до моста, что возле автовокзала, где танк был подбит. Машина была еще живуча, но не двигалась, поэтому экипажу пришлось десантироваться через верхние люки.

    После боя танк, скорее всего, отремонтировали. Была такая организация, СПАМ называется — сборный пункт аварийных машин при полку. После ремонта танк Николая Яценко, вероятно, продолжил свой боевой путь.

    Как рассказал “ИЗ” заведующий отделом новейшей истории областного краеведческого музея Владимир Лиников, сами историки насчет “танка лейтенанта Яценко” не заблуждаются. Но в массовом сознании такое ошибочное мнение, что памятником стал именно тот танк, который первым ворвался в Запорожье, присутствует. Одно время даже экскурсовод, проводивший тут экскурсии, с завидным упорством внушал своим слушателям: “Да, это тот самый танк Т-34”.

    На гранитном же пьедестале стоит танк, на котором Яценко не мог воевать. У него была “тридцатьчетверка” Т-34-76, а это Т-34-85. Такие танки, оснащенные пушкой калибра 85 миллиметров (а не 76 мм) в Советском Союзе начали выпускать с весны 1944 года. Танки Т-34 предыдущей модификации на дальней дистанции не могли эффективно бороться против немецких “Пантер” и “Тигров”, а новые, с более мощной пушкой, усиленную броню противника пробивали.

    Дмитрий ШИЛИН, «Индустриальное Запорожье»

    Индустриалка — новости Запорожья

    На памятном знаке танкистам-освободителям Токмака реставраторы написали другой номер

    Легендарную «тридц а тьчетв е рк у », которая в сентябре 1943 года освобождала Токмак от гитлеровских оккупантов, на реставрацию в Запорожье отправили в феврале этого года.

    В канун 75-летия освобождения города танк занял свое место на постаменте мемориала «Книга пам’яті».

    «Подія радісна. Але.. Уважні жителі звернули увагу, що замість номеру 205, під яким токмацький танк забирали на реставрацію, на бойовій машині, що зараз встановили на постаменті, намальований інший — 209», — сообщает портал «Субот ній Токмак ».

    «Кидаються в око й інші відмінності на корпусі, колесах танка, що стояв на постаменті до реставрації, і стоїть зараз. Таких відмінностей ми нарахували щонайменше 10. Це дає токмачанам підстави сумніватися, що танк справжній, а не муляж. А куди ж тоді подівся наш — «двісті п’ятий»? — сообщается на интернет-портале.

    Памятник танкистам, освобождавшим город, был установлен 20 сентября 1975 года. Понятное дело, за это время танк потерял презентабельный вид.

    Реставрировали его специалисты Запорожской общественной организации «Авто-мото клуб «Фаэтон», которые специализируются на реставрации и ремонте, в частности, военной техники.

    Как рассказывал «Индустриалке» руководитель этой организации Дмитрий Позняк, танк ни разу не консервировали, поэтому наблюдался процесс гниения металла. Плюс его постоянно красили некачественной краской, на Т-34 был сантиметровый слой краски.

    — Почистим, приведем в порядок, — заверил Дмитрий Позняк.

    После проведения всех реставрационных работ «тридцатьчетверку» покрасили краской образца 1943 года и таким он в сентябре предстал перед токмакцами.

    …Разговоры о том, что во время реставрации танк заменили на деревянный или даже бетонный Дмитрий Позняк, как оказалось, слышал. Он также в курсе недоумения горожан по поводу замены бортового номера на машине.

    — Дмитрий Юрьевич, так куда же вы дели танк, который сняли в Токмаке с пьедестала? — поинтересовалась «Индустриалка» у Дмитрия Позняка.

    — По документам первый танк, который ворвался в Токмак, был №209, — говорит Дмитрий Юрьевич. — И на фотографиях 70-х годов, предоставленных нам архивом и военкомом, на танке был №209. Когда он стал «двухсот пятым», я не знаю.

    Наши специалисты сделали полную зачистку танка — провели пескоструйные работы, вытащили из Т-3485 кучу всякого хлама, даже нашли кобуру. Полностью законсервировали, обработав специальным составом и отвезли в Токмак.

    Когда говорят, что это не наш, это макет, изготовленный из дерева или бетона… Это тот танк! Сфотографированы все процессы реставрации, ход работ контролировал военком.

    Это наш седьмой танк, отреставрированный для установки в виде памятника. Сейчас проводим реставрацию еще двух — доставленных в Запорожье из Днепропетровской и Черкасской областей.

    И,естественно, занимаемся восстановлением техники для АТО. За время боевых действий на Донбассе, по словам Дмитрия Позняка, специалисты «Фаэтона» для ВСУ и Нацгвардии восстановили более 300 единиц тяжелой бронетехники.

    Справочно

    Согласно историческим данным, Т-34 четвертого гвардейского корпуса (командир экипажа – гвардии лейтенант Гайдаенко) первым ворвался в оккупированный немцами город 20 сентября 1943 года. Памятник танкистам, освобождавшим город, установлен 20 сентября 1975 года.

    В мемориальный комплекс, сооруженный и в честь погибших в Великую Отечественную земляков, также входят «Книга памяти», скульптура «Прощание» и часовня.

    В «Книге памяти» перечислено 4379 имен. Скульптурная композиция «Прощание» изображает трогательную сцену прощания отца, который идет на войну, с сыном и женой.

    «Прощание» и памятник погибшим токмакцам были торжественно открыты 20 сентября 1998 года — в честь 55-й годовщины освобождения Токмака.

    КИЕВ ПРЕДЛАГАЕТ ИСКЛЮЧИТЬ В ЗАПОРОЖЬЕ ИЗ РЕЕСТРА 200 ПАМЯТНИКОВ СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ, В ТОМ ЧИСЛЕ, ТАНК-34 НА ПЛОЩАДИ СВОБОДЫ И ПАМЯТНЫЕ ЗНАКИ ПОГИБШИМ ВОИНАМ …

    На вопросы корреспондента «Белой стрелы» отвечает председатель Запорожского областного совета Украинского общества охраны памятников истории и культуры, кандидат исторических наук Валерий Козырев.

    — Валерий Кириллович, до вас много лет вашу организацию возглавлял Михаил Михайлович Сидоренко…

    — 17 лет. Он и сейчас почетный председатель.

    — Он рассказал о таком случае, когда в городе вандалы-«металлисты» раскурочили памятник «Ревкому» — запорожским подпольщикам, которых зверски уничтожили фашисты во время оккупации, милиция обратилась в общество со словами: «Вы – охрана памятников! Вот и отвечайте!». Насколько, на ваш взгляд, справедливо претензия?

    — Безосновательно! (Смеется) Абсолютно! Мы – общественная организация, созданная согласно закону «Об общественных организациях». А их у нас в области свыше пятисот, начиная с любителей природы, кактусоводов, охотников, рыболовов и т.д., в том числе и охраны памятников. В советский период, помню, в 90-х годах, к началу распада СССР в ней штатно работали 12 человек. Был большой офис, дотации. А возглавлял ее Василий Иванович Петрыкин, бывший секретарь обкома партии. Сейчас, последний десяток лет, мы не получаем какой-либо помощи. Все держится на энтузиазме.

    Это правильно?

    — В какой-то мере, да. Если взять аналог, допустим выборы в депутаты, то всего 5% жителей Украины принадлежат к каким-то партиям, которых у нас свыше 140. 5% всего лишь! А весь цивилизованный мир, я имею в виду прежде всего Европу, Америку, куда мы стремимся, держится на общественных объединениях, клубах по интересам. Стремясь к демократии, власть должна учитывать и мнение общественных институтов.

    — У вас большая организация?

    — Нет. В каждом районе — ответсекретарь на общественных началах, областное правление — 11 человек, работающих тоже на общественных началах, 2 маленькие комнатки, на постоянной основе только ответсекретарь, она же бухгалтер. Вот и все.

    Так какую роль играет ваша организация в жизни людей?

    — Роль самодеятельных институтов, или, как их сейчас называют, волонтеров… Я бы сказал, подвижничества. Мне больше нравится слово «подвижник». Это исконно славянское. Например, чтобы спасти запорожскую «чайку» или поднять бригантину собирается круг единомышленников и под свой проект объявляет о своем создании. Но потом, чтобы сохранять все эти вещи, нужны постоянные организации. Такой и является общество охраны памятников — часть всеукраинского общества охраны памятников, которое возглавляет директор Института археологии, академик НАН Украины Петр Петрович Толочко.

    — А кто несет ответственность за сохранность памятников?

    — Закон «Об охране культурного наследия» предусматривает создание в областях, городах и районах инспекций по охране памятников истории и культуры. В нашем регионе инспекцию возглавляет много лет Людмила Юрьевна Калмукиди. Инспекция — орган государственной исполнительной власти. На нее возложена ответственность за учет, охрану и все разрешительные дела, связанные со строительством, сносом каких-либо объектов… Если человек хочет построить дом, он обязательно должен в этой инспекции получить разрешение: нет ли там, на отведенной территории, памятников старины.

    — А на вашу долю что приходится?

    — Мы ставим вопросы перед органами исполнительной власти, в том числе перед органами охраны культурного наследия о ремонте, защите, создании новых памятников. Вот передо мной документ — Всеукраинский государственный департамент культурного наследия прислал названия около двухсот памятников с вопросительным знаком. Попросил, так сказать, выяснить, насколько эти памятники соответствуют художественно-изобразительной и культурной ценностям.

    Что это за памятники?

    — Все, что связано с Великой Отечественной войной, историко-революционными событиями, у них вызывает сомнение. По улице Гоголя в Запорожье – памятник Ленину, на площади Пушкина – памятник Пушкину, памятник металлургам – тоже. Последний – памятник не конкретному металлургу. Это символ города металлургов. Мы все живем в символах, в традициях, которые передаются нам. Он сооружен еще в 63-м году.

    Его что, сносить собираются?

    — Вопрос стоит так: давайте мы уберем его из реестра. А убрать из реестра — это значит, что завтра приходит частный предприниматель и говорит: «Я хочу здесь кафешку поставить». Все – орган визирует ему и памятник сносят, потому что он не защищен никакими бумагами. Вот в чем закавыка.

    Этот перечень они направили непосредственно вам?

    — Они прислали своим чиновникам. Но мы, как общественная организация, не можем оставаться в стороне. Мы смотрим. Тут, кроме памятников Героям Советского Союза, под вопросом даже танк Т-34, который стоит на площади Советской.

    Это право громады — решать быть или не быть памятникам. У народа забрали ваучеры, земельные паи, большая часть его не владеет корпоративными правами акций, но у жителей запорожского края есть очень большое богатство – это прошлое.

    Так вот, теперь у людей хотят забрать и прошлое, память. И трансформировать их в виде новых программ передач, рекламы, порнофильмов и фильмов ужасов, новых образов мышления и жизни, которые упорно насаждаются, в том числе и прессой. Свое отношение я неоднократно высказывал, в том числе, и на постоянно действующем совещании в областном управлении культуры.

    С властью вы находите взаимопонимание?

    — Сегодня власть нас понимает. Завтра она может смениться, и будет выполнять установку других структур. Например, в Западной Украине убирают имена Героев Советского Союза — уже в восьми областных центрах и городах главные улицы названы именем Степана Бандеры.

    А много ли у нас памятников?

    — Мы патронируем около 6 тысяч памятников. Из них только 1000 – памятники истории. Из этой тысячи около 800 относятся к революции, Великой Отечественной войне. Остальные 5 тысяч – памятники археологии, в том числе около 4 тысяч – это курганы: гунны, сарматы и скифы.

    Это тот пласт истории, который нам нужно столетиями еще изучать: как жили эти народы, куда ушли. Мы должны охранять это богатство, особенно когда идет приватизация земельных паев, от распахивания фермерами границ территорий. Наша организация вместе с органами земельных ресурсов заботится о том, чтобы при выделении земли были заключены охранные договоры на эти курганы. Так вот, из 800 по 200 памятникам ставится вопросительный знак.

    В целесообразности каких памятников больше всего сомневаются чиновники?

    — В памятных знаках солдатам, которые погибли и могилы которых находятся за пределами Украины. Распался Советский Союз. У родственников сейчас нет возможности поехать, скажем, в Курск, Прохоровку, Будапешт или в Германию. Односельчане, устанавливая фамилии погибших, устанавливали им памятные знаки. Это различные стелы, на которых выгравированы фамилии. Это не могила, это памятный знак. «Если это не могила, есть ли целесообразность поклоняться памятному знаку?» — спрашивают киевские чиновники. Но почему же! Если у человека нет средств поехать в Польшу, где в братской могиле лежит его родственник!

    А памятные знаки на территориях заводов…

    — Вот-вот! Добрая сотня таких памятников находится на территориях заводов «Запорожсталь», «Запорожкабель» и других. Все они занесены в реестр. Это, кстати, как бы ответ на вопрос, чем должно заниматься общество. Оно должно изучать общественное мнение.

    А что у нас с переименованием улиц?

    — Есть горячие головы, которые говорят: «Давайте переназовем улицы. Переименовали же Спортивную в Лобановского. Давайте и остальные». Я уже не говорю об экономической стороне. Пусть этим занимаются Грищенко, управление экономики горисполкома и так далее.

    Нельзя с той же революционной целесообразностью, которую проявляли мы в 20-х годах, уничтожая названия городов, сел и улиц, которые были до 17-го года, повторять те же ошибки. Надо конструктивно созидать новые памятники.

    Или предлагают: давайте мы часть проспекта Ленина переименуем в улицу Соборную. Во-первых, улицы Соборной в Запорожье не было! Была площадь Соборная. Во-вторых, проспект Ленина нельзя дробить — это один из самых больших проспектов в Европе. Мы гордимся им. Если уж кому-то хочется переименовывать, можно найти 5-й Мельничный, 3-й Рудничный или 2-й Котельный переулок.

    Или Плотинная, Батарейная, Кирпичная улицы…

    — Их много. Но, прежде чем переименовывать, я бы спросил у жителей улиц Плотинной или Батарейной, хотят ли они, чтобы их улицы назвали улицами Степана Бандеры или Жертв Голодомора.

    А вы против признания голодомора…

    — Я не отрицаю факт голодомора. Но называть его, как в указе Президента, геноцидом, не согласен. Нужна правда о голодоморе. Мы имеем сейчас возможность установить на 99% пофамильно в течение полугода, взяв в аренду 5-6 компьютеров, выделив людей – аспирантов с кафедры источниковедения, специалисты которой работают в архивах, в разрезе каждого населенного пункта число жертв голодомора.

    Потому что то количество, которое взяли в области, колеблется от 40 до 60 тысяч жертв. А вообще по Украине цифра варьируется от 7 до 12 миллионов. Но это все взято с пятого угла. Если органы исполнительной власти ставят этот вопрос – увековечить, выяснить, установить, почему здесь должна присутствовать кампанейщина, как в то время, когда я был секретарем горкома комсомола.

    Сколько тогда камней разбросали по городу: здесь будет такой-то памятник, здесь будет то-то, здесь это. И до сих пор ничего нет. Это та же кампанейщина! Зачем повторять же ошибки?

    Как определить количество жертв конкретно?

    — Взять из органов ЗАГСа книги метрических записей. Они еще не сожжены, хранятся 75 лет. В этом году они сданы в архив. С директором архива я говорил, он готов их предоставить.

    Берутся за 32-33 года метрическая книга, статистические данные за 31-35 годы (за 5 лет). Разница между двумя предыдущими и последующими годами с поправкой 1,5-2% и есть железная цифра. И тогда это можно сказать людям. Больше того, установить памятный знак не просто ради выполнения какого-то указа, а конкретно, с указанием фамилий погибших людей.

    Мы предлагаем не искать героев где-то – они среди нас. Дубовик. 30 лет возглавлял ДнепроГЭС. Сколько сделал! Мы установили памятную доску. Был мэром города Площенко. На площади Маяковского мы установили памятный знак.

    В машиностроительном институте работал известный профессор Юдович. Сейчас хотим установить памятную доску Пораде, директору абразивного комбината. Мы пишем письма в градостроительный совет, горисполком.

    В данный момент мы ставим вопрос о строительстве памятника Ивченко, генеральному конструктору КБ «Прогресс», об установлении памятной доски доктору медицинских наук, профессору Шершневу…

    — Власть идет вам навстречу?

    — В силу возможностей. Эта работа в бюджете не предусмотрена.

    Валерий Коваленко, журналист

    От редакции. Как стало известно, в комиссиях Киевсовета идет обсуждение вопроса о сносе в столице 15 памятников Ленину.

    Читайте так же:  Памятник азизу алиеву в махачкале