Меню Закрыть

Древнерусский деревянный храм

Древнерусский деревянный храм

Христианство начало распространяться среди восточных славян еще до официального крещения Руси в 988 г. Летописные свидетельства от 882 и 945 гг. говорят о существовании в эти годы в Киеве нескольких церквей.

Первые христианские храмы Древней Руси были деревянными (это известно из письменных источников). Так, из дерева были выстроены церковь Ильи в Киеве (перв. пол. X в.), тринадцатиглавый собор Софии в Новгороде (кон. X в.), собор в Ростове (60-е гг. XI в.) и др. Развитие деревянного строительства содействовало его совершенствованию и специализации, выделению мастеров.

Характер восточнохристианского богослужения требовал, чтобы в церковном здании имелись помещение для молящихся, примыкающий к нему с восточной стороны меньший по размерам алтарь и западная пристройка — притвор, который в русских условиях служил, быть может, для изоляции в зимнее время основного помещения от холодного внешнего воздуха. Эти основные части храма, расположенные по оси восток — запад, русские плотники возводили привычными им методами из горизонтально уложенных венцов, что обусловливало определенные пределы длины стен.

При распространенной длине бревен от 6 до 9 м вместимость квадратного сруба составляла примерно от 100 до 220 человек. Для получения большей полезной площади приходилось делать основное помещение крестообразным или восьмиугольным в плане. В первом случае вместимость его увеличивалась вчетверо, а во втором, несмотря на большую потерю длины бревна на врубки, примерно в шесть раз. О применении восьмигранных («круглых» по позднейшей терминологии) срубов для деревянных церквей X—XI вв. трудно сказать что-либо определенное, но миниатюры XI и XIV вв., изображающие деревянные храмы, возводившиеся в первой половине XI в. в Вышгороде близ Киева, позволяют предполагать, что восьмигранные и крещатые срубы тогда применялись.

Самым грандиозным произведением новгородских плотников был Софийский собор в Новгороде, построенный в 989 г. «от древ дубовых» и имевший, по словам летописи, тринадцать верхов. Тринадцати верхам могли соответствовать тринадцать срубов, из которых девять могли образовывать квадрат, а остальные четыре (алтарь и три притвора) — примыкать к центральной группе срубов со всех четырех сторон. Такая постройка при длине бревен 8—9 м могла вмещать около двух тысяч человек (без алтаря и притворов) и должна была казаться очень внушительной благодаря своим размерам и обилию верхов. Отсутствие фресок внутри деревянных церквей возмещалось большим количеством икон, и здесь несомненно зародились те высокие, многоярусные иконостасы, которые позднее перешли в каменную архитектуру и стали характерной особенностью русских храмов. Своим внешним и внутренним видом большие деревянные церкви производили сильное впечатление на зрителей, соперничая в этом отношении с каменными храмами, и летописцы не могли скрыть своего восхищения перед деревянными соборами.

Вскоре появляются монументальные и долговечные каменные сооружения — сначала храмы, потом светские здания, и еще позднее — оборонительные укрепления.

Храмы Киевской Руси строились по образцу византийских крестовокупольных храмов. Крестовокупольный храм в своей основе представлял прямоугольное помещение с четырьмя столбами в середине, соединившимися арками, которые поддерживали барабан купола. Примыкавшие к подкупольному квадрату ячейки, перекрывавшиеся цилиндрическими сводами, образовывали крестообразную основу плана; угловые части перекрывались куполами или сводами. О восточной стороны к зданию примыкали три полукруглых выступа — абсиды, в средней из которых размещался алтарь, отделенный от основного помещения храма алтарной преградой (иконостас появился позднее), а в боковых хранились церковные принадлежности. В западной части здания устраивалось помещение второго яруса — хоры, где во время богослужений размещалась знать. Промежутки между столбов навивались нефами, которых обычно бывало три или пять; с запада часто прибавляли еще одно членение — нартекс.

Внешний облик храма соответствовал его внутренней структуре: на фасадах внутренним столбам отвечали плоские вертикальные выступы — лопатки, завершавшиеся полукружиями сводных покрытий — закомарами.

Здания возводились из тонкого плиткообравпого кирпича — плинфы и камня на известковом растворе. Стены не белились, а сохраняли естественно-декоративное красно-белое сочетание; кроме того, стены оживлялись проемами узких окон и рядами декоративных ниш. Древнейшим каменным храмом на Руси была Десятинная церковь в Киеве (989-996 гг.)

Русские зодчие, на первых порах действительно учившиеся у византийцев, имели собственные художественные вкусы, были воспитаны в русских художественных традициях и решали другие, чем в Византии, художественно-идеологические задачи. Естественно, что развитие древнерусской архитектуры пошло по иному пути, чем развитие византийской архитектуры. И если Десятинная церковь, построенная в конце X в., еще памятник несомненно византийский по своим архитектурным формам, то уже примерно через сто лет русские мастера возводят постройки, совершенно отличные от византийских. Русская архитектура XII в. безусловно может быть названа национальной русской архитектурой, своеобразной и не имеющей точных аналогов ни в Византии, ни в какой-либо другой стране.

В культовом каменном строительстве на века утвердился тип кубического храма, внутреннее пространство которого определялось наличием параллельных нефов с четырьмя, шестью и большим числом опорных крещатых столбов, поддерживающих своды и купола (от одного до пяти куполов). Хотя русские церкви того времени были построены по единому образцу, они были разнообразны по размерам, объемным формам и средствам декоративной обработки. Большинство сооружений до XVI века включительно отличается органичностью и единством объемной композиции и конструктивного решения, их внутренняя структура четко и последовательно выражается во внешних формах.

Однако каменные шатровые храмы являлись все же исключением. Большинство строившихся в XVI и XVII веках церквей возводилось в основном типе кубических сооружений — одноглавых или пятиглавых с куполами луковичной формы. Преобладали церкви средних и небольших размеров. Нередко закомары, отрезаемые карнизом от основной части стены, дополнялись в этих сооружениях вторым и третьим рядами арочек меньших размеров. Благодаря этому церковь в завершающей своей части представляла как бы пирамиду, служившую основанием куполу. К основному объему церкви нередко с западной входной части примыкала низкая и широкая пристройка, перекрытая на два ската,— трапезная. К ней, в свою очередь, примыкала колокольня (7, стр. 528-536; 9, стр. 62-68; 11, стр. 45-47; 24, стр. 48-49).

Деревянные церкви: клетская, шатровая, ярусная

Деревянная церковная архитектура

Из книги Олега Стародубцева « Русское церковное искусство Х-ХХ веков» , изданной Сретенским монастырем в 2007 г .

Церковь прав. Лазаря (конец XIV в.)
Наряду с каменным храмостроительством, на Руси с глубокой древности возводились и деревянные храмы. Благодаря доступности материала, деревянные храмы строились повсеместно. Строительство каменных храмов требовало особых условий, огромных финансовых ресурсов, привлечения опытных мастеров каменного дела. Вместе с тем, потребность в храмах была огромной, и деревянное храмостроительство, благодаря умению славянских мастеров, восполнило ее. Архитектурные формы и технические решения деревянных храмов отличались такой законченностью и совершенством, что это вскоре стало оказывать значительное влияние на каменное зодчество.

Древнейшие летописные источники упоминают о том, что задолго до Крещения Руси в ней уже строили деревянные храмы. В договоре князя Игоря с греками упоминается о церкви св. пророка Ильи (945) [1] . В том же источнике упоминаются еще две церкви: «божница свт. Николая» на Аскольдовой могиле и церковь «св. Орины» [2] . Обе они были деревянными, так как упоминаются как «срубленные» и говорится, что все они сгорели. Деревянная церковь Преображения Господня упоминается и в летописях Новгорода. О древних каменных храмах в языческой среде источники не упоминают.

Крещение Руси стало для славян язычников событием чрезвычайной важности. Св. князь Владимир, заботясь о распространении христианства, активно способствовал строительству храмов, «нача ставить по градам церкви». Преимущественное большинство их, вне всякого сомнения, рубилось из дерева. Строительство каменных храмов летописцы упоминают как события исключительной важности.

С распространением христианства быстро развивается деревянное храмостроительство, которое всегда шло впереди каменного. Традиции Византии с установившимися основными формами плана и составляющих элементов были приняты зодчими Руси всецело и оставались неизменными на продолжение столетий. Но деревянное храмостроительство развивается своим путем и постепенно приобретает черты яркой индивидуальности и самобытности, в которой, безусловно, сохранились основные принципы храмостроения, заимствованные некогда у Византии.

Широкому творчеству в строительстве деревянных храмов способствовали, во-первых, значительная трудность передачи в дереве архитектурных модулей каменных храмов, во-вторых, то обстоятельство, что греческие мастера никогда не строили из дерева. Русские мастера проявили большую изобретательность, так как к этому времени уже были выработаны определенные конструктивные приемы в светской архитектуре, и эти формы смело применялись в деревянном храмостроительстве.

Насколько просто и скромно выглядели деревянные храмы внутри, строго соблюдая принятые традиции, настолько причудливо и богато были украшены они снаружи. Готовых форм в дереве не было, и мастерам приходилось брать их с храмов каменных. Безусловно, повторить их в дереве было во многом невозможно, но переосмысление этих канонов практиковалось широко и успешно. В 1290 г . в Великом Устюге была возведена церковь Успения «о двадцати стенах». По-видимому, она включала в себя центральный восьмигранный столп и четыре прируба притворов и алтаря.

Татарское иго, можно с уверенностью предположить, не отразилось непосредственно на деревянном храмостроительстве; во всяком случае, не прервало сложившихся традиций. Основные архитектурные приемы древнерусского плотнического дела — как художественные, так и конструктивные — весьма мало менялись и отвечали только постоянству уклада внутренней жизни Руси, постепенно совершенствуясь, оставались по существу такими же, какими были в глубокой древности.

Формы древних памятников деревянного зодчества отличаются совершенством, суровой красотой и логичностью конструкций. Нужны были века для того чтобы выработать эту совершенную красоту. Деревянное зодчество медленно формировало свои традиции и бережно их хранило. Когда в столицах уже повсеместно строили каменные храмы в стиле классицизма, на Севере России и в дальних селениях еще продолжали возводить деревянные церкви, выдержанные в древних традициях.

Особенности деревянного храмостроительства

Основным материалом для строительства, в преимущественном 507 большинстве, были бревна (осляди или слаги), длиною от 8 до 18 м и диаметром около полуметра и более. Из бревен тесали брусья (бревно отесанное на четыре канта). Для устройства полов применялись бревна, расколотые на две части (пластины). Из бревен с помощью клиньев (расколотых в длину) получали доски (тес). Для устройства кровельного покрытия использовали изготовленный из осинового теса лемех (гонт).

При строительстве традиционно использовали два способа крепления бревен: «в обло» — при помощи вырубания в концах бревен соответствующих углублений, и «в лапу» («в шаг») — этом случае выпускных концов нет, а сами концы вырубались так, что схватывались друг с другом зубцами, или «лапами». Ряды собранных венцов назывались срубами, или стопами.

Крыши храмов и шатры покрывались тесом, а главы лемехом. Подгонялись они с большой точностью и только в верхней части крепились к основе особыми деревянными «костылями». Во всем храме от основания до креста не применялись металлические детали. Связанно это, в первую очередь, не с нехваткой металлических деталей, а с умением мастеров обходиться без них.

Важной особенностью древнего зодчества являлся тот факт, что в немногочисленном плотницком инструменте отсутствовали пилы (продольные и поперечные), которые, казалось бы, были столь необходимыми. Вплоть до петровской эпохи плотники не знали слова «строить»; они не строили свои избы, хоромы, церкви и города, а «рубили», почему и плотников именовали иногда «рубленниками».

На Севере, в отличие от южнорусских областей, храмы в древности почти всегда ставились прямо на землю («пошву») без фундамента. Талант и мастерство зодчих позволяли строить храмы высотой даже до 60 м , а высота в 40 м была обычной.

Суровая школа жизни отразилась на внешнем убранстве церквей, постепенно приведя к созданию произведений, поражавших своей простотой и вместе с этим неповторимой торжественностью и гармонией.

Основные типы деревянной церковной архитектуры

Прежде чем приступить к описанию главных типов деревянного храмостроительства, необходимо упомянуть о более простых формах деревянного церковного зодчества. К таким сооружениям относятся часовни и колокольни.

Часовни, поклонные кресты, либо иконы в киотах были непременными спутниками русских людей в древности. Они в великом множестве возводились по всей земле русской. Ставили деревянные часовни на местах обретения икон, сгоревших или упраздненных и разобранных храмов, на местах сражений, на местах внезапной смерти христиан от молнии или болезни, у въезда на мост, на перекрестках дорог, там, где считали почему-либо необходимым осенить себя крестным знамением.

Появление колоколен в деревянной архитектуре, как самостоятельных сооружений, можно отнести ко времени широкого их распространения в каменной архитектуре. Вероятно, самыми древними были звонницы, наподобие тех, что сохранились в каменной архитектуре Пскова. В летописях еще упоминаются деревянные «козлы», на которые подвешивались небольшие колокола. Самыми древними известными нам колокольнями являлись квадратные в плане сооружения, состоящие из четырех столбов с небольшим уклоном внутрь; вверху устраивалась крыша с главкой и подвешивались колокола. Появление таких колоколен можно отнести к XVI–XVII вв. Более сложная конструкция стояла обычно на пяти столбах, однако основу составляли четыре столба, на которые укреплялась четырехскатная крыша и глава. Известны колокольни и «о девяти столбах».

К более сложному типу можно отнести колокольни, которые состояли из срубов различной формы (четырехгранные и восьмигранные). Они рубились достаточно высокими и чаще заканчивались шатром, который венчала небольшая глава. На Севере Руси чаще рубили колокольни «с остатком», в центральной Руси предпочитали рубить «в лапу».

Самым распространенным типом на Севере были комбинированные постройки. Низ колокольни для большей устойчивости рубили квадратом, на который ставили восьмигранный сруб, увенчанный шатром. Так сложился самый распространенный на Севере тип. В колокольнях были различия лишь в отношении пропорций и отделки. Основным отличием была различная высота (например, колокольня начала XVII в. в селе Кулига Дракованова).

На юго-западе России колокольни (звеници или дзвоници) имели несколько иной вид и окончательно, как архитектурные формы, сформировались к концу XVII в. Наиболее распространены колокольни с квадратным планом, состоящие из двух ярусов. Нижняя часть их срублена из брусьев с углами «в лапу». Внизу устраивались дощатые отливы, а вверху брусья-консоли, поддерживавшие кровлю, переходили в ограждения верхнего яруса колокольни (т.е. ее звона). Сама звонница представляла собой открытое пространство с колоколами под невысокой четырехскатной крышей. В постройках сложного типа как верхний, так и нижний ярус имели в плане форму восьмиугольника. Часто строили колокольни с тремя ярусами.

Читайте так же:  Капитолийский храм

На Юге России строили колокольни преимущественно по тем же принципам. Характерной чертой является то, что их не рубили, а складывали из бревен одно на другое, концы которых укреплялись в вертикальных столбах.

Деревянные храмы, по свидетельству летописцев XVI–XVII вв., строились «по подобию, по старине», и их зодчие строго придерживались древних традиций. Однако на протяжении пяти веков (с XI по XVII вв.) вне всякого сомнения должна была произойти известная эволюция форм. Легче предположить, что сущность ее заключалась в накоплении новых форм, нежели в отбрасывании старых. В меньшей степени это относится к областям западноруским, которые под давлением Польши и других стран близкого окружения усваивали новые традиции как в каменной, так и в деревянной архитектуре, не свойственные древним образцам.

Самыми простыми по типу постройками и самыми первыми были храмы, походившие на простые избы и отличавшиеся от них только крестом или маленькой главкой. Последняя появилась вследствие попытки во всем подрожать каменным храмам. Климатические условия, в первую очередь, были причиной того, что формы глав получили совершенно иной вид, чем каменные главы византийских храмов. Спустя некоторое время формы деревянных глав сформировались окончательно и приобрели совершенно иной самобытный и неповторимый вид.

Так сложился первый тип деревянного храма — клетский. По размерам церкви эти были невелики [10] , рубились из одного, двух, чаще из трех срубов (алтарь, храм и притвор), соединенных вместе и увенчанных чаще одной главой; перекрывались кровлей на два ската.

Характерным примером подобного типа является церковь прав. Лазаря (конец XIV в.) — древнейший из дошедших до нас памятников деревянного зодчества [11] . По преданию, она срублена при жизни основателя монастыря прп. Лазаря, до 1391 г . [12] Размеры церкви невелики ( 8,8 м на 3,6 м ). Верхние венцы церковной клети имеют небольшой повал мягкой, плавной формы, а в центре кровли устроен миниатюрный круглый барабан с луковичной главкой. Кровельный тес имеет в нижней части украшение в виде усеченных резных пик. Под тесовой кровлей широкие полотнища бересты, сшитые берестяным лыком. Храм не имеет никаких внешних украшений. Это древнейший пример постройки клетского типа, многократно повторявшийся впоследствии с весьма существенными вариациями вплоть до XX в.

Стремление придать храмам большую высоту и особое место в пространстве привело мастеров к мысли поднять их на подклет («горнюю клеть») [14] . Главу на храм ставили на тонкий высокий барабан прямо на крышу, были и специальные декоративные «бочки» или деревянные закомары. Эти приемы часто встречались в церковной архитектуре на Онеге. Примером может служить церковь Ризоположения из села Бородавы (1485), бывшей вотчины Ферапонтова монастыря. Церковь имеет два сруба (храм и трапезная), покрыта высокой кровлей с полицами над повалом основного сруба. Как и храм, алтарь покрыт двухскатной кровлей, но в верхней своей части она преобразуется в «бочку», на вершине которой установлена маленькая главка [15] .

Особенностью древних церквей клетского типа являлось то, что кровли устраивались не на стропилах, а представляли собой продолжение восточной и западной стен, которые постепенно сходились на нет. Между собой эти стены скреплялись стропилами, на которые и устанавливали кровлю. Таким образом, кровля с храмом составляли одно целое. Высокие кровли, которые порой в несколько раз превышали высоту сруба, являются характерным признаком этого типа храмов.

Дальнейшее развитие тип клетских построек получил, усложняясь в формах. Большое значение приобрела трапезная: ее прирубали между храмом и притвором. По объему трапезные были всегда значительных размеров и служили местом отдыха для прихожан между церковными службами [16] . Клетские храмы усложняютсяустройством боковых приделов. Меняются и формы алтарей: их устраивали не прямоугольными, а в виде многогранника — «о пяти наружных стенах»; этот прием заимствован из каменной архитектуры. Желание увеличить площадь храма привело к появлению с трех сторон (кроме восточной) галерей («нищевиков») [17] . Особую красоту клетским храмам придавало расширение верхней части сруба (увеличивали длину верхних бревен восточной и западных стен), получившее название «повал». Повалы играли, в первую очередь, практическую роль. На них устраивали сливы, далеко отводящие воду с крыш от стен храма. Усложняются и кровли храмов. Появляются так называемые «клинчатые» крыши — такие, у которых подъем так велик, что высота их превышала длину бревен. В таких случаях крыши делались ступенчатыми. Уступы эти, придавая крышам более сложную форму, создавали богатую игру света и тени. Ярким примером может служить церковь св. Георгия в селе Юксово (1493). Клинчатая кровля стала в дальнейшем излюбленным приемом в завершении клетских храмов. До нас дошли замечательные образцы таких храмов в Центральной России: Успенская церковь в городе Иваново XVII–XVIII вв., Никольская церковь из села Глотово Юрьев_Польского района (1766) [18] , церковь Спаса-Преображения из села Спас-Вежи под Костромой (1628) [19] .

Благовещенская церковь в деревне Пустынька

С XVIII в. чаще стали устраивать крыши в форме «бочки». «Бочкой» перекрывали алтарь или использовали эту форму для установки главы. Этот способ широко использовался в хоромном строительстве и был широко освоен. «Бочки» всегда покрывались лемехом. Единственным дошедшим до нас клетским храмом с покрытием «бочкой» является Благовещенская церковь (1719) в деревне Пустынька на реке Онеге, недалеко от Плесецка. «Бочка» здесь вырастает из подкрылков — полиц. «Бочкой» покрыт и пятигранный алтарь, стены которого тоже завершаются повалами, укрытыми полицами с небольшим уклоном. Более часто применялись крыши восьмискатные [20] . Примером подобного покрытия храма на восемь скатов могут служить несохранившиеся церкви Архангела Михаила (1685) и св. Илии пророка (1729) в Архангельской губернии. К концу XVII — началу XVIII вв. относятся клетские храмы, которые крылись уже некрышами со скатами и не «бочками», а сформировавшимися на их основе новыми формами. К таким относятся кровли, имевшие форму четырехгранных куполов. Такие храмы встречались чаще в центральной России (церковь свт. Николая в селе Бережная Дубрава Архангельской области (1678)).

Успенская церковь села Космозеро
Шатровые храмы имели то главное преимущество перед клетскими, что были обыкновенно очень большими по объему и имели значительную высоту [21] . Термин «деревянный верх» заключает в себе устройство главного помещения в виде многогранной башни [22] . Кровельное покрытие таких храмов устраивалось «кругло» (многогранником), а форма получила название — «шатер».

Шатровые храмы значительно отличались от клетских планом и своим сильно подчеркнутым стремлением вверх. Они изумительно красивы, просты и вместе с тем очень рациональны — это глубоко национальная форма. Сохраняя традиционный трехчастный план, шатровые постройки получили новые архитектурные формы, не употреблявшиеся в древности, что позволило устроить при помощи тех же исходных материалов достаточно большие сооружения.

Весьма непросто проследить эволюцию форм этого типа храмов. По мнению исследователей, первоначальный тип храма — «шатер на квадрате четверика», до нас не дошел. Второй по старшинству формой полагают, был восьмерик с шатром, имеющий алтарный прируб и не имеющий притвора — храм-столп. Таких храмов было тоже очень немного, и ни один не сохранился. Третья форма сложилась из предыдущей с прибавлением притвора, трапезной и галереи с трех сторон (церковь свт. Николаяв селе Лявля Архангельской области, XVI в.). Четвертая форма сложилась из предыдущей и имеет дополнительно два придела. Такой храм называли в древности «о 20 стенах» или «круглым» (церковь Спаса на Кокшенге, XVII в.). В XVII–XVIII вв. распространилась форма, появившаяся, впрочем, намного раньше: четверик — восьмерик — шатер. Это наиболее распространенная форма храмов. Среди них — подлинные шедевры церковного храмостроительства (церковь Успения Богородицы в Кондопоге, Карелия, XVIII в.).

Важное место в истории русского церковного искусства занял тип храма подобный церкви в Варзуге на Кольском полуострове. Этот храм весьма близок по основным формам к каменному храму Вознесения в Коломенском под Москвой. Здесь можно отметить безусловное проникновение принципов деревянной архитектуры в каменную.

Чем древнее были шатровые храмы, тем проще и строже их внешнее оформление. Одна из самых древних шатровых построек — церковь свт. Николая в селе Панилове на Северной Двине (1600). Церковь имела обширный восьмерик храма, клетской алтарь и трапезную [24] . В низовьях Северной Двины под Архангельском стоит Церковь свт. Николая в с. Лявля один из древнейших шатровых храмов — церковь свт. Николая в селе Лявля (1581–1584). По преданию, церковь поставлена стараниями новгородской посадницы Анастасии над гробом ее брата Стефана. Церковь имеет алтарь, крытый «бочкой», трапезную и притвор. Храм Владимирской иконы Божией Матери (1642) в селе Белая Слуда Вологодской губернии, имел уже более высокий шатер и стройный силуэт (общая высота 45 м ). В храме была устроена галерея. Это один из наиболее совершенных памятников шатрового типа [25] . Церковь св. Георгия из села Вершина на Северной Двине относится к 1672 г [26] ; она обнесена крытой галереей с богатым крыльцом, крытым «бочкой». Ею же, как и в предыдущих храмах, крыт притвор, трапезная и алтарь. Это самые простые по формам шатровые храмы. Декоративное убранство их было минимальное.

Дальнейшее развитие этого типа построек шло путем усложнения основных форм. С середины XVII в. строятся храмы, главная часть которых имела вид башни о двух ярусах. Нижний был в плане квадрат, а верхний имел форму восьмерика. Из подобных храмов можно назвать Никольскую церковь Троицкого монастыря (1602–1605) на Беломорье. Вариации подобных храмов были весьма распространены, в основном они различались лишь деталями. К ним относятся выступающие углы четверика, которые перекрывались весьма искусно «теремами», или, как их называли в народе, «херувимчиками». Такие церкви, как правило, были невелики, но непременно высокие. Несомненно, самым ярким примером шатрового храма является Успенская церковь в Кондопоге (1774), общая высота 42 м .

Необходимость в храмах большей вместимости, с несколькими приделами привела к возникновению особой группы шатровых построек. Два или три шатровых сруба соединялись в единое целое при помощи большой трапезной. В таком случае боковые срубы делались меньших размеров, но всегда повторяли основной объем. Вся эта сложная композиция имела особую красоту и ритмическую завершенность. Примером служил собор Успения Богородицы в городе Кеми (1711–1717). В архитектуре собора был блестяще реализован принцип ступенчатого нарастания архитектурных масс. Другим ярким образцом среди крестчатых шатровых храмов была, несомненно, Успенская церковь в селе Варзуга (1675). Она имела в плане форму креста; все четыре прируба одинаковы и крыты «бочками». Архитектурный облик храма представляет собой высокий уровень художественного совершенства.

Разносторонняя деятельность Патриарха Никона не могла не коснуться и деревянного церковного зодчества. Патриарх запретил рубить шатровые храмы как не отвечающие древним традициям, ибо только круглый сферический купол отвечал идее о вселенском характере Церкви. Но запрещение не всегда исполнялось. Шатровые храмы продолжали рубить, хотя значительно меньше [29] . В это время осуществляются попытки воплотить в дереве формы «освященного пятиглавия» каменных храмов (церковь в селе Ишме Архангельской губернии, XVII в.).

Большинство построек, появившихся в конце XVII в. и на протяжении XVIII в., в основном сформировалось на основе клетских и шатровых храмов. Отличием их, как правило, было сочетание различных приемов и форм. Исследователь древней церковной архитектуры М. Красовский разделял архитектуру того времени на четыре группы: храмы «кубастые», храмы пятиглавые, многоверхие и многоярусные.

Первые две группы достаточно близки и отличались часто лишь количеством глав. Самая древная из известных «кубастых» построек — церковь св. Параскевы (1666) в селе Шуя Архангельской губернии [30] . Храм имел одну главу, располагавшуюся на сильно вытянутой вверх вершине куба, который еще напоминал четырехгранный шатер. Отличительной чертой таких храмов был клетский тип основного объема и четырехскатная крыша в виде большого купола, покрытого лемехом, на котором устраивали несколько глав.

Многоверхие храмы представляли формы предыдущей группы с тем лишь отличием, что в декоративном убранстве их появляются дополнительные маленькие главы от девяти и более. Так выглядит церковь свт. Николая (1678) в селе Бережная Дубрава, стоящая на берегу Онеги. На основном кубе размещено девять глав, при этом четыре главы стоят по углам куба — в нижнем ярусе. Во втором ярусе главки поменьше и расположены они по сторонам света. Центральная глава стоит на небольшом четверике. Более сложна по плану была церковь Покрова Богородицы (1708) с тремя приделами, увенчанная восемнадцатью главами.

К самым сложным, вобравшим в себя все предшествующие формы, относятся многоярусные храмы, которые начали рубить с конца XVII в. Наиболее простой ярусной постройкой можно назвать Богородицкую церковь ( 1652 г .) из села Холм [32] . Значительно более сложная композиция предстает в облике церкви св. ап. Иоанна Богослова (1687) в селе Богослово на реке Ишне [33] . Центральный столп храма представляет собой ярусную композицию четверик — шестерик — восьмерик, весьма редкую, если не уникальную. Храм стоит на высоком подклете. Ранее церковь имела галерею. В храме св. Иоанна Предтечи (1694) Ширкова погоста в верховье Волги четверик первого яруса стоит на высоком подклете и имеет восьмискатное ломаное покрытие. На нем стоят четверики второго и третьего ярусов с такими же кровлями. Над кровлей третьего четверика устроена глава, на круглом барабане.

Церковь Преображения (1714) [34] в бывшем Кижском погосте, на одноименном острове Онежского озера является самым ярким из сохранившихся примером деревянного зодчества Руси [35] .

Читайте так же:  Путин в храме 2019

Церковь Преображения Кижского погоста

В плане имеет крест в восьмиугольнике, увенчаный двадцатью двумя главами (общая высота 35 м ). При всей внешней сложности форм, здесь нет ни одной новой, которой бы не встречалось в более ранних деревянных храмах. Особого внимания заслуживает решение сложных инженерных задач по внутреннему устройству несущих конструкций. Для избежания попадания влаги внутрь, в восьмерике сделана вторая двускатная крыша, вода с которой отводилась по специальным желобам. Тонкое чутье мастера подсказало зодчему ввести незначительные, но существенные детали, превратившие храм в шедевр деревянного храмостроительства.

Внутреннее пространство относительно небольшое,оно занимает лишь четверть общего объема здания. Даже достаточно пышный по убранству иконостас, столь ярко выступающий в восьмигранном интерьере храма, не производит того впечатления, которое оставляет внешний облик этой небывалой церкви. По преданию, мастер, закончив постройку церкви, сказал: «Не было, нет и не будет такой». Этот храм — венец деревянного храмостроительства Руси. Древнее деревянное церковное зодчество севера Руси выработало два основных типа храмов: клетские и шатровые. Пройдя длительный путь становления и совершенствования, они создали, в свою очередь, целый ряд новых форм. Талант русских мастеров и любовь к Матери Церкви породили на Русской земле удивительные примеры деревянного храмостроительства.

Особый интерес представляют собой архитектурные ансамбли. В истории деревянного храмостроительства такие композиции были двух типов. Первый — церковь и поставленная близ нее колокольня. Второй — летняя церковь, зимняя церковь и колокольня (северный «тройник»). Архитектурные ансамбли формировались постепенно, ветшающие постройки меняли друг друга, со временем складывался неповторимый архитектурный облик. Один из старейших ансамблей, дошедших до наших дней, находится в селе Верхняя Мудьюга на речке Мудьюге, впадающей в Онегу. Все три постройки стоят в центре села, над которым они как бы господствуют, собирая вокруг себя всю окружающую застройку. Этот ансамбль создавался в разное время, постройки различны и по приемам возведения, и по размерам. Но вместе они имеют неповторимый архитектурный облик. Уникален был ансамбль в Юроме на берегу реки Мезени, но о нем можно судить только по фотоснимкам. Самым совершенным, бесспорно, является Спасско-Кижский погост, ансамбль которого создавался около 160 лет.

Внутреннее убранство деревянных храмов

Обладая внушительными внешними размерами, древние деревянные храмы вместе с тем имели небольшой внутренний объем. В самых маленьких церквях и часовнях высота была чуть выше человеческого роста, а в больших не превышала шести метров [36] , высота алтарей — около трех метров. Плоский потолокдеревянного храма называли «небом». В шатровых храмах он представлял собой веерообразно расходившиеся от центра балки, другим концом врубленные в стены. Конструкция «неба» в разных храмах варьировалась от плоской до шатровой формы. Делалось это с целью удержать в церкви тепло. С этой же целью устраивали небольшие окна, низкие двери. В более богатых церквях окна имели слюдяные рамы со свинцовыми переплетами, в прочих — деревянные рамы с натянутым бычьим пузырем. Система отопления в древних храмах могла отсутствовать совсем, и лишь некоторые топились «почерному». Печи, которые преимущественно находились в алтаре, стали устраивать с более позднего времени (XVIII в.).

Как и в каменной архитектуре, некоторые деревянные храмы имели голосники, сделанные из глиняных горшков, врезанных в верхнюю часть стен. Стены внутри были округлыми и не вытесывались. В небольших храмах не устраивали возвышения алтарей. Внутреннее убранство было достаточно сурово, резьбой украшались лишь косяки дверей, несущие столбы, тябло иконостаса.

Как храмы, так и их убранство преимущественно выполнялись из дерева. На стенах церквей устраивали полки (полицы) для икон, украшенные резьбой. Из дерева изготавливали подсвечники, кивоты для икон, клиросные ящики и т.д. Все это украшалось росписью или резьбой.

Церковь Святого Николая в пос. Колодный
К первым относятся те, которые состоят из трех или четырех срубов, поставленные один на другой по одной оси (Никольская церковь в пос. Колодный (1470); церковь Святаго Духа в селе Потелыч, Львовской области (1502)) [41] . Чаще всего такие храмы многоярусные с обширными галереями. Ко второму типу относятся церкви, имеющие в плане форму креста, в которых из-за сложности конструкций не устраивали галереи. Подобные храмы чаще рубились многоярусными (Богоявленский храм Кутеинского монастыря 1626 г .; Троицкий собор Маркова монастыря (1691); Троицкий собор в городе Новомосковск Днепропетровской области ) 1775–1780)). К третьему типу, весьма немногочисленному, можно отнести храмы, представляющие собой соединение в одно целое предыдущих типов. Общий массив этих построек скомбинирован из девяти срубов. Основы архитектурных форм этих храмов, безусловно, тождественны формам северных церквей, хотя во внешних элементах много различий. Юго-западным церквям не свойственны шатры, хотя стремление к этой форме встречается. Характерной чертой также являлось отсутствие подклетов, но всегда хорошо устроены фундаменты, что реже бывало на Севере. Внешние стены обшиваются тесом вертикально и красятся, что придает храму вид каменной постройки. Почти все они отличаются достаточно большими куполами, которых устраивали от одного до пяти. Купола и крыши покрываются не лемехом, а дранью.

Интерьер таких высоких храмов хорошо освещался через большие окна. Стены вытесывали, что давало возможность расписывать внутренний объем. Росписи выполнялись масляными красками и состояли из отдельных композиционных сюжетов.

Иконостасы деревянных храмов отличались вычурностью. В их украшение вводились элементы резьбы и росписи по дереву, дополнительные декоративные элементы. В XVIII–XIX вв. большинство иконостасов было выполнено в барочном стиле и даже встречались иконостасы в стиле ампир. Резали иконостасы для таких храмов крестьяне, но часто они делали лишь неумелые копии с известных образцов.

Деревянное храмостроительство XIX—XX вв. В традиционно сложившуюся деревянную архитектуру в XVIII– XIX вв. пришли многие особенности каменной. Это во многом повлияло как на внешнее оформление храмов, так и на убранство интерьеров.

В традициях нового времени перестраивались и многие древние храмы. Купола и крыши перекрывались железом, купола заменялись модными вазонам и шпилями. Стены обшивались тесом, убирались декоративные элементы. Многие храмы теряли свою неповторимость, суровую строгость, становились тяжеловесными и невыразительными. Стремление приблизить деревянное сооружение к каменному заставляло вносить в его внутреннее убранство значительные изменения. Часто внутренние стены вытесывали и штукатурили, прорубались дополнительные окна. По штукатурке рисовали подобие камня (мрамора) или оклеивали стены бумагой. Древние иконостасы заменялись новыми, которые из-за недостатка средств зачастую резали неумелые мастера, пытаясь подражать столичным образцам. Конечно, эти новшества коснулись далеко не всех деревянных храмов.

К концу XIX в. в деревянной архитектуре постепенно нарастает тенденция упадка. Этому способствовали два обстоятельства. Вопервых, со второй половины XIX в. увеличилась миграция населения из отдаленных сел в города. Во-вторых, из-за недостатка средств и желания сохранить храм ремонты проводились без учета сохранения сложных форм. В конце XIX — начале XX вв. бедственноеположение деревянной архитектуры побуждает Священный Синод и деятелей культуры принять какие-либо меры. В 1871 г . состоялась, по-видимому, первая экспедиция Л.В. Даля для изучения деревянных памятников Севера. За ним последовали В.В. Суслов и Ф.Ф. Горностаев, с именами которых по праву должно быть связано начало систематического изучения деревянного древнерусского зодчества. Создавались специальные экспедиции, занимавшиеся исследованием храмов на местах. Составлялись планы, чертежи, делались многочисленные фотоснимки. Много удалось сохранить благодаря трудам Императорского Общества любителей памятников старины.

Большие систематические исследования были проведены Р.М. Габе, П.Н. Максимовым, А.В. Ополовниковым, Ю.С. Ушаковым. События октябрьского переворота 1917 г . поставили деревянную церковную архитектуру на грань почти полного уничтожения. Прекратились научные исследования. Часть храмов была разобрана на дрова, другие приспосабливались под жилье и хозяйственные постройки. Остальные храмы без надлежащего ухода вскоре превратились в груды бревен. Такие картины можно встретить и сейчас в северных районах России.

Лишь в начале 40-х гг. светская власть обратила внимание на деревянную архитектуру. Были проведены первые экспедиции, но началась война, и работы прекратились.

Храм-часовня иконы Божией Матери «Державная»
Систематическое изучение деревянного храмового зодчества возобновилось в послевоенные годы. На территории бывшего Кижского погоста в Карелии в 1965–1969 гг. создан Архитектурно-этнографический заповедник «Кижи», в который свозили памятники деревянного зодчества из разных мест. Их ремонтировали, придавали им первоначальный вид, но капитального ремонта не проводилось. Примером может служить главный храм Преображения Кижского погоста. Его уникальные архитектурные формы сохранились лишь снаружи. Внутри же он еще в середине 70-х гг. был полностью переделан. Не утруждая себя изучением сложной инженерной системы внутреннего устройства храма, из него удалили все внутренние системы креплений, и сейчас этот храм существует только благодаря массивным внутренним металлоконструкциям.То же можно сказать о древнейшей Лазаревской церкви, которую вынули из футляра-храма, в котором она простояла около столетия и поставили под открытое небо в Кижах [43] . Подобные музеи, но меньших размеров, были организованы и в других местах [44] .

В конце 80-х гг. XX в. церковная жизнь оживилась, возобновилось строительство новых деревянных храмов и часовен. В большинстве случаев они, как и в старые времена, стали появляться там, где прежде совсем не было храмов. Это новые рабочие поселки, новые районы крупных городов или даже целые города. В настоящее время, сохраняя основные принципы деревянного храмостроительства, используются разные типы построек. Преимущественное их большинство — клетские храмы с различными вариациями (шатровые завершения и пр.) (храм-часовня иконы Божией Матери «Державная» (1995); часовня иконы «Утоли Моя Печали» (1997), Москва и др.).

[1] «Водиша в церковь святого Илии, яже есть над руцьем конец Пасынце беседы и Козаре, се бо соборная церковь мнози бо бяша Варязи христьяни». (См.: ПСРЛ. Изд. 2. – СПб. 1908. С. 42.).

Красота уходящая: 15 деревянных храмов русского Севера

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Работая без молотков и гвоздей, русские зодчие возводили такие невероятные строения, как 24-купольная Покровская церковь в Вытегре (построена в 1708 году и сгорела в 1963 году) и 22-купольная Преображенская церковь на острове Кижи (построена в 1714 году).

Ни одна из первых деревянных церквей не сохранилась, но некоторые соборы, построенные в начале XVIII века сумели пережить как множество суровых зим и преследование церкви коммунистами, когда в течение почти ста лет великолепные церкви сжигали или оскверняли. Большинство чудом сохранившихся церквей ныне пребывают в состоянии ветхости и запустения.

Когда в конце XIX века известный художник и иллюстратор русских народных сказок Иван Яковлевич Билибин побывал в северной части России, он своими глазами увидел эти уникальные деревянные церкви и буквально влюбился в них. Своими фотографиями, сделанными во время путешествия по северу, Билибин сумел обратил внимание людей на плачевное состояние деревянных церквей. Именно благодаря его усилиям и продаже открыток, были собраны деньги на восстановление 300-летних церквей. Но с тех пор прошло уже почти полтора столетия, и многим деревянным церквям русского Севера снова нужна реставрация.

Кижи или Кижский погост расположен на одном из многочисленных островов Онежского озера в Карелии. Этот архитектурный ансамбль включает в себя две красивые деревянные церкви XVIII века и восьмиугольную колокольню (также из дерева), которая была построена в 1862 году. Настоящей жемчужиной архитектуры Кижей является 22-купольная Преображенская церковь с большим иконостасом — деревянной алтарной перегородкой, покрытой религиозными портретами и иконами.

Крыша Преображенской церкви в Кижах была сделана из еловых досок, а ее купола покрыты осиной. Конструкция этих сложных надстроек также обеспечила эффективную систему вентиляции, в итоге сохранившую структуру церкви от распада.

Эта массивная церковь высотой около 37 метров была сделана полностью из дерева, что делает ее одним из самых высоких бревенчатых сооружений в мире. В процессе строительства не было использовано ни одного гвоздя.

В течение 1950-х годов в целях сохранения на остров были перенесены десятки других церквей из различных частей Карелии, и сегодня 80 исторических деревянных конструкций образуют национальный музей под открытым небом.

В Суздали (Владимирская область) можно найти, по крайней мере, 4 интереснейших деревянных храма, построенных между XIII и XVIII веками.

Некоторые из них являются экспонатами Музея деревянного зодчества, созданного в Суздали.

3. Церковь Всех Святых в Сургуте

Храм во имя всех святых в земле Сибирской просиявших, построенный в Сургуте, был восстановлен в 2002 году по всем канонам православной архитектуры — деревянная конструкция без единого гвоздя. И собирали его на том самом месте, где казаки основали город и построили первую церковь.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы была построена в 1531 году в селе Передки. Впоследствии ее перенесли в музей под открытым небом Витославлицы.

4. Церковь Елисея Угодника на Сидозере

Церковь Св. прор. Елисея Угодника находится в Подпорожском районе Ленинградской области на берегу озера Сидозеро, недалеко от дачного поселка Яковлевская. Раньше недалеко от поселка и в непосредственной близости от церкви находилась село Яковлевское (с. Сидозеро). Сейчас жилых домов рядом с церковью не осталось — только на другом берегу.

Церковь православная, построена в 1899 году. Здание деревянное, на каменном фундаменте, но при этом имеет формы русского эклектичного стиля, характерного для каменного зодчества. Закрыта в конце 1930-х.
Судьба церкви печальна: видимо, ценность её померкла, по сравнению с роскошными и древними соседями — храмами в Согиницах, Щелейках. Важинах и Гимреке, удостоенных даже статуса объектов культурного наследия (памятников архитектуры) федерального значения и комплексной реставрации в 1970-х годах, и, в целом, неплохо себя чувствующих.

Церковь же Елисея на Сидозере не вошла ни в какие высокие списки (и путеводители) в середине прошлого века, — видимо, из-за своего возраста и стиля, а сейчас полностью заброшена и запущена, пришла в аварийное состояние — ей осталось, вероятно, лет 5-10, пока она не превратится в руину. Но то, что не привлекало должного внимания специалистов в 20-м веке, — стильная красота церкви — спустя полвека является её неоспоримым и крайне привлекательным достоинством

Читайте так же:  Храм святых благоверных бориса и глеба в зюзине

5. Церковь Воскресения Христова, Суздаль

Воскресенская церковь из села Потакино была перевезена в Суздаль. Эта церковь была создана в 1776 году. Особо в ней выделяется колокольня, которая встроена в саму церковь.

6. Церковь Святого Георгия Победоносца в Малых Корелах

Изначально Церковь во имя святого Георгия Победоносца была построена в селе Вершины в 1672 году. Во время реконструкции она была перевезена в Архангельский государственный музей деревянного зодчества и народного искусства «Малые Корелы».

7. Храм Иконы Божьей Матери в Верхней Санарке

Верхняя Санарка – это маленькое село в Пластовском районе Челябинской области. Когда-то здесь жили казаки. Сегодня побывать в этом селе стремятся многие, чтобы увидеть уникальную достопримечательность – деревянную церковь иконы Божьей Матери «Скоропослушница». Эту удивительную церковь строили три года – с 2002 до 2005.

Уникальность церкви в том, что строили её по древнерусской технологии деревянного зодчества. Строители специально ездили в Кижи учиться этому мастерству. Сложно поверить, но храм построен без единого гвоздя.

Деревянные конструкции пропитали специальными веществами, защищающими от огня и гниения. Теперь главная напасть, от которой страдали все русские деревянные храмы – пожар – этой церкви не страшна.

В храме есть верхнее и нижнее помещение, а одновременно здесь могут поместиться 300 верующих. Высота церкви – 37 метров.

Как устроен древнерусский храм

Как возникла крестово-купольная система, у кого учились древнерусские зодчие, из каких материалов строились храмы, как они устроены внутри и снаружи и, наконец, где можно увидеть хорошо сохранившиеся образцы древнерусской храмовой архитектуры

1. Как храм устроен внутри

Христианские храмы — наследники ветхозаветных построек. Сакральные сооруже­ния авраамических религий, в том числе православные, до сих пор создаются в соответствии с трехчаст­ной схемой, начало которой положили скиния — походное хранилище ковчега Завета, созданное Моисеем по прямому указанию Господа, — и храм Соломона (подробнее о скинии и храме Соломона можно прочитать в материале «Инструкция от Господа по устройству храма»).

Композиция развивается с запада на восток, от входа — к алтарю. Она символи­зи­рует путь, который должен пройти христианин, чтобы соединиться с Богом. Первое помещение, притвор (в западной традиции — нартекс), означает мир, еще не обновленный, лежащий во грехе. Во время службы здесь стоят верую­щие, отлученные от причастия и находящиеся под епитимьей, а также огла­шенные — только готовящиеся принять крещение. Далее следует основной объем, неф, — символ Ноева ковчега и святилища скинии. Это место, где обре­тают спасение крещеные миряне, допущенные к причастию. Наконец, самая важная часть храма, доступ в которую для большинства людей ограничен, — алтарь с престолом. Там происходит главное событие литургии — хлеб и вино становятся телом и кровью Иисуса Христа.

2. Как храм выглядит снаружи

Обычно храм составлен из нескольких хорошо различимых элементов. С во­стока к основному объему примыкает алтарная часть. Снаружи это полукруг­лые при­стройки — апсиды. Таких пристроек может быть одна, три или пять. Сверху, над основным объемом храма, можно видеть один или несколько барабанов — это круглые или мно­гогранные башни с окнами, через которые храм освещается изнутри. Барабаны заверша­ются полусфе­рическим куполом — но снаружи мы видим не его, а главы Главы православного храма — это покрытие завершающих барабаны куполов. Иногда термин «глава» или «главка» подразумевает также несущий ее барабан. В разговорной речи главы часто называют куполами. раз­личных форм — шлемо­видные или луковичные. В отличие от купола, который является важнейшей частью строительной конструкции, главы конструктив­ную нагруз­ку не несут: это де­коративное покрытие, защищающее перекрытия от дождя или снега. Главы венчаются крестами.

Вход может быть прямо с паперти, площадки перед входом, или через раз­личные пристройки — крыльца, гульбища Гульбище — круговая галерея, поднятая до уровня пола главного яруса храма. . Чтобы прихожане не теснились, к основному помещению пристраивают трапезные. Кроме того, в состав компо­зиции храма могут входить колокольни и звонницы Колокольня — отдельно стоящая или при­строенная к храму многоярусная башня c ко­локолами и площадкой для звонаря. Звонница — стена, построенная с той же це­лью. Колокола расположены в специальных сквозных проемах на высоте, а управляются снизу — из храма или с земли. .

3. Как устроен иконостас

Высокий иконостас — своего рода экран, демонстрирующий молящимся иную, божественную реальность, — появился в русских храмах сравнительно поздно, в XV веке. До этого применялись низкие алтарные преграды в виде балюстрад или небольших колоннад. Иконостас состоит из нескольких ярусов, или чинов. Если смотреть сверху вниз, то их порядок соответствует очередности событий священной истории. Самый верхний ряд — праотеческий — посвящен тем, кто жил на земле до первого Закона, поведанного Моисею на горе Синай (Адам, Ева, Авель, Ной, Сим, Мелхиседек, Авраам и др.). Ниже, в пророческом чине, изображаются жившие в эпоху Ветхого Завета, то есть от Моисея до Христа (прежде всего Давид, Соломон, Даниил). Следующий чин, праздничный, рас­ска­зывает о земной жизни Христа, отраженной в годовом литургическом круге (так называемые двунадесятые праздники, посвященные главным событиям земной жизни Христа и Богородицы: Рождество, Крещение, Сретение и т. д.). Самый важный ряд — тот, где размещен деисус Деисус (греч. ?????? — «прошение, моле­ние») — сакральная иконография как мини­мум из трех фигур: в центре изображается Христос, по бокам — Богоматерь и Иоанн Креститель, обра­щающиеся к нему с заступ­ничеством о чело­вечестве. Эта композиция может быть дополнена изо­бражениями апо­столов, святых отцов и муче­ников, также обращенных к Христу. . Богородица и Иоанн Кре­ститель в молитвенном заступничестве за человечество стоят справа и слева от Спасителя, за ними располагаются апостолы, святые отцы и мученики В современных иконостасах деисусный и праздничный чины часто меняют местами — чтобы зрители могли лучше разглядеть небольшие детализированные образы праздничного ряда. . Наконец, нижний чин иконостаса называется местным. Здесь кроме икон Спасителя и Богородицы помещают образы местночтимых святых и храмовую икону — ту, во имя которой освящена данная церковь. Особый проход в центре иконо­стаса — двустворчатые Царские врата, символ райских врат. Когда они откры­ты, божественный свет изливается в пространство всего храма и на всех моля­щихся.

4. Что находится за иконостасом

Как уже говорилось, иконостас закрывает от взглядов мирян самую важную часть храма — алтарную. Когда открыты Царские врата, за ними можно уви­деть престол — освященный стол, покрытый специальными тканями, в том числе антиминсом Антиминс — плат с вшитыми частицами святых мощей. , на котором стоят священные предметы для богослу­жения. Вдоль стены апсиды тянется ступенчатая скамья с горним местом (обычно епископским креслом) посередине. Такая же полукруглая скамья, кафедра, использовалась в Древнем Риме в судебных базиликах. Царские вра­та — не единственные проходы. Справа и слева от них находятся диаконовские двери. Северная ведет в жертвенник — пространство, где у стены расположен еще один стол, тоже называемый жертвенником. На нем готовят дары для та­инства причащения: хлеб и вино, которые становятся телом и кровью Иисуса Христа. За южной дверью помещается диаконник — помещение для хранения церковной утвари и одеяний.

5. О чем рассказывают мозаики и росписи

Если горизонтальная ось храма символизирует духовный путь христианина, то вертикальная — отражает сакральное устройство ми­ра. На самом верху, в куполе центрального барабана, помещается изображение Христа Вседержи­теля (по-гречески — Пантократора), то есть Владыки мира. В более позднее время, особенно в XVII веке, применялась и другая иконогра­фия — «Отече­ство»: с Богом-Отцом, Богом-Сыном и Святым Духом. Ниже изображаются пророки и апостолы. Если конструкция храма крестово-купольная (см. ниже), на четырех парусах Паруса, или пандантивы, — архитектурные детали в виде вогнутых с двух сторон тре­угольников. Паруса переносят вес купола и барабана с подкупольного кольца на точеч­ные опоры. помещают четырех евангелистов, а на опо­рах Опоры — в архитектурной терминологии лю­бые свободностоящие столбы и колонны. — стол­пов Церкви: мучеников, святителей и преподобных. На южной, во­сточной и северной стенах изображены главные события священной исто­рии. На запад­ной, противоположной алтарю, стене, то есть там, где находится выход, — пугающие картины Страшного суда (получается, они служат напоминанием для тех, кто покидает храм). Апсида алтаря, напротив, посвящается самым светлым сторо­нам христи­анского вероучения — таинству евхаристии (благо­дарения, прича­щения), в ко­тором участвуют апостолы, и Богоматери.

6. Как возникла крестово-купольная система

Первыми строителями и учителями местных мастеров стали византийцы и умельцы из стран, находившихся под влиянием Константинополя. В Во­сточно-Римской империи (то есть в Византии) к концу первого тысячелетия нашей эры уже сложился тот тип православного храма, который и сегодня является основным в восточнославянских землях, — с вписанным крестом в плане, с куполами под главками, поднятыми на барабанах, и с крестово-купольной конструкцией. Такие храмы восходили к еще более древнему типу зданий — римским базиликам, большим крытым форумам. Именно базили­ку — продолговатое здание, предназначенное для судебных заседаний, где кресло судьи помещалось в специальной полукруглой пристройке-апсиде, — взяли за образец христиане первых веков, когда им разрешили строительство собственных сакральных сооружений.

7. Как строились древнерусские храмы

Всего за первые сто лет после крещения Киевская Русь вырастила собственных зодчих, умевших обжигать кирпич и выкладывать из него стены, арки и своды. Практически сразу облик храмов — даже тех, что строили греки, — стал отли­чаться от византийских образцов. Он стал более целостным: элементы визан­тийских церквей жили собственной жизнью, тогда как части древнерусских храмов были неотделимы от общей композиции.

К XII веку в каждом княжестве появились собственные строительные бригады, а сооружения в разных частях Руси получили свои стилевые отличия. Одно­вре­менно на Руси (по крайней мере, во Владимиро-Суздальском княжестве) могли работать и западноевропейские артели. В этих случаях конструкция и ком­по­зи­ция зданий оставались восточнохристианскими, а вот в декоративном оформ­ле­нии фасадов легко заметить черты доминировавшего тогда на Западе роман­ского стиля.

Константинопольские мастера научили древнерусских строителей использо­вать особый кирпич — плинфу, известную еще со времен Древнего Рима. Плинфа — сравнительно тонкая керамическая плита, которую удобно сушить и обжигать. В XII веке с Запада пришла другая древняя технология. Наружные поверхности каждой стены выкладывали из тщательно отесанного известняка, а промежуток заливали раствором с каменным ломом. Так, например, постро­ены белокаменные храмы Владимиро-Суздальского княжества.

Основным же строительным материалом на Руси всегда было дерево, и дере­вянная архитектура оказала большое влияние на каменную. Некоторые ком­позиционные приемы, ставшие популярными в каменных постройках в XVI–XVII веках, могли восприниматься не как вновь изобретенные или воспринятые из строительной практики других стран, но как продолжение отечественной традиции деревянного зодчества. Среди таких приемов — шатровые перекры­тия, а также восьмерик на четверике — эффектное сочетание квадратного в плане объема внизу и установленной на него восьмигранной призмы.

8. Что изменилось после Орды

В русском храмовом зодчестве никогда не отказывались от крестово-купольной системы — в крупных сооружениях она применяется и сейчас. Однако в не­больших храмах чаще использовали бесстолпные конструкции, то есть те, в ко­торых своды опираются прямо на стены, а не на колонны или столбы внутри здания. Такие памятники создавались и в домонгольский период, но в XVI и XVII веке их стало гораздо больше. Одно из таких конструктивных реше­ний — шатровые перекрытия, которые придавали православному храму ассо­циирующийся с готикой прозападный вид. В 50-х годах XVII века патриарх Никон запретил подобные композиции как не соответствовавшие византий­ским традициям. Еще один способ обойтись без внутренних опор — заверше­ние квадратного в плане объема похожим на тюбетейку сомкнутым сводом или его производными. На такой свод сверху ставились декоративные главки, чаще всего на глухих, без окон, барабанах.

Чтобы расширить пространство, к церквям стали пристраивать трапезные. Если в монастырях так назывались помещения для приема пищи с небольшими встроенными церквями, то в данном случае к храму, наоборот, прибавлялось дополнительное сооружение, где никто не трапезничал, но название сохрани­лось.

9. Видим ли мы древнерусские храмы в их перво­начальном виде

К сожалению, нет. Практически ни один из древних храмов не дошел до нас в первозданном виде. Многие были разрушены, большинство перестраивались. Менялась кровля, растесывались узкие окна-бойницы, появлялась штукатурка и чу­жеродный декор. Реставраторы стремятся вернуть этим постройкам перво­на­чальный облик, однако многое приходится додумывать, исходя из известных аналогов и собственных представлений о том, что казалось красивым много веков назад.

На территории современной России полнее всего домонгольская архитектура представлена в Новгородской земле (куда монголы так и не дошли). Прежде всего, это грандиозный храм Святой Софии (1045–1052) и Георгиев­ский собор Юрьева монастыря (1119–1130) в самом Новгороде. Сюда же можно отне­сти Георгиевскую церковь в Старой Ладоге (примерно 1180-е годы) — сегодня это село Ленинградской области. В Пскове неплохо сохранился Спасо-Преобра­женский собор Мирожского монастыря (1136–1156). Три небольшие церкви XII века можно увидеть в Смоленске — лучше всего сохранился храм Михаила Архангела (1191–1194).

Наконец, белокаменное зодчество Древней Руси можно увидеть на террито­ри­ях, принадлежавших Владимиро-Суздальскому княжеству. Из самых ранних — это Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском (1152–1157), Ус­пен­ский собор во Владимире (1158–1160, обстроен новыми стенами с дополне­нием угловых барабанов в 1185–1189 годах), дворцовый комплекс с собором Рожде­ства Пресвятой Богородицы в Боголюбово близ Владимира (1158–1165) и по­строен­ная неподалеку церковь Покрова на Нерли (1165), а также Дмитриевский собор во Владимире (1194–1197).