Меню Закрыть

Католический храм в варшаве

Костел Святой Анны – церковь, расположенная в историческом центре Варшавы. Это одна из самых известных церквей Польши с неоклассическим фасадом, входит в число старейших зданий столицы. В настоящее время является главной приходской церковью академического сообщества Варшавы.

Костел Св. Мартина – церковь, построенная для ордена августинцев, расположена в Старом городе Варшавы. Церковь была основана вместе с монастырем августинцев и больницей Святого Духа в 1353 году на средства князя Земовита III и его супруги Евфимии при поддержке Папы Иннокентия VI.

Костел визиток – костел, названный в честь соответствующего женского католического ордена, расположен в центре Варшавы. Церковь имеет и другое название — Костел опеки Святого Иосифа. Костел является одним из немногих примеров изысканного стиля рококо в польской столице.

Иезуитский костел Девы Марии – одна из самых красивых церквей в Варшаве. Храм расположен в Старом городе. Церковь была основана королем Сигизмундом III по инициативе Петра Скарга в 1609 году для иезуитов.

Церковь Успения Пресвятой Девы Марии и Святого Иосифа – римско-католическая церковь в Краковском предместье в Варшаве, которая более известна как костел Кармелитов. Костел является одной из наиболее значимых достопримечательностей Варшавы 13 века, внесен в список объектов Всемирного Наследия ЮНЕСКО.

Доминиканский костел Св. Яцека — церковь, расположенная в центре Варшавы. В 1603 году доминиканцы приняли решение о возведении церкви в Варшаве. Строительство костела в стиле барокко заняло многие годы: деревянная часовня и колокольня были построены в 1638 году, и требовали еще множества отделочных работ.

Костел Св. Антония Падуанского – барочный костел, построенный в 17 веке, расположен в Варшаве. Строительство первой церкви для ордена реформистов на этом месте началось в 1635 году по распоряжению короля Сигизмунда III.

Костел Св. Казимира – барочная церковь, основанная Яном III Себеским. Костел расположен в центре Варшавы. В 1688 году по проекту ведущего польско-голландского архитектора Тильмана Гамерски началось строительство костела Св.

Костел Благовещения Девы Марии – одно из старейших зданий, пример сохранившейся готической архитектуры в Варшаве. Костел Св. Девы Марии был построен на месте древнего языческого храма в 1410 году по приказу князя Януша Старшего и его жены Анны Мазовике.

filaretuos

Католические Церкви в Польше

Когда мы говорим о религии в Польше, то все подразумеваем Католическую Церковь.

Католической Церкви в Польше уже более 1000 лет. Количество верующих 33,4 миллиона, но богослужения в воскресные дни посещает 40%.

В Польше 135 католических епископов, 30.481 священник и 10.201 приход.

Примасом Католической Церкви в Польше является Войцех Третий, (он же Войцех Поляк).

Здесь требуется пояснить, кто такой ПРИМАС.
Примас — титул архиепископа Гнезненского , имеющий почётное верховенство относительно других польских архиепископов. Титул введен в 1417 году решением Констанцского собора. В 1821 —1946 годах резиденцией польского примаса был город Познань, а в 1946 —1992 годах — Варшава. В 2009 года с избранием примасом Генрика Мушинского резиденцией польского примаса снова стал город Гнезно. Так как именно город Гнезно был первой столицей Польши и сегодня остаётся духовной столицей Польши.

Примас Войцех Поляк принадлежит Римско-Католической Церкви, родом он из города Иновроцлав и 19 декабря отметил своё 51 летие. В 25 лет был рукоположен в сан священника, в 39 лет уже был епископом, а с мая 2019 года стал 85м примасом Польши.

Второй духовный человек католической Польши, это Председатель Конференции Епископов. Им является Римско-Католический 66 летний епископ Станислав Гандецкий.

Доктор богословия из местечка Стшельно. Рукоположен во священники в 24 года. Исследователь Библии. Учился в Риме, служил и жил в одно время в Иерусалиме. В 43 года рукоположен во Вспомогательного епископа города Гнезно. В 2002 году был назначен архиепископом, а потом и митрополитом города Познань. Консультант Папской комиссии по религиозным отношениям с евреями.


Здание Секретариата Польских католических Епископов в Познани

Однако не все мы знаем, что в Польше несколько католических направлений. В частности, католическая Церковь в Польше вовсе не едина, а представлена шестью различными ветвями и при этом две ветви польских католиков не признают верховную власть Ватикана и самого Папу Римского .

Римско-Католическая Церковь Польши .

Это конечно крупнейшая из всех католических Церквей Польши и представляет основу всего Католицизма в Польше.

Католическая Церковь Польши Византийско-Славянского Обряда .

Эту Церковь ещё называют НЕОУНИАТСКАЯ .

Численность верующих составляет несколько тысяч человек. Имеется 11 приходов и монастырь на Юге Польши с духовным центром в городе Пшемысль . Церковь имеет своё правление и признаёт главенство Папы Римского.

Украинская Греко-Католическая Церковь Польши .

Духовный польский центр, город Пшемысль. Возглавляет Церковь архиепископы Ян Мартыняк и Владимир Ющак.

Крупные центры «униатов» в Польше, это Краков, Пшемысль, Санок, Венгожево, Ольштын, Эльблонг, Вроцлав, Зелена-Гура, Кошалин и Слупск.

Богослужения проходят по Византийскому обряду. Находятся в подчинении Ватикану и Папе римскому.

Армянская Католическая Церковь Польши .

Очень незначительная Католическая Церковь в Польше, которую посещают армяне-католики признающие верховное главенство Ватикана и Папы Римского. Всего в мире насчитывается у этой Церкви 566 тысяч человек в 100 приходах, 15 епископов, 92 священника.

Польская Католическая Церковь .
Она же Старокатолическая Церковь Польши .

У Старокатолической Церкви Польши имеются среди прихожан 21.000 приверженцев. Существует в Польше Церковь с 1951 года.

Внешне месса и обряды ни чем не отличаются от Римско-Католической Церкви за исключением того, что у старокатоликов имеются два вида исповеди, личная и общая.

Польская Старокатолическая Церковь НЕ ПРИЗНАЁТ Ватикан и Папу Римского.

В Польше насчитывается таковых 81 приход и 111 священников, а так же три епископа. Главные центры Варшава, Вроцлав, Краков и Ченстохова.

С 1995 года главой Старокатолической Польской Церковью является 76 летний епископ Варшавский, Виктор Высочанский. Рукоположенный в священство в 24 года, а в 56 лет рукоположен во епископа Варшавского.
Награждён двумя государственными орденами президента Польши, за Возраждение духовности в Польше.

Польская Национальная Католическая Церковь.

В Польской национальной католической церкви действует пять епархий и 126 приходов. Численность верующих составляет около 25 тысяч человек по всему миру.

Католические священники этой церкви не соблюдают безбрачие и имеют семьи. Не подчиняются Ватикану и не признают Папу Римского. Главные Центры Польша и США.

С 2010 года Церковь возглавляет епископ Aнтоний Миковский.

В Польше открылся храм, строительство которого растянулось на 225 лет

Накануне в столице Польши прошли торжества, посвященные Дню независимости страны. В рамках официальных мероприятий состоялось открытие храма Божественного провидения, в котором принял участие президент Польши Анджей Дуда, сообщает РИА Новости.

Решение о строительстве храма Божественного провидения было принято в XVIII веке, в знак благодарности за Божию помощь в принятии конституции Польши в 1791 году. Польская конституция стала первой в Европе и второй в мире после американской конституции 1787 года.

В силу различных обстоятельств возведение храма, начатое в 1792 году, затянулось на двести с лишним лет.

История строительства

Польский сейм принял решение построить храм Провидения Божьего, который стал бы светским храмом, соответствующим идеалам Эпохи Просвещения. Проект разработал архитектор Якуб Кубицкий.

Король Станислав Август Понятовский планировал возвести храм напротив Уяздовского дворца. Первый камень был заложен в годовщину принятия конституции, в 1792 году. Однако строительство было прекращено после утраты Польшей независимости в результате Третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году. Строители успели построить только одну колону.

Фото: Fundacja Budowy Swiatyni Opatrznosci Bozej Когда Польша восстановила свою независимость в 1918 году, новый польский Сейм обновил решение 1791 года. В 1930 году был объявлен конкурс на проект здания. Первую премию получил архитектор Богдан Пневский. Работы по строительству храма возобновились на новом месте — Мокотовском поле в Варшаве, однако были вновь прерваны с началом Второй мировой войны.

Читайте так же:  Храм 3 мкр московский

После войны строительство блокировалось властями Польской Народной Республики, вернуться к проекту удалось лишь в 1989 году. Было избрано место строительства в центре нового жилого района Вилянув (Wilanow). В новом конкурсе победил проект профессора Марка Будзынского, который получил очень высокую оценку жюри. Постмодернистский проект предусматривал храм в форме земляного кургана со скрытой в ним структурой здания. Все ожидали, что новый храм станет шедевром современной архитектуры.

Примас Глемп сначала одобрил этот проект, но потом неожиданно аннулировал решение жюри и поручил создать новый проект, уже без конкурса, архитектору Леху Шимборскому, который предложил традиционный костел в форме шестигранника с куполом. Жители Варшавы вскоре присвоили ему шуточное название «лимонной соковыжималки».

Фактически возведение храма началось спустя 13 лет.

Храм представляет собой ротонду, увенчанную овальным куполом, которая включат в себя, помимо прочего, несколько часовен в память о важных событиях в польской истории и религиозной традиции. В здании также находится символическая могила папы Римского Иоанна Павла II и фрагмент его рясы, а также музей.

Храм Божественного провидения стал самой высокой церковью польской столицы — вместе с увенчивающим купол крестом она достигает 75 метров. Несмотря на официальное открытие, строительство пока не завершено: продолжаются работы над освещением и акустикой, в храме нет убранства, которое, будет состоять из наиболее выдающихся произведений польских и зарубежных художников.

Строительство храма уже обошлось в 160 миллионов злотых (почти 40 миллионов долларов), на завершение работ требуется еще 30 миллионов злотых (более 7,5 миллиона долларов). Государство принимало участие только в строительстве музея при храме, остальные работы были проведены за счет пожертвований порядка 80 тысяч человек.

Религия в Польше

Религия в Польше занимает довольно значимое место в общественной жизни. Самой влиятельной религией в стране является христианство (прежде всего, римский католицизм).

Также присутствуют представители нескольких других конфессий: православные, лютеране, кальвинисты и иудеи, свидетелей Иеговы 126 488 человек по данным 2011 года.

Церемония состоится 5 декабря 2019 года в рамках визита Вселенского патриарха в Польшу.

Согласно опросам, проводившимся в 2011 году, около 86,9% граждан Польши являются католиками по вероисповеданию (86,7 % — Римско-католическая церковь), всего 1,3 % — православные христиане, 0,36 % — протестанты, 0,34 % — Свидетели Иеговы, и столько же приверженцев остальных религий.

Государство оказывает финансовую поддержку традиционным конфессиям. Статья 25 Конституции Польши предусматривает равноправие всех церквей.

Одним из важнейших мест паломничества в Польше является принадлежащий ордену паулинов католический монастырь Ясная гора в Ченстохове, в котором находится Ченстоховская икона Божией Матери, по преданию написанная апостолом Лукой.

Поляком был 264-й Папа Римский Иоанн Павел II.

Как не оказаться в неудобном положении в католическом костеле?

Поляки – глубоко верующие люди, считается, что более 75% населения в этой стране принадлежит к Римской католической церкви. Побывать в Польше и не зайти хотя бы в один из католических храмов, все равно, что не посещать страну вовсе. Здесь костелы расположены на каждом шагу, и практически 90% из них – действующие. Жизнь каждого поляка тесно связана с храмом, фактически ни одно событие в жизни не проходит без его посещения.

Нужно всегда помнить, что любая религия – субстанция тонкая и ранимая. Если для любого любознательного туриста костел интересен, скорее, как памятник изящной архитектуры, то для верующих людей – это место общения с Богом. Как своим посещением не нарушить эту тонкую духовную связь? Как не сравняться с неуклюжим персонажем в посудной лавке?

Поляки не имеют ничего против того, чтобы туристы посещали их храмы, не запрещают находиться в них во время богослужения, но чтобы не попасть в неловкую ситуацию, правила поведения в костеле, которым учат здесь любого ребенка с раннего детства, все же, лучше знать.

Поляки, при входе в святилище, опускаются на одно колено и крестятся, но не так, как мы, а слева направо. Не обязательно повторять за ними все действия, но зайти в католический храм нужно спокойно и без суеты, внутри его вести себя нужно так же.

Если вы попали в костел во время службы, необходимо остановиться позади скамеек или, по крайней мере, в конце бокового прохода. Не нужно ходить по храму, пытаясь сразу все осмотреть. Чтобы не отвлекать верующих от молитвы, не стоит непрерывно фотографировать священника и убранство костела, звуки камеры и вспышку лучше на время вообще отключить. В некоторых костелах весит при входе знак, запрещающий использование фотовспышки, но даже, если его нет, лучше предварительно спросить разрешение на съемку у служителей храма. Отказывают очень редко.

Не нужно стремиться непременно поставить свечи во время богослужения, так не принято. Свечи у Распятия, статуи Богоматери или икон можно зажигать до молебна или после него.

Если вы приехали в костел в церковный праздник или в выходные, верующих в нем будет много. В этом случае лучше отказаться от обширной фотосъемки либо перенести ее на другое время. Например, самые известные костелы Кракова, расположенные в центре города, проводят молебны максимум до 10:00 часов, а вечером — после 19:00. Все остальное время туристы могут беспрепятственно посещать их. Если же какой-то костел закрыт днем, приходить нужно незадолго до начала службы в нем.

Многим туристам нравится процесс католического богослужения, и они непременно хотят в нем поучаствовать. Сделать это можно, если вести себя, как верующие, повторяя за ними все действия, включая чтение молитв и стояние на коленях. Чтобы не привлекать внимание, можно занять скамейку в последних рядах.

Свадебные богослужения проводятся во время воскресной мессы с 8 до 12 часов. О том, что будет проведен обряд, священник трижды объявляет до начала службы. Но обычно все присутствующие уже осведомлены о предстоящем ритуале, так как, на двери храма за две недели до бракосочетания вывешивается объявление о предстоящей свадьбе. Жених и невеста причащаются наравне с остальными верующими.

Интересно посмотреть и обряд первого причастия, он проводятся в последние дни мая, в течение шести дней (воскресенье – пятница). Если вы хотите снять на видеокамеру какую-то из торжественных служб, можно сделать это аккуратно, присоединившись к родственникам и гостям.

Оказавшись в Польше на Рождество, обязательно посетите костел, чтобы поучаствовать в предрождественских Мессах – роратах. Их нередко служат на восходе солнца, в полумраке, при свечах. Свет включают лишь во время исполнения торжественного гимна. В богослужении принимают участие маленькие мальчики, они держат в руках зажженные фонарики. В рождественскую ночь проходит торжественная служба – пастерка, после нее поют колядки и отправляются домой, а утром снова приходят в костел на молебен и на органный концерт.

В костеле поляки не только встречают праздники, но и провожают своих близких. Церемония начинается с панихиды, в которой принимает участие семья и близкие покойного. Закрытый гроб с телом устанавливают ногами к алтарю, его накрывают покрывалом. Родственники занимают места в первом ряду справа, места слева предназначены для почетных участников обряда похорон. Остальные размещаются в произвольном порядке. В храм входит священник с хористами и отпевание начинается.

После окончания панихиды все направляются к выходу из костела, мужчины поддерживают дам под руку, последними выходят близкие родственники. Во время процессии разговаривать нельзя, короткими фразами могут обмениваться лишь друзья умершего.

Католическая вера настолько тесно связана с повседневной жизнью поляков, что изучить культуру этой страны, узнать традиции и обряды, невозможно, без знакомства с основами ее религии.

Чем сердце успокоится

Воскресное утро в Варшаве. В костеле ордена визитанток, где в начале XIX века играл на органе студент варшавского лицея Фридерик Шопен, идет месса. В толпе прихожан можно увидеть знакомые лица: мэра польской столицы Ханну Гронкевич-Вальц, известного режиссера Кшиштофа Занусси. «Это не приходская церковь. Прихожане многие годы приезжают сюда из других районов города», — поясняет корреспонденту «РГ» после службы отец Казимеж Сова. На вопрос, почему люди специально ездят именно в этот храм, ксендз, смущаясь, отвечает: «Здесь другие священники. Более открытые, наверное. «.

Читайте так же:  Храм преображения господня сургут расписание

На самом деле, со времен окончания Второй мировой войны варшавский храм сестер визитанток, он же костел Святого Иосифа Обручника славится тем, что здесь и священники и прихожане — польская интеллигенция.

Клуб католической интеллигенции

С 1960 года более сорока лет настоятелем храма визитанток служил ксендз-поэт Ян Твардовский, стихи которого переведены на многие языки мира, в том числе на русский. Он начинал публиковаться в созданном после войны культовом еженедельнике Tygodnik Powszechny, а позже и в ежемесячном журнале Wiez, объединявшем католическую интеллигенцию социалистической Польши. В этом журнале с начала 80-х годов трудится и Анджей Фришке — сегодня он профессор, член-корреспондент Польской академии наук, руководитель центра новейшей политической истории. По его словам, роль церкви в Польше всегда была колоссальной, и коммунистические власти понимали, что не могут позволить себе с ней конфликтовать. «Власть пошла на конфликт с костелом в 1953 году, когда был арестован и интернирован примас Польши кардинал Стефан Вышиньский, но она заплатила за это огромную цену. Это настраивало большую часть общества против руководства страны. Нормальный польский католик, видя, что его епископ сидит в тюрьме, становился яростным противником власти, которая арестовала этого епископа. Было ясно, что, если власть хочет завоевать доверие нормального человека, она не может бить по его самоидентичности, которая, конечно, всегда была католической. И Владислав Гомулка это прекрасно понимал, поэтому, придя к власти в 1956 году, выпустил Вышиньского».

По словам профессора Фришке, в том числе благодаря поддержке костела, католическая интеллигенция могла создавать свои клубы, выпускать журналы. «Чем был в те времена костел? Польша — католическая страна, и в ней есть определенная традиция, восходящая еще к предвоенным годам: здесь есть не только епископы и ксендзы, но и активные светские католические деятели из сферы культуры, образования, политики. И есть определенная традиция связей костела с политической жизнью, в которой всегда существовало два течения, сохранивших актуальность до сих пор. Первое — это, скажем так, народный костел, связанный прежде всего с национально-националистическими кругами, который стремился как можно интенсивнее влиять на людей и государство. Во времена Польской Народной Республики у него, по понятным причинам, не было шансов. Но это течение всегда имело сильные традиции, и сегодня мы видим его в действии. Второе течение — более интеллектуальное, ориентирующееся на западную теологическую и философскую мысль, которое не пыталось прямо влиять на политику, а сосредоточилось на развитии католической культуры, образования, обучении священников, повышении уровня церкви». После войны первое течение было более распространено в деревнях, а второе — в церкви и в среде католической интеллигенции. Именно ее, понимая, что в стране около 90 процентов населения — католики, власти попытались привлечь на свою сторону. Тогда возникла организация католической интеллигенции, которая поддерживала режим — «PАХ». Те, кто вступил в эту игру, говорили: «Коммунизм стал свершившимся фактом, Советский Союз выиграл войну, и будет править тут пятьдесят лет. Нужно искать компромисс, строить католическую культуру и вытягивать людей из подполья, чтобы они создавали что-то стоящее». Одновременно в Кракове был создан еженедельник Tygodnik Powszechny, который до репрессий 1953 года был центром другой — не обласканной властью — католической интеллигенции.

А после 1956 года, когда первым секретарем ЦК Польской объединенной рабочей партии стал Гомулка, и началась так называемая оттепель, в Польше не только возобновился выпуск культовых журналов интеллигенции, но и появилась возможность создать такие легальные католические организации, как «Клуб католической интеллигенции» (KIK). «Всего были созданы пять таких клубов: в Варшаве, Кракове, Познани, Торуне, Вроцлаве», — вспоминает Фришке в беседе с корреспондентом «РГ». Несмотря на то что профессор — протестант, он с 1980 года является членом варшавского клуба. Это неудивительно, ведь KIK сыграл большую роль в истории страны, стал одним из мостов между властью и «Солидарностью», стоял у истоков протестного движения и переговоров «Круглого стола». «Я приведу символичный пример роли KIK в переменах, которые тогда происходили. Знаете ли вы, где проходили в Варшаве первые заседания «Солидарности»? В нашем зале», — улыбается профессор. Неудивительно, что впоследствии многие из членов KIK стали известными государственными деятелями. Например, первый премьер-министр посткоммунистической Польши Тадеуш Мазовецкий и даже экс-президент страны Бронислав Коморовский. Но KIK, будучи главным клубом, не был единственным. В конце 80-х годов в Польше появились другие движения, часто формировавшиеся вокруг католических печатных изданий. В одном из них — Ягеллоньском клубе, созданном в 1989 году в Кракове, — формировались взгляды более молодого поколения католических интеллигентов, в частности, действующего президента Польши Анджея Дуды.

«Что-то меняется. В какую сторону? Насколько глубоко? Увидим», — делится с корреспондентом «РГ» Кшиштоф Занусси. По его мнению, сегодня уже ясно, что ответов, которые, как казалось ученым, появятся в светлом будущем, науке найти не удастся. Рано или поздно людям придется признать существование некой тайны. «Сейчас все складывают пазлы: психолог расскажет, почему с нами происходят те или иные процессы, что закладывалось в детстве, а что идет от родителей, врач объяснит, что живот болит от некачественной пищи. Но почему столько людей сбила машина, а нас нет? Значит, у Бога на нас другие планы», — увлеченно рассуждает режиссер. По его мнению, сейчас не лучший момент для разговора о польском костеле. «Вообще костел в течение всего XIX века был проявлением национальной идентичности поляков, ведь мы были разделены между Россией — то есть православными, Пруссией, то есть евангелистами, и Австрией, где был католицизм, но слишком отличный от польского. Поэтому тогда мы не прошли через эту постреволюционную просвещенческую волну отхода от католицизма, нас не затронули французские антихристианские философы. Для нашей интеллигенции костел был не принуждением, а, наоборот, поддержкой. Тогда наших епископов ссылали в Сибирь, и это давало церкви большой кредит доверия. Во времена коммунизма позиция церкви была безупречной, и тема костела была темой свободы. Но после тучных лет обычно идут худые годы. Таких патриархов, как примас Вышиньский и папа Иоанн Павел II сейчас нет, и той роли, которую раньше играл костел, он сейчас не играет. Церковь находится в опасной близости к власти, и этим активно пользуются политики. Против этого предостерегают иерархов интеллигенты».

Небольшой экскурс в лингвистику — в польском разговорном языке есть, утверждает Занусси, слово, довольно критическое, схожее со словом «оглупели»: «оепископели». «У нас говорят: был хороший ксендз, но оепископел. Вот такие вещи очень вредят церкви», — сетует режиссер. Как возродить доверие между церковью и прихожанами? Рецепт от Занусси: «Встать на путь истинный. И делать это каждый день своей жизни, прямо с утра».

Занусси уверен, что дороги церкви и либеральной интеллигенции в Польше начали расходиться лишь в последние годы — в том числе, из-за споров о феминизме, запрете абортов. Но и на эти темы можно разговаривать вполне цивилизованно. Потомственный биолог и генетик, много лет возглавлявший институт биохимии и биофизики Польской академии наук, доктор Анджей Пашевский когда-то входил в молодежную секцию KIK, а вот у его отца — тоже биолога — отношения с церковью были напряженными.

«В первой половине прошлого века церковь и наука не могли прийти к согласию по вопросу о Дарвиновской теории эволюции. Более того, до 1937 года главный труд Дарвина «Происхождение видов» был в списке запрещенных костелом книг, и по этой причине мой отец и его коллеги-биологи были с церковью в натянутых отношениях», — вспоминает в ходе беседы с корреспондентом «РГ» Пашевский. Сейчас настали другие времена. Профессор полемизирует с теологами и представителями церкви на страницах журналов, много пишет о том, как соотносятся друг с другом наука и религия. Пашевский убежден, что они не только не исключают, но, для некоторых людей, даже дополняют друг друга, потому что, по его словам, «ученые уже поняли, что экспериментальная наука не может ответить на все вопросы, которые возникают у человека».

Читайте так же:  Православные храмы перуна

Этот подход профессор применяет и в общественной дискуссии о том, стоит ли полностью запрещать аборты. «Меня часто спрашивают, когда начинается человек? У нас — биологов — нет сомнений. Каждое млекопитающее начинается с момента оплодотворения, и весь дальнейший процесс его развития является непрерывным. Но на этот вопрос можно смотреть с двух сторон — с точки зрения знаний и убеждений. Ответ на вопрос, когда начинается человек, лежит в области знаний, а вот вопрос, есть ли у него душа, относится к области убеждений». На вопрос корреспондента «РГ», случалось ли профессору из-за религиозных убеждений испытывать моральные трудности в своей научной деятельности, тот отвечает отрицательно. Хотя…

«Знаете, на Западе, который становится все менее христианским, доминирует направление в этике, которое называется утилитаризм — нет постоянной ценности, каждый случай следует оценивать с точки зрения соотношения затрат и выгоды. Я смотрю на это иначе. И в моей области — биомедицине — у меня есть лишь одна серьезная проблема морального характера. При экстракорпоральном оплодотворении эмбрионы замораживают, а потом 90 процентов из них, скорее всего, будут выброшены. Но, к счастью, медицина шагнула вперед, и сегодня есть надежда, что этого можно будет избежать».

Что же касается церковных теорий, в своей работе пан профессор отдает предпочтение знаниям, а не убеждениям. Да, он признает, что костел иногда пробует вмешиваться в научную деятельность. «Иногда это вмешательство допустимо, иногда — нет. Например, церковь не должна ставить под сомнение данные, полученные и интерпретированные в соответствии со всеми правилами науки. Ведь как это было с теорией эволюции? Церковь переносила этот вопрос из области знаний в область убеждений. И только Иоанн Павел II сказал, наконец, что теория эволюции — это больше чем просто гипотеза», — поясняет Пашевский. «А вообще-то экспериментальная наука не может даже пытаться отвечать на вопросы, на которые отвечает религия, и наоборот. Вспомним, что в Евангелии от Иоанна говорится: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». А уж как оно все начало быть, об этом в Евангелии ни слова, так что я не вижу тут никаких поводов для конфликта», — резюмирует профессор.

Церковь — не место для дискуссий

Неподалеку от храма визитанток — на Театральной площади, прямо напротив варшавского Большого театра находится костел творческих объединений Святого Апостола Андрея и Святого Брата Альберта. Это самый маленький храм в столице, но один из наиболее известных. Здешние прихожане — актеры, писатели, художники, в общем, интеллигенция. Местные ксендзы венчают звездные пары, крестят их детей, провожают в последний путь. Прихожанином этого храма является известный телеведущий, звезда одного из самых популярных в Польше телеканалов TVN Шимон Холовня. В свободное от основной работы время он пишет книги о житиях святых, которые сразу же становятся бестселлерами.

«Наш польский костел находится сейчас в очень важной точке: прошло 30 лет после трансформации, и нам нужна какая-то общая идея. Индивидуальных идей огромное количество — появляется множество потрясающих движений, сообществ, о которых никто не слышал, а они работают, собирают прекрасных людей, замечательных священников, делают добрые дела», — рассказывает корреспонденту «РГ» Шимон. Известно, что в Польше 90 процентов населения — католики. Но, по словам телеведущего, из них лишь 36-39 процентов ходят в церковь, а уж осознанных католиков наберется не более 20 процентов. «Да, в нашей стране очень силен бытовой католицизм, католические традиции, ритуалы, обряды, но возрождение должно прийти не от католической культуры, а от людей, в которых живет Святое Писание», — считает он. И если раньше тон задавал Клуб католической интеллигенции, то сегодня, по его словам, появляется множество интересных молодежных движений, например, так называемый «молодой KIK» — сообщество, которое объединяет людей, называющих себя «католевыми». «Им по двадцать с чем-то лет, у них левые убеждения, они выступают за социальную экономику, против дикого рынка, издают журнал «Контакт», в который пишут такие тексты, что волосы встают дыбом. У них все больше последователей, потому что они не рвутся в политику — они хотят помочь бедным», — поясняет Холовня.

Шимон Холовня — это новое поколение польской католической интеллигенции. У него совершенно другие взгляды на роль костела, а понятие «интеллигенция» он считает безнадежно устаревшим.

«Что такое интеллигенция? Каковы критерии принадлежности к интеллигенции? Высшее образование? Но сейчас работает столько вузов, что из этого ничего не следует. Раньше считалось, что участие в общественной дискуссии — признак того, что ты интеллигент, ведь быть напечатанным мог только тот, кто имеет авторитет, чье мнение имеет значение. Сегодня достаточно иметь выход в Интернет, и ты уже можешь печататься наравне с университетским профессором. Если вы спросите, кто в Польше считает себя интеллигенцией, вам ответят: все или почти все. Поэтому мне сложно говорить о роли интеллигенции во взаимоотношениях людей с костелом. Мне кажется, что сегодня вопрос стоит несколько иначе. Я вижу все больше поляков, у которых есть проблемы с церковью, хотя нет проблем с Богом. Ведь ситуация в костеле — это зеркальное отражение ситуации в обществе. И единственная дорога — это радикальное возвращение к Евангелию, к простым, конкретным и однозначным заповедям Иисуса Христа. Я много езжу по стране, общаюсь с людьми, и вижу, что с ними происходит. Для меня очевидно, что ими руководит страх. Внутренний страх, страх межчеловеческого взаимодействия, страх перед будущим в нашем нестабильном мире, финансовый и организационный страх, страх, который в нас сеют политики. Ответ на этот страх, лекарство от него — учение Христа без всяких условий. Не может быть так, чтобы в Евангелии от Матфея, 25 глава, после слов «ибо алкал я, и вы дали мне есть» ставилась звездочка, потому что на самом деле Иисус имел в виду: «при условии, что не находишься в состоянии алкогольного опьянения, не лежишь на улице, подпишешь обязательство, что пойдешь на курсы, представишь справку, что ты действительно голоден». Или «я был странником, и вы приняли Меня», звездочка: «при условии, что ты не мусульманин из Сирии» и так далее. С этими звездочками нужно бороться радикально. Сегодня в Польше больше всего привлекают людей те, кто помогает справиться со страхом и дает надежду, те, кто заботится о больных и бедных, протягивает руку обездоленным. И отталкивают те, кто занимается политикой. Церковь никогда не выигрывала в союзе с властью, наоборот, как бы ужасно это ни звучало, когда верующих преследовали, их становилось все больше. Как говорил наш ксендз Давидовский, если костел обвенчается с политической партией, он овдовеет после следующих выборов. Церковь может утопать в золоте, получать все больше новых помещений, но они будут пустыми».

Как видит роль костела молодое поколение польской интеллигенции? Шимон отвечает не раздумывая: «Костел должен быть не факультетом теологии или местом для дискуссии. Это полевой госпиталь, в который сломленные, лишившиеся надежды, приходят за облегчением страданий. Там лечат раны измученных желаниями, зависимостями, изменами, кредитами и другими испытаниями, через которые приходится пройти современному человеку, а не ищут виновных. Человек после встречи со служителем церкви не должен стать умнее, он должен стать счастливее. И тогда люди будут приходить в храм сами, не нужно будет никакой стратегии».