Меню Закрыть

Сообщение екатерининский дворец

Екатерининский дворец в Царском Селе

История Царского Села начинается с того момента, как император Петр I подарил своей жене Екатерине Саарскую мызу в 1710 г. Спустя 7 лет начинается строительство дома под руководством архитектора Браунштейна, и по прошествии 7 же лет оно заканчивается, а императрица присуждает ему название «Каменных палат».

Свой знаменитый ныне облик дворец обрел в период царствования императрицы Елизаветы Петровны. Фасад здания был выкрашен в лазоревый цвет, который чудесно гармонировал с золочеными элементами декора. Дворец становится трехэтажным — северную сторону отныне венчают золотые купола церкви, а к южной примыкает великолепное парадное крыльцо. На многих элементах украшений появляется вензель его хозяйки — Елизаветы Петровны. Коснулись изменения и интерьера. Впервые здесь была использована новая планировка — комнаты переходили из одной в другую по всей протяженности дворца, образовывая так называемую Парадную анфиладу. Автором этих изменений был знаменитый архитектор Растрелли, работавший и над созданием архитектурного комплекса Зимнего дворца в Санкт-Петербурге.

Начиная с 1770, в эпоху Екатерины II, во дворце работал известный архитектор Чарльз Камерон. Убранство резиденции под его руководством обрело черты античной архитектуры. При Александре I оформлением комнат занимался уже архитектор В. П. Стасов, в этот период главным сюжетом интерьеров становится блистательная победа над Наполеоном.

Залы и комнаты дворца

Главный зал дворца, самый большой во всех дворцах Петербурга — Большой, или Тронный. Потолки достигают около 47 м в высоту, а ширина его — примерно 18 м. Внимание сразу же привлекают великолепный паркет и величественный плафон, закрывающий весь потолок. Изображения на плафоне символизируют Изобилие, Науку и Искусство, Войну и Победу.

Прогуливаясь по знаменитой Парадной анфиладе с огромными окнами высотой во всю стену, можно увидеть Серебряный и Синий кабинеты, гостиные Лионскую и Арабесковую, купольную столовую и китайский зал, официантскую комнату, опочивальню, парадный кабинет. Отдельного упоминания заслуживает знаменитая Янтарная комната. В 1716 г. король Пруссии Фридрих-Вильгельм I подарил Петру I панели из янтаря. Поскольку площадь кабинета была несколько больше панелей, пришлось заказать недостающие элементы, на которые ушло примерно 450 кг камня. Судьбу этой комнаты знает сегодня каждый школьник, к счастью, после пропажи во время Второй мировой ее удалось восстановить.

Практическая информация

Адрес: Пушкин, ул. Садовая, 7. Веб-сайт.

Царское Село находится всего в 25 км от Питера. Дорога на автомобиле по Пулковскому и Петербургскому шоссе займет от 30 минут до часа. На электричке: от Витебского вокзала до станции «Царское Село», далее от автовокзала города Пушкин на автобусе или маршрутках № 382 до остановки «Музей-заповедник „Царское Село“». Общее время в пути — около часа. Кроме того, от станций метро «Московская», «Купчино» и «Звездная» до музея курсируют автобусы и маршрутки.

Часы работы: с 10:00 до 18:00 (продажа билетов до 16:45). Выходные дни: вторник и последний понедельник месяца.

До 16 лет вход бесплатный, билеты для студентов, школьников и пенсионеров РФ — 350 RUB, взрослые билеты — 700 RUB. Также можно купить аудиогид, он стоит 200 RUB. В кассах принимают карты Visa, MasterCard, UnionPlay и Maestro. Фотографировать в зале Янтарной комнаты запрещено. Цены на странице указаны на октябрь 2019 г.

Екатерининский дворец и парк

Грандиозный ансамбль Екатерининского парка в Царском селе (г. Пушкин) — это летняя резиденция трех императриц: Екатерины I, Елизаветы, Екатерины II. Большой Екатерининский дворец окружен двумя парками, в которых сохранились множество павильонов и парковых построек XVIII-XIX вв., а в нем самом воссозданы подлинные барочные интерьеры, включая легендарную янтарную комнату.

Большой Екатерининский дворец

Само название «Царское село» изначально никак не было связано со словом «царь». Здесь находилась шведская «Саарская мыза», то есть мыза, «расположенная на высоком месте». Петр I подарил это место А. Меньшикову, а после его опалы оно стало собственностью царицы Екатерины Алексеевны. Так Саарская мыза стала Царским селом.

Визитной карточкой Царского села является Большой Екатерининский дворец. Он начинал строиться при Екатерине I и был довольно небольшим, двухэтажным, в любимом Петром I голландском стиле, как и его собственный Монплезир в Петергофе. Потом его дважды перестраивала Елизавета. Нынешним барочным видом дворец обязан второй перестройке по проекту Ф. Растрелли. Огромный торжественный дворец, отделанный золотым декором, многочисленными колоннами, лепниной и статуями, до сих пор поражает воображение. Екатерине II он не очень нравился своей пышностью, и она старалась сделать его вид поскромнее, но это не слишком получалось.

Внутри дворец тоже был отделан исключительно богато. Там создано две анфилады комнат с парадным убранством, самыми великолепными являются центральные — Большой зал и Картинный зал. Именно в этом дворце когда-то находилась знаменитая Янтарная комната — кабинет, декорированный янтарными сборными панелями. Сейчас от подлинной Янтарной комнаты осталось всего несколько предметов: убранство было вывезено во время оккупации и его местонахождение до сих пор остается загадкой. Но сейчас, в результате многолетней работы реставраторов, которая началась еще в 1981 году, Янтарная комната воссоздана и ее можно увидеть.

При Елизавете Петровне была построена и освящена придворная церковь Воскресения. Первоначальный ее проект принадлежит архитектору С. Чевакинскому, а довершал ее Ф. Растрелли, гармонично вписав храм в общий силуэт Большого Дворца. Церковь, как и весь комплекс, создана в стиле барокко и отличается нарядностью и красотой. Она дважды горела и дважды обновлялась — в 1820 году и в 1861. К восстановлению убранства и живописи были привлечены ведущие российские художники. К настоящему времени от подлинного убранства сохранилось не так много — всего несколько икон и детали плафонов, но интерьер церкви полностью воссоздан, и она является частью музейной экспозиции.

Царскосельский дворец был одной из любимых резиденций императора Александра I. Своего первого внука Екатерина II фактически отобрала у родителей и воспитывала сама, так что летнее время он проводил именно здесь с ней и потом для жизни предпочитал именно старый Екатерининский дворец, несмотря на то, что недалеко появился его собственный. Александр I, например, с удовольствием ночевал в старинной Опочивальне, которая отделывалась еще при Елизавете, одно время была спальней Екатерины II, а с 1782 года принадлежала именно ему. Его рабочий кабинет тоже сохранялся неизменным со времен его бабушки. Но часть комнат были переделаны для него уже в новом, в ампирном стиле: Приемная, Парадный кабинет и другие. Сейчас они воссозданы и здесь расположен памятный музей Александра I.

Во дворце действуют еще две постоянные экспозиции. Одна посвящена пребыванию семейства Романовых в Царском селе — она занимает малую анфиладу дворца. Вторая рассказывает о парадных императорских выездах и расположена в здании дворцовой конюшни.

Парк начал устраиваться еще при Петре I и Екатерине Алексеевне. Известны имена двух садовых мастеров-голландцев, которые стоят у его истоков — Я. Роозен и И. Фохт. Та часть парка, которая восходит к ним, называется Старым парком. Это регулярный парк, который разбит на уступы, спускающиеся вниз от дворца с целой каскадной системой прудов.

При Елизавете парк расширялся. Перестройкой руководил Ф. Растрелли. Появились новые развлечения: была устроена Катальная гора, новые павильоны — «Грот» и «Эрмитаж». Барочный «Эрмитаж» находится на острове. Он украшен белоснежными колоннами и статуями и как бы рифмуется своим декором с Большим дворцом. «Эрмитаж» был устроен так, что под полом внизу находилась кухня — при необходимости из-под пола вставали столы с угощением, а потом они убирались обратно, и в павильоне можно было танцевать. Сейчас здесь музей, и работу всех этих механизмов можно увидеть своими глазами. Работает павильон только в летнее время.

Павильон «Грот» стоит на самом берегу пруда и имитирует речной грот — изначально он был отделан ракушками, здесь была небольшая пристань и к нему можно было и подойти, и подплыть на лодке. Екатерина изменила интерьер и превратила «Грот» в свою «Утреннюю залу»: здесь она занималась по утрам государственными делами или читала.

При Екатерине был разбит еще один парк, уже пейзажный, в английском стиле. Его обустраивал знаменитый садовый мастер Иоганн Буш, а постройки проектировал английский архитектор Ч. Камерон. Со Старым парком его соединила парадная галерея с 44 колоннами, от которой открывается великолепный вид на парк и пруд. Здесь жили фрейлины, так что маленький «Цветной садик», который был разбит здесь специально для них, стал называться «Фрейлинским». Сейчас здесь по-прежнему высаживают благоухающие цветы.

Для Екатерины был устроен настоящий Висячий сад в античном стиле, из которого по пандусу императрица могла спуститься в парк. Галерея соединяла его с павильоном «Холодные бани», где снизу были устроены купальни, а на втором этаже — украшенные полудрагоценными уральскими самоцветами комнаты отдыха — Агатовые комнаты. Сейчас здесь музейная экспозиция.

Для увековечения побед русского оружия Екатерина приказала поставить в парке несколько памятных колонн и павильонов: в честь Чесменской битвы, присоединения Крыма и т. д.

При Николае I в память о русско-турецкой войне появился павильон «Турецкая баня», имитирующий мечеть.

В четырехэтажном флигеле, который был пристроен к Большому дворцу в конце XVIII века, 19 октября 1811 года открылось новое учебное заведение — Лицей. Мы знаем его сейчас, как школу, где учился Александр Сергеевич Пушкин. Первый выпуск лицеистов сохранил свою дружбу на протяжении долгих лет, день 19 февраля они отмечали на протяжении всей жизни и до конца жизни носили чугунные памятные кольца, и друг друга называли — чугунники.

Но кроме А. С. Пушкина, в первом выпуске лицея оказалось множество людей, которые стали известными и достигли высоких должностей. Однокашниками Пушкина были государственный канцлер А. Горчаков, директор императорской библиотеки М. Корф, декабристы И. Пущин и В. Кюхельбекер. После Пушкина здесь учился, например, писатель М. Салтыков-Щедрин.

Лицей находился в Царском селе до 1843 года, потом переехал в Санкт-Петербург. Сейчас здесь мемориальный музей, посвященный пушкинскому выпуску лицея. Воссозданы интерьеры Большого зала — того самого, где когда-то выпускники держали экзамен, Библиотеки, Газетной, комнат лицеистов, классов и комнат гувернера. Кроме воссозданных мемориальных комнат 9 залов заняты экспозицией, которая рассказывает об истории русского образования начиная с XVII века и об истории Царскосельского лицея. Конечно, самое главное место в ней уделено Пушкину. Именно здесь хранится знаменитая картина И. Репина «Пушкин на экзамене 8 января 1815 года», здесь хранятся подлинные рукописи и рисунки Пушкина, есть даже маленькая копия знаменитого опекушинского памятника поэту, который установлен в Москве на Пушкинской площади.

Музей был открыт здесь в 1949 году к очередному пушкинскому юбилею. Но он не является застывшим, а продолжает развиваться, так что сейчас его экспозиция включает интерактивные мультимедийные элементы — она заинтересует не только взрослых, но и современных подростков.

На позолоченную отделку Большого Екатерининского дворца ушло более 100 килограмм золота.

Считается, что первые деревья в Екатерининском парке посадил лично Петр I.

При отступлении фашисты заминировали Екатерининский дворец, «Грот» и галерею, соединяющую парки. Саперам удалось обезвредить бомбу, так что эти здания не пострадали.

«Екатерининский дворец» Презентация по окружающему миру 3 класс УМК ПНШ.

от проекта «Инфоурок»

Описание презентации по отдельным слайдам:

Екатерининский дворец Достопримечательности Санкт-Петербурга Презентацию подготовила Соколова Эльвира

Роскошный Екатерининский дворец, входит в состав именитого музея-заповедника «Царское Село», расположенного в 25-ти км от Санкт-Петербурга, в небольшом городе Пушкине.

История этого прекрасного памятника архитектуры начинается в 1717 году, когда по приказу Екатерины I было заложено здание, которое должно было стать летней резиденцией российской императрицы.

Знаменитый русский архитектор итальянского происхождения Растрелли приложил немало усилий для того, чтобы построенный Екатерининский дворец олицетворял всю мощь и силу Российской державы. И этому ему удалось. Даже сегодня огромный и роскошный Екатерининский дворец напоминает о величии и богатстве российских императоров.

Читайте так же:  Концерт беседа дворец республики

Однако каким бы прекрасным не было внешнее убранство Екатерининского дворца, его главные сокровища спрятаны внутри Так, парадная анфилада из-за обильного использование позолоты получила название «Золотая»

Голубая гостиная стала знаменита благодаря гармоничному использованию шелка для отделки стен, набивного паркета и художественной росписи.

Не менее интересна Зеленая столовая, для оформления которой были использованы античные мотивы.

Особого внимания заслуживает Картинный зал, в котором собрана богатая коллекция живописи.

Настоящим сокровищем Екатерининского дворца считается Большой зал. Этот зал выглядит очень пышно и помпезно, его отличительными особенностями является использование огромных зеркал для оформления стен, обилие позолоты и живописный плафон, который усиливает декоративное оформление зала..

Еще одной бесценной жемчужиной Екатерининского дворца считается легендарная Янтарная комната. История гласит, что эта комната была подарена Петру I, который ценил разного рода редкости.

К сожалению, во времена Великой Отечественной войны Янтарная комната бесследно исчезла. Попытки найти ее до сих пор не увенчались успехом, однако в конце ХХ в. по фотографиям и рисункам удалось восстановить Янтарную комнату. В 2003 г. она открылась для посетителей.

Номер материала: ДБ-113066

ВНИМАНИЮ УЧИТЕЛЕЙ: хотите организовать и вести кружок по ментальной арифметике в своей школе? Спрос на данную методику постоянно растёт, а Вам для её освоения достаточно будет пройти один курс повышения квалификации (72 часа) прямо в Вашем личном кабинете на сайте «Инфоурок».

Пройдя курс Вы получите:
— Удостоверение о повышении квалификации;
— Подробный план уроков (150 стр.);
— Задачник для обучающихся (83 стр.);
— Вводную тетрадь «Знакомство со счетами и правилами»;
— БЕСПЛАТНЫЙ доступ к CRM-системе, Личному кабинету для проведения занятий;
— Возможность дополнительного источника дохода (до 60.000 руб. в месяц)!

Пройдите дистанционный курс «Ментальная арифметика» на проекте «Инфоурок»!

Низкая стоимость обучения

Не требуется ЕГЭ

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако редакция сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Сообщение екатерининский дворец

В огне пожара екатерининский дворец

Во втором часу ночи 1 февраля 1944 года на командном пункте штаба противопожарной службы города раздался тревожный звонок. Звонил телефон прямой связи Смольного. Дежурный по штабу Ленинградского фронта по линии войсковой связи получил сообщение о большом пожаре Екатерининского дворца в городе Пушкине, несколько дней назад оставленном фашистскими захватчиками. Военный Совет фронта просит пожарную охрану оказать возможную помощь и спасти дворец от полного уничтожения огнем.

А ведь только 27 января 1944 года торжественный салют из 324 орудий возвестил советскому народу и всему миру о великой победе под Ленинградом. Войска Ленинградского фронта взломали кольцо вражеского окружения и, с боями продвигаясь вперед, город за городом, село за селом освобождали их от [137] врага. Но, отступая под ударами Советской Армии, фашисты оставляли после себя сплошные развалины. Разрушенные города, сожженные деревни, взорванные мосты и дороги. Страшную картину представляли собой уникальные исторические пригороды Ленинграда: Петергоф, Павловск, Гатчина. Разграблены, разорены, уничтожены всемирно известные дворцы и парки.

А теперь охвачен пламенем пожара созданный гением многих зодчих более 200 лет назад великолепный Екатерининский дворец в городе Пушкине.

Через пятнадцать минут после звонка из Смольного, сводный отряд в составе десяти команд, сформированных из самых квалифицированных экипажей, мчался к Пулковским высотам по Московскому шоссе. Руководство всей операцией было возложено на заместителя начальника управления пожарной охраны города и противопожарной службы МПВО подполковника Кончаева.

Он ехал впереди колонны в закамуфлированной, видавшей виды «эмке». На заднем сиденье расположился один из самых опытных офицеров пожарной службы Михаил Данилов. Прикрыв глаза, он, похоже, беззаботно отдыхал. Никогда, несмотря на самую сложную обстановку, никто не видел Данилова взволнованным или обеспокоенным. От него исходило уверенное спокойствие, всегда так нужное людям в опасности. И не было задачи по тушению самых сложных пожаров, которую он бы не решил.

За рулем оперативной машины Василий Гусаров ? белокурый крепыш, бывший кузнец-молотобоец авторемонтных мастерских пожарной охраны. Лет десять назад Гусаров овладел профессией шофера и с тех пор не оставлял руля оперативного автомобиля одного из руководителей пожарной охраны города. Бывая в разных переделках с этим бесстрашным парнем, начальник штаба всегда удивлялся способности шофера водить машину, не снижая скорости в любых условиях, по любым разбитым дорогам. Вот и сейчас, в темную зимнюю ночь, он, чуть насупя брови, уверенно ведет машину, изредка поглядывая в зеркало заднего окна за следовавшей позади колонной.

От Средней Рогатки до насыпи Витебской железной дороги на протяжении трех километров тянулась территория когда-то богатого колхоза имени Тельмана, [138] с цветниками перед домами и ухоженными плодовыми садами. Сейчас фары машины вырывают из темноты только остовы печных труб и фундаменты бывших жилых домов, напоминающие покрытия долговременных огневых точек. Перед Пулковской горой должен быть поворот по Нижнепулковскому шоссе, но оно закрыто. Все шоссе перекопано метровыми канавами через каждые сто метров, мосты взорваны. От располагавшихся вдоль шоссе поселков Подгорное Пулково, Большое Пулково и Большое Кузьмине не осталось и следа. Пулковская гора вся в воронках, оставленных нашими войсками блиндажах, землянках, окопах. На горе чернеют развалины знаменитой на весь мир Пулковской обсерватории. Навряд ли по всей линии Ленинградского фронта можно найти сооружение, на долю которого выпало бы такое количество вражеских бомб, артиллерийских снарядов, мин, пулеметных и автоматных очередей.

Киевское шоссе, куда свернула колонна, казалось, еще дышало той напряженной обстановкой боя, который тут происходил несколько дней назад. Сплошь воронки, кое-где еще дымящиеся блиндажи, дзоты. На переднем крае обороны фашистских войск окопы, ходы сообщений, огневые точки, все перепахано при артподготовке перед решительным наступлением советских войск. Чем дальше, тем больше следов войны. Не осталось даже остовов бывших домов, обычных стояков дымоходов на месте сгоревших изб. Дорога в ужасном состоянии, даже пришлось сбавить скорость движения. Легкая «эмка» без труда обходит рытвины и воронки, а каково тяжелым ЗИСам с полным комплектом пожарного снаряжения и боевыми расчетами экипажей.

Железнодорожные пути у станции Александровская разворочены, вздыблены, скручены. Справа остов когда-то бело-желтого величественного каменного здания вокзала. Между чудом сохранившимися вековыми дубами натянута проволока. На ней навешены листы кровельного железа, которыми фашисты маскировали свои позиции. У подъезда к вокзалу, на главной улице поселка и в прилегающих к ней переулках еще неубранные трупы гитлеровцев. Видимо, фашисты здесь держали оборону до последнего и были сметены огнем гвардейских «катюш». [139]

Дорога чем дальше, тем тяжелее. Машина начальника штаба местами перебирается по бревенчатым настилам, сооруженным саперами через воронки и речные протоки. Настилы крепкие, боевые пожарные автомобили должны спокойно по ним проехать. Справа остается парк. Его трудно узнать, настолько поредел. Местами стоят деревья со срезанными артиллерийским огнем вершинами. Александровские ворота разбиты. Еловая аллея выводит на дорогу, лежащую между Екатерининским и Александровским парками. Вдали уже видно зарево большого пожара. Машина еле ползет, где же умение ездить по бездорожью Гусарова? Но вот впереди ажурные ворота, перекрывающие въезд в парадный двор, позади виден весь кортеж пожарных машин, по полукружию дороги автомобили подъезжают к арке Большого дворца. Через решетчатые ворота виден столб пламени в дальнем углу дворца, пламя вырывается из окон его северной части и местами поднимается через обрушившуюся кровлю.

Оставив часть боевых машин на Комсомольской улице, руководитель тушением пожара с остальными следует вдоль фасада дворца, протянувшегося на 300 метров. Его встречает начальник 31-й пушкинской пожарной команды Лисенков. Полушубок распахнут, каска откинута на затылок.

Заместитель начальника УПО несколько дней тому назад, сразу же после освобождения Пушкина от фашистов, сам отправлял эту команду, временно находившуюся в Ленинграде, к постоянному месту службы. Сам принимал и первые донесения Лисенкова о первых выездах на многочисленные очаги и о трудностях: водопровод бездействовал, кругом мины. Здание пушкинской пожарной команды разрушено авиабомбой и разграблено.

? Товарищ начальник, ? не дождавшись, когда Кончаев выйдет из машины, начал докладывать Лисенков. ? Горит второй этаж главного корпуса дворца, огонь перешел в Зубовский флигель, насос на озере, пытаюсь двумя стволами сдержать огонь на чердаке. Но в сторону Зубовского нет брандмауэра и огонь ушел на чердак.

? Понял. Укажите места установки прибывших насосов на озере. Осмотрю дворец, определю позиции [140] стволов. Позже доложите, почему так поздно обнаружили пожар.

Каждый шаг, сделанный по еще недавно прекрасному дворцу, болью отдавался в сердце. Как пустые глазницы, чернеют оконные проемы, рамы выломаны, часть стен обрушена, зияют огромные отверстия обрушенных перекрытий. Центральная парадная лестница разрушена до основания. Стены залов ободраны до кирпича, только кое-где поблескивают обломки золоченых барельефов.

Огонь полыхает во втором этаже двусветного зала. В огне Арабесковый и Леонский залы, так же как и чердак Зубовского флигеля. Пламя выбивается из окон второго этажа в сторону «Собственного садика».

Первый этаж перекрыт сводами. Здесь, по-видимому, были казармы и конюшни. Все загажено, разграблено, разбито. Вонь и смрад бьют в нос. Окна заложены мешками с песком и стволами спиленных в парке деревьев.

Большой зал дворца площадью 846 метров, ? жемчужину творчества Растрелли, ? тоже не пощадили враги. Его украшенные зеркалами продольные стены, прорезанные двадцатью четырьмя стеклянными дверями и окнами верхнего яруса, оголены. Кое-где висят деревянные щиты, под ними видна кирпичная кладка стен. Резьба по дереву, покрытая позолотой, сорвана. На полу валяются обломки украшений. Наборный паркет разобран.

Теперь задача ясна: все, что не уничтожено фашистами, должно быть сохранено. Нельзя допустить перехода огня в Большой зал. Должны быть приложены все усилия, чтобы остановить его в залах антикамер.

Разведка закончена. Расчеты прибывших экипажей времени даром не теряли. От насосов, установленных на озере, уже протянуты магистральные рукавные линии, к окнам второго этажа приставлены выдвижные лестницы, с крыши спущены спасательные веревки, по которым уже можно поднимать рукава. Слышна четкая команда. Здесь собрана лучшая часть командного состава гарнизона: Семенов и Лузан, Дикельсон и Мялло, Терлецкий и другие командиры отличных подразделений ? гвардия ордена Ленина пожарной службы Ленинграда.

Проложив рукавную линию через арку Камероновой [141] галереи, готова начать наступление на охваченный огнем Зубовский корпус 38-я пожарная команда во главе с ее начальником Соловьевым.

Все люди знают, что делать. Даже позиции стволов указывать незачем. На чердаке третьего зала антикамер боевой расчет пушкинской команды под руководством заместителя начальника Костенко старается своими стволами сдержать огонь и не допустить его на чердак Большого зала.

У насосов, установленных на льду озера, каждый у своего, хлопочут шоферы. С ними заместитель начальника отдела техники УПО Казимир Сергеевич Домнен-ков. Сам в прошлом шофер боевой пожарной машины, он до мелочей знает работу пожарной техники. Туда можно не заглядывать. Если нужно, и подскажет шоферу при неполадках, и подбодрит усталых людей. Подача воды будет обеспечена.

И действительно, уже послышался шум первых струй воды, вырвавшихся из стволов. Наступление на огонь началось повсеместно. Теперь нужно сообщить в Ленинград Военному совету, что просьба его пожарными выполняется. Но как это сделать? Связи с Ленинградом пока нет. Не посылать же машину? Да и та с учетом бездорожья доберется часа через три, и сообщение не будет соответствовать фактическому положению дел. Надо посоветоваться с местными чекистами.

Читайте так же:  Юсуповский дворец описание

Пригласив с собой Лисенкова, Кончаев решил проехать в только что организованный в городе райотдел НКВД.

По всей Комсомольской улице от дворца до Кухонного корпуса вдоль кромки парка сплошные ряды могил фашистских завоевателей с традиционными березовыми крестами. Улица Коминтерна на уровне вторых этажей домов перекрыта свисающими соломенными матами. Из машины эта затея кажется бессмысленной, но они служили для гитлеровцев маскировкой. Кончаев никак не может привыкнуть к изуродованности такого прекрасного до войны города. Лисенков за пять дней уже отлично сориентировался и, воспользовавшись возможностью, стал докладывать руководителю тушением пожара обстановку:

? Населения в городе практически нет. На днях прибыл начальник райотдела НКВД Никитин. Приступили [142] к работе секретарь райкома ВКП (б) Родионов и председатель исполкома Кондратенко. Пожарных и милицию обязали организовать дозорную службу. Наш парный дозор несет службу в основном во дворцах. До сегодняшней ночи все было; в порядке и вдруг этот пожар. Вспыхнул внезапно и принял сразу большие размеры. Не иначе, как немцы оставили во дворце «сюрприз».

Райотдел НКВД пока тоже никакой связи с Ленинградом не имел.

? А что за спешка такая. Вернетесь и доложите, ? резонно заметил Никитин. ? И потом, товарищ подполковник, не лучше ли заняться непосредственно тушением пожара, вместо того, чтобы изыскивать способы донесений по начальству?

Но, услыхав о тревожном звонке из Смольного, тут же смягчился:

? Ладно, садитесь, пишите сообщение. Пошлю машину на аэродром, передадим по войсковой связи.

Клубы пара, поднимающиеся к небу вместе с дымом, казалось бы, свидетельствовали о том, что тушение пожара идет успешно. Но пожарным не каждый день приходится тушить пожары дворцов, подобных Екатерининскому. Тут оказались свои, особые, сложности. Восемнадцатиметровый пролет между стенами дворца был перекрыт деревянными балками очень крупного сечения. Подшивка, черный пол и пол чердака представляли собой массу хорошо просушенной древесины, которая с треском горела, поднимая тучи искр. Большие пустоты в перекрытиях, достигающие полуметра, служили путями распространения огня ? путями, скрытыми и очень трудно доступными для тушения.

Когда Кончаев с Лисенковым вошли в здание дворца, внезапно раздался грохот и треск в одной из антикамер, ближайшей к Большому залу. Рухнули два звена перекрытий вместе с боевым расчетом пушкинской 31-й команды. Весь расчет оказался в завале. Не успела осесть закрывшая всякую видимость пыль, как все пожарные, независимо от частей, бросились на спасение товарищей. Маневрируя стволом, на обрушенные горящие балки вскочил командир отделения 3-й команды Фалалеев. Он не замечал языков пламени, лизавших сапоги, не чувствовал боли в обожженных ногах. Под завалом люди. Под завалом товарищи. С ломом [143] в руках, оттаскивая от стен обвалившуюся перегородку, работал начальник команды Терлецкий, на помощь ему бросился Лисенков.

Вскоре из-под завала были извлечены двое пожарных. Непонятно, каким образом, но оба без особых повреждений. Минута, чтобы прийти в себя, и сразу же принялись помогать товарищам. А под обвалом ? заместитель начальника команды Костенко, помощник командира отделения Тюлягин. Еще несколько минут, и оба извлечены из-под обломков. Оба без сознания. Оба с тяжелыми ожогами шеи и рук. Медицинской помощи на месте нет. Нет ее и в городе.

? Быстро в мою машину. Гусаров, до ближайшего госпиталя. Сопровождает политрук команды Коновалов! Все по местам! ? командует Кончаев.

Наступление на огонь продолжается с удвоенной силой.

? Товарищ подполковник! ? К РТП подбежал начальник 38-й команды Соловьев. ? Беда! В первом этаже Зубовского флигеля мои люди обнаружили три тысячекилограммовые авиабомбы. Второй этаж горит и есть проходы в первый. Если огонь уйдет в первый этаж, может произойти взрыв такой силы, что ни от корпуса, ни от моих людей ничего не останется!

? Выводи людей! Оставь одного ствольщика со стволом в первый этаж. Подавать воду и смачивать перекрытия! Сейчас пошлю за минерами.

? Товарищ начальник, ? в голосе Соловьева просительные нотки, ? разрешите мне встать на ствол. Командовать людьми будет командир отделения.

? Отставить! Исполняйте приказание! ? Бывают моменты, когда резкий приказ нужнее вежливого обращения.

Трактор с саперами прибыл через 40 минут. При помощи веревок и салазок через окна бомбы были вытащены, погружены на сани и увезены вглубь парка.

«А выходит, Лисенков прав. Неизвестно, в результате какого «сюрприза» фашистов возник пожар во дворце» ? думал руководитель тушением пожара, провожая взглядом удаляющиеся сани со смертоносным грузом.

Светало. Весь остаток ночи, утро и день боролись пожарные с огнем. К вечеру из Ленинграда стали прибывать на смену свежие подразделения пожарных [144] команд. Их ожидала тяжелая работа по разборке завалов, по ликвидации пожара в Зубовском флигеле дворца. Руководство полной ликвидацией пожара можно передать опергруппе Петроградского РУПО.

Только на третьи сутки операция была завершена полностью. Огонь был остановлен у стен, хоть и разграбленного, но частично сохранившего фрагменты архитектурно-декоративной отделки Большого зала дворца, что оставляло надежду на его будущее восстановление.

Предотвращен подготовленный фашистами взрыв авиабомб. Сохранена значительная часть Зубовского флигеля.

Нигде огонь не был допущен в первый этаж дворца.

В наши дни почти незаметны те страшные разрушения, которые принесли городу и его окрестностям фашисты. Восстановлены промышленные предприятия и жилые дома, туристы ходят по прекрасным дворцам и паркам, любуясь их неповторимой красотой. И в том, что это оказалось возможным, большая заслуга ордена Ленина Ленинградской пожарной команды. [145]

Екатерининский дворец. Висячий сад и Пандус

Галерея (фотоальбом)

Перед главным фасадом Холодных бань находится терраса на сводах, опирающихся на массивные кирпичные столбы — Галерею. Она служит основанием для Висячего сада и связующим звеном между сооружениями архитектурного ансамбля Ч. Камерона и Екатерининским дворцом.

Кладку стен, сводов, аркад под Висячий сад выполнял француз, мастер Кавальяри. Нарушив указания Камерона, он не укрепил кладку железом, свод рухнул, и вместо отстраненного Кавальяри работу продолжил каменных дел мастер И. Минчаки. Поздней осенью закончили покрытие кровли черным листовым железом, которое было выкрашено только в следующем году, поэтому успело проржаветь и в 1783 году было частично заменено.

Терраса между Камероновой галерей, Зубовским флигелем и Агатовыми комнатами, задуманная для небольшого Висячего сада на уровне второго этажа, покоится на сводах, поддерживаемых мощными пилонами.

Висячий сад (фотоальбом)

Про Висячий садик писал Державин:

Тут был Эдем ее прелестный
Наполнен меж купин цветов.

… Зеленым свесом покровенна,
Во внутрь святилища вела.
Вот здесь хранилися кумиры,
Дымились жертвой алтари,
Сбирались на молитвы миры
И били ей челом цари.

Для разбивки сада на террасу уложили гидроизоляцию из листового рольного свинца. Вода с поверхности сада отводилась трубами, первоначально расположенными в столбах аркады. Свинец лучшего качества выписали из Англии. Осуществили эти работы подрядчик Семен Васильев и ярославский крестьянин Козлов. Предписание отлить чугунных плит и желобов потребное количество на Олонецком, Масалова и других заводах, чтоб для отвращения сырости в сводах на открытых верхних садиках, положить их под насыпаемую землю.

Насыпали слой земли, позволяющий выращивать садовые растения. В XVIII веке здесь росли яблони, сирень, жасмин и розы; вокруг кустов были высажены тюльпаны, пионы, нарциссы. Цветение продолжалось беспрерывно все теплое время года.

Боковые стороны Висячего сада окружала утраченная ныне балюстрада из эзельского доломита — камня, добывавшегося на острове Эзель (Сааремаа). Работа производилась под руководством иностранного мастера Эстерейха. Еще в начале XIX века они сильно обветшали, и их заменили деревянными, окрашенными белой краской. Для ограждения Цветного садика Камерон использовал ограду, изготовленную еще в 1770-х годах, которая со сделанными им дополнениями была установлена в 1786-1787. В 1793 такая же ограда была сделана под арками Висячего сада.

В 1787 году Висячий сад, значительно меньший по площади и иной по форме, располагался только перед вторым этажом Холодной бани; южным углом он примыкал к северному углу Камероновой галереи, а западным — к торцевой части Зубовского флигеля. В этом месте во всю ширину флигеля сад ответвлялся в виде узкой дорожки с цветным бордюром, служившей сообщением между дворцом, Холодными банями и Галереей.

Таким образом, если торцевую часть Галереи и узкую дорожку, примыкающую к дворцовому флигелю, рассматривать как часть Висячего сада, то в плане он имел вид буквы «П», вершина которой примыкала к зданию Холодных бань. Следовательно, между флигелем дворца и Галереей сплошной! сада не существовало.

Ступени неширокой лестницы вели в парк, ее разобрали при создании пандуса.

Строительство Камероновой галереи завершилось весной 1787 года, через пять лет работы возобновились, необходим был ремонт. Кроме того, Камерону поручили сделать новый выход в парк из Агатовых комнат и дворца через Висячий сад. Тогда-то и родилась у него идея пристроить к Висячему саду пандус, пологий спуск, что позволило по-новому соединить весь ансамбль Терм с пейзажным парком. Таким образом была решена еще одна проблема, новое сооружение не только не нарушило созданного ансамбля, а наоборот, удачно дополнило его, стало неотъемлемой частью.

Для расширения сада потребовалось поставить еще шесть столбов и выложить своды между флигелем дворца и Камероновой галереей, где прежде сада не было. Плиты облицовки вытесывались таким образом, чтобы выступающий край входил в углублени вдобавок укреплялась железными скобами и пропаивалась оловом и свинцом.

По распоряжению Екатерины для руководства строительством был назначен И. В. Неелов, «с тем, чтоб в нужных случаях требовал он изъяснений» от Камерона. Когда в самом конце 1793 года, в декабре, выяснилось, что рекомендованные Камероном железные связи не положены, дополнительно выстроенные своды верхнего садика не покрыты свинцом и не сделаны свинцовые сточные трубы, его обязали самого смотреть за строительством.

В качестве крупнейшего инженера А. Бетанкур постоянно привлекался для архитектурно-строительного консультирования. Немедленно по появлении в Царском Селе к нему обратились по поводу реконструкции Висячего сада. К 1810 г. от пилонов, поддерживающих аркады, начали отпадать плиты, и в октябре 1810 г. для осмотра сводов срочно были созданы две экспертные комиссии.

Экспертиза, проведенная архитекторами Руской и Минчаки, каменных дел мастерами Руджи и Квадрой, конкретных результатов не дала. Чтобы выяснить способ устранения дефектов, царь приказал главноначальствующему Гоф-интендантской конторой графу IO. П. Литте пригласить инженера Бетанкура.

Осмотрев конструкции Висячего сада, Бетанкур предложил решить вопрос радикально. Он нашел, что «строение сие угрожает своим падением и требует поправки самоскорейшей» и сообщил, что «он мыслит при том, что преобразовав тот сад и спуск и заменив сие строение куполом на аркадах для сообщения между старым дворцом, колоннадою и холодными банями… всякую предпринимаемого строения работу можно привести к исполнению с большею удобностию и с меньшими расходами, в котором не будет никакой сырости».

Трудно представить, во что могла бы превратиться постройка Камерона: Бетанкур, учитывая желание императора сохранить Висячий сад и пандус, счел необходимым «все перестроить вновь, употребив при перестройке дикий камень» или гранит. Что же касалось до «земли, перенесенной вверх на садовую площадь», то он признал нужным, «дабы она была насыпана в некотором роде ящиков, наклоняющихся к своему центру, чтобы устоять против стужи, которая, расширяя ее, не наносила бы вред стенам». Предложение о перестройке не нашло поддержки, и высочайшая резолюция была следующей: «Оставя в том же виде, переделать из кирпича, ибо по мнению архитекторов строение остается прочным, требующим меньшей издержки, а к тому же равно можно употребить средства для избежания сырости».

В итоге Висячий сад выдвинулся на линию фасадов дворцового флигеля и галереи и приобрел свою сегодняшнюю форму.

Технические недостатки в устройстве террасы, несмотря на ремонт в 1811 г., привели к тому, что деревянные перекрытия над помещениями первого этажа из-за протечек стали загнивать.

Летом 1818 г. архитектор В.П. Стасов получил распоряжение переделать покрытие террасы, однако «по разным испытаниям над обыкновенною известью, употребляемою в строении, нашлось, что оная для делания террасов не способна, а почему,— пишет Стасов,— переделку террасы вынужден был оставить до весны» следующего года, когда зодчий, исправив подготовку, покрыл террасу свинцом.

Читайте так же:  Окрестности парижа дворцы

Однако эти мероприятия запоздали, и подгнившие перекрытия следовало менять. В связи с этим 27 января 1821 г. Стасов предложил «сделать своды, вместо деревянных балок и потолка». Летом были начаты работы, затянувшиеся до морозов.

В мае 1822 г. два новых свода, каждый на протяжении около 10 м, неожиданно обвалились.

Стасов и А. Менелас установили причину аварии, найдя, что «известь от поздней осенней кладки при всем том, что сторона сия лежит на полдень не сделала ни малейшей связи и отстает от нее точно, как песок». На основании этого они подвергли сомнению прочность остальных, возведенных год назад сводов, заявив о необходимости их немедленной разборки и устройства сводиков на чугунных балках, уложенных на стены, укрепленные железными связями.

К экспертизе были привлечены архитектор Росси и опытные каменных дел мастера: Квадри, Руджи и Л. Адамини, которые подтвердили ту же причину аварии и признали правильной осуществленную Стасовым конструкцию сводов. Они предложили разобрать и остальные своды и возвести новые «крестовые своды, которые, соединяя наружную стену с внутреннею, составят один корпус». Они рекомендовали сверх сводов уложить балки, настлать пол из 3-дюймовых брусков и покрыть его свинцом. «Свинец же выкрасить масляною краскою за три раза и потом настлать мраморными плитами по масляной замазке. Сверх всего того, чтобы дать хороший скат дождевой воды с мраморной площадки, отнять находящиеся под решеткою из пудожского камня тетивы и вместо сего основать решетку на железных брусках с ножками».

Предложенная коллегией специалистов конструкция была принята, и Стасов в мае 1822 г. приступил к перекладке сводов. Для постоянного наблюдения за этим со строительства Исаакиевского собора был прикомандирован архитектор Антонио Бернардаци, находившийся здесь до конца работ— по ноябрь 1822 г.

Наряду с перекладкой сводов осуществлялся полный ремонт всей колоннады, отделка с росписью «под лепку» и меблировка помещений под новыми сводами, завершенные к концу 1823 г.

Отмечая эту аварию, следует сказать, что такой опытный строитель, как Стасов, мог вести кладку сводов при заморозках только лишь по принуждению. Очевидно, именно этим объясняется, что он не только не привлекался к ответственности, но даже участвовал в разработке новой конструкции как равноправный член экспертной комиссии.

После 1917 года

Из письма А. КучумоваА. Зеленовой от 27 апреля 1944 года: «… Поднимаемся обратно на Висячий садик. Его не узнать, планировка изменена, другой рисунок клумб и газонов, на которых выложены из цветного кирпича «арийские эмблемы» — кресты, щиты и мечи крестоносцев и паучьи черные свастики. Какие-то пестро раскрашенные тумбы, обильно набронзированные украденным из наших кладовых порошком.» Тут же свалка медного утиля — ванна, десяток самоваров, керосинки, примусы, водопроводные краны и… художественная чеканная бронза, сорванная с замечательных дверей Агатового и Яшмового кабинетов… На другой стороне вонючая свалка… навоз, тряпье, эрзац-обувь, консервные банки, бутылки и другие «вещи» «культурной» жизни фрицев… «

Пандус (фотоальбом)

Пологий спуск «Пандус» был последним строительством Ч.Камерона, законченным при жизни Великой Екатерины. Иметь из Висячего сада дополнительный спуск в Екатерининский парк императрица Екатерина II пожелала в начале 1792 года.

Приступая к разработке проекта, Ч. Камерон предложил не повторять уже имевшуюся на Камероновой галерее лестницу, а построить пологий спуск. Предложение было одобрено, и впоследствии спуск назвали Пандусом (спокойный, легкий спуск).

В XVIII веке его называли «спуском с верхнего садика» и иногда «всходом» или «скатом». По нему императрица могла спускаться вниз на специальном кресле.

Название «Пандус» появилось позднее, по-видимому, в конце XIX века. Это одно из самых необычных сооружений классической архитектуры, в сущности, уникальное в истории зодчества. С точки зрения строительной техники Пандус также представляет собой один из своеобразнейших памятников своего времени.

Прежде чем начать строительство Пандуса, необходимо было разобрать подходивший прямо к дворцу скат Катальной горы. Распоряжение о разборке скатов и «купольной залы» (то есть павильона Катальной горы) было отдано в 1792 году. С постройкой Пандуса очень торопились. На торгах, произведенных через несколько дней после утверждения проекта, работы получил мастер И. Минчаки, который обязался завершить их к 1 июля 1793 года «неотменно», а при возможности и раньше. Он же взялся за разборку Катальной горы и ее фундамента, но так ее и не закончил. Из-за затянувшейся разборки второго ската и павильона несколько лет откладывалось, к большому неудовольствию императрицы, строительство новой галереи.

Для сооружения «спуска» от Висячего сада к парку было добавлено «девять арков сводами». Основой сооружения стали равномерно понижающиеся поперечные арки, которые образовали сверху гладкую, плавно стекающую поверхность. Его мощная аркада, суровая и величественная, постепенно понижается, как бы уходит в землю, напоминая романтичные руины древних античных сооружений и римских акведуков.

Идея архитектурного оформления Пандуса построена на сочетании каменных поверхностей, обработанных «под шубу» с гладкими деталями, первоначально отполированными с песком, — этот же прием был применен при обработке нижнего этажа Камероновой галереи. Он облицован, как и первые этажи зданий всего ансамбля, грубо обработанными блоками камнамерон хотел для облицовки пандуса использовать сясьскую плиту, как более прочную, ибо спуск не был защищен от влаги. Минчаки, уже подписав договор на работы, в своем рапорте в очень резких выражениях доказывал, что из сясьской плиты кладка будет не соответствовать климату, что пудостский камень значительно лучше. Он объяснял императрице» что трудности с доставкой плиты задержат строительство, что плита имеет недостаточную толщину и может расслаиваться и что отделка этой плитой создаст «безобразность» всей постройки» поскольку старые арки сделаны из пудости. Екатерине хотелось поскорее видеть сооружение законченным, и она приняла сторону Минчаки, обещавшего сократить срок строительства на два месяца, хотя не только Камерон, но и Неелов считали сясьскую плиту прочнее пудостского камня.

На самом же деле прочнее сясьская плита, это отлично было известно не только Камерону, но и самому Минчаки. Поэтому Камерон настаивал на своем выборе. А Минчаки скорее всего был заинтересован корыстно, у него были большие запасы пудостского камня, да и обработка его гораздо легче, он и упорствовал. Спор затянулся, работы надо было начинать, и Камерон уступил напористому мастеру. Несмотря на обещание подрядчика, сроки были нарушены и работы продолжили осенью после летнего перерыва. Вместо заболевшего и вскоре умершего Неелова ими руководил Е. Соколов.

Пандус облицевали пудостским камнем.

Сверху, от Агатовых комнат и галереи, он воспринимается как начало аллеи парка. Пандус образуют семь понижающихся арок-сводов и три безарочных пилона. В замковых камнях арок с обеих сторон высечены маски античных богов — Юпитера, Юноны, Марса, Минервы, Меркурия — и других мифологических персонажей. ловно верные стражи они охраняют Термы. Исполнены маски с большим мастерством. Некоторые кажутся просто портретами современников мастера, они то суровы, то задумчивы, то строги, то с едва заметной улыбкой в уголках губ. Выразительны женские маски — Геры и Дианы.

Над колоннами, разграничивающими уступы по обеим сторонам спуска, прежде были установлены бронзовые статуи муз. На гравюре, предположительно выполненной по проектному рисунку Камерона, на Пандусе показано 18 статуй, две вазы и внизу — сфинксы, которые не были изготовлены.

В ноябре 1793 года Камерон лично подбирал и заказывал в Академии художеств недостающие статуи для украшения спуска, без которых он так же немыслим, как и другие постройки Камерона. В Академии художеств в 1780-1790-х годах отливали бронзовые копии античных статуй и бюстов, установленные перед фасадом Холодной бани, на Висячем саду, в Цветном садике, на Колоннаде и Пандусе.Они изгтавливались по слепкам, хранившимся в Академии, и по образцам, находившимся в императорских дворцах и садах, а также у «партикулярных людей».

Удалось установить вазы и 12 скульптур, В их числе статуи восьми муз, подготовка к отливке которых началась еще в 1790 году. Привезенные в 1792-1794 четыре статуи муз и ваза Медичи, стоявшие сначала на Висячем саду, были перемещены на Пандус, к ним добавили взятые с Колоннады статуи Венеры Медичи (1782) и Венеры Каллипити (1780). В 1795-1796 на Пандусе установили вторую вазу — Боргезе, еще четыре статуи муз, Флору из «Капитолии» и Меркурия «из палат Меднцис». Подготовленные в 1796 Аполлон Мусагет и Евтерпа (с надписью «Клио») были отлиты в 1798. Все отливки были произведены Э. Гастклу.

В XVIII веке богато украшенный скульптурой Пандус называли «Лестницей богов». Это был подлинный античный Парнас, представленный богом Аполлоном и музами, покровительницами соответствующих искусств. По пандусу можно было было подняться в Камероновую галерею, поэтому скульптура Пандуса как бы подготавливала к восприятию собрания бюстов галереи.

Только внизу, у самого выхода в парк, высились две гигантские бронзовые вазы. Обе вазы утрачены во время войны.

В 1793 году Императрица уже могла при прогулках спускаться по Пандусу прямо с зеркальной площадки в свой великолепный сад, в котором так ярко выразилась ее «мания к постройкам и к насаждениям», как она в шутку любила говорить.

Работы по Пандусу были завершены в 1794 году, когда на нем была сделана насыпная дорога, установлены изготовленные на Сестрорецком заводе двое железных ворот с решетками, изготовленными на Сестрорецких заводах которые не планировались, но были добавлены по указанию императрицы. и простояли до середины XIX века.

Однако бронзовые статуи простояли недолго: в 1799 году по указу императора Павла I их перевезли в Павловск, где установили на круглой плошадке в Старой Сильвии (так возникла площадка Муз).

В 1811 году Пандус был передвинут в связи с постройкой в 1810 году неподалеку от Висячего сада Гранитной террасы, рядом с которой шла широкая прямая аллея, пересекающая весь парк от Екатерининского дворца до Орловских ворот. Ныне эта аллея называется Рамповой. Чтобы совместить направление Пандуса с Рамповой аллеей, было решено его передвинуть; для этого узел соединения Пандуса с Висячим садом переместили со средней на вторую арку от дворца.

Архитектор В. П. Стасов заказал на Санкт-Петербургском чугунолитейном заводе по своим рисункам двадцать «чугунных цветников» или «таганов» с вазами для цветов, которые в 1815 г. установил на пустующих уступах.

Статуи возвратились на место при Императоре Александре І. Бронзовые статуи во время оккупации города они бесследно исчезли.

В 1860-х годах, когда император Александр II избрал Зубовский флигель своей летней квартирой, значительный участок парка, прилегающий к флигелю, отвели под Собственный садик и оградили металлической решеткой. Новая ограда непосредственно примыкала к окончанию Пандуса, где решили поставить вторые ворота. Чтобы избежать различия между новыми и старыми воротами, в 1865 году ворота Ч. Камерона заменили новыми отлитыми по проекту архитектора А. Ф. Видова. Эти ворота сохранились до наших дней.

Из письма А. КучумоваА. Зеленовой от 27 апреля 1944 года: «Выходим в Собственный садик к пандусу, он уцелел, лишенный больших бронзовых ваз. Снарядами отбиты куски камня и разбиты два треножника.»

Источники:

  • Козьмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  • Воронов М. Г., Ходасевич Г. Д. Архитектурный ансамбль Камерона в Пушкине. Изд. 2-е. Л., 1990.
  • Пилявский В. И. Стасов. Архитектор. Л.: Госстройиздат, 1963, 251 с., ил.
  • Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.
  • И. Степаненко. Камерон. Сборник: Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  • Письма А. Кучумова

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!