Меню Закрыть

Вий церкви

О влиянии образа православного храма в Законе Божием и в повести «Вий» Н.В. Гоголя на учащихся

Рубрика: 5. Педагогика общеобразовательной школы

Статья просмотрена: 476 раз

Библиографическое описание:

Баркова О. А. О влиянии образа православного храма в Законе Божием и в повести «Вий» Н.В. Гоголя на учащихся [Текст] // Педагогика: традиции и инновации: материалы Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, октябрь 2011 г.).Т. I. — Челябинск: Два комсомольца, 2011. ? С. 155-157. ? URL https://moluch.ru/conf/ped/archive/19/962/ (дата обращения: 10.07.2019).

Чище горного снега и светлей небес должна быть душа моя,

и только тогда разрешится загадка моего существования .

. или вы не знали, что Мне должно быть в том,

что принадлежит Отцу Моему?

Луки 2:40 — 51 (3,308)

Знаток древнерусского искусства Е.Н. Трубецкой, размышляя о сущности того образа мира, который воплотил в себе православный храм, спрашивал: «Чем надлежит быть Вселенной – зверинцем или храмом?» И отвечал: «Сама Вселенная должна стать храмом Божиим. В храм должно войти все человечество, ангелы и вся низшая тварь» (5, 10).

Храм («церковь») – особый дом, посвященный Богу, – «Дом Божий», в котором совершаются богослужения. В храме пребывает особенная, одухотворенная благодать, или милость Божия, ниспосланная Самим Господом и подаваемая прихожанам через священнослужителей. Церковь же в творчестве Н.В. Гоголя, на наш взгляд, приобретает особое значение. Поэтому автор данной статьи попыталась рассмотреть и сопоставить два образа – православного храма в Законе Божием и «темного» храма в повести «Вий» Н.В. Гоголя и определить степень влияния церкви на учащихся.

Почему же автор статьи обращается именно к этой теме? Нам известно, что взгляды на церковь сложились в русской культуре еще со времен Древней Руси. Все свои помыслы и представления о высшей красоте, любви и добре связывали наши предки с образом храма – воплощением Царства Божия на земле. И не было в русской земле уголка, где бы на самом красивом месте не возвышался большой собор или хотя бы маленькая церковь.

Предназначение православного храма в том, чтобы люди в молитвенном общении могли очистить душу от земных грехов. В нем крестят младенцев, венчают при вступлении в брак, отпевают умерших. Участвуя в церковном действе, верующие испытывают непередаваемые словами чувства высокого духовного обновления, эмоционального потрясения.

Наружный вид православного храма отличается тем, что над храмом возвышается купол, изображающий небо. Купол заканчивается вверху главою, на которую ставится крест во славу ­Иисуса Христа. Над входом в храм обычно строится колокольня. Колокольный звон созывает прихожан на молитву – к богослужению и возвещает о важнейших частях совершаемой в храме службы.

При входе в храм снаружи устраивается паперть (площадка, крыльцо). Часть помещения храма, ограниченная с одной или обеих сторон рядом колонн или столбов, называется «нефом», что по-латински означает «корабль». Символичное название: храм в христианском понимании – подобие необъятной Вселенной, Дом Бога, «корабль спасения».

Алтарь отделяется от средней части храма иконостасом, состоящим из нескольких рядов икон и имеющим трое ворот. Через царские ворота никому не разрешается проходить, кроме священнослужителей.

Иконостас раскрывает духовную сущность того, что совершается в алтаре. Образы иконостаса показывают, каким становится человек, соединяющий себя с Богом. По мнению П.А. Флоренского, «иконостас есть граница между миром видимым и невидимым . » (7, 28).

Во время литургии в храме вспоминается вся земная жизнь Спасителя и совершается таинство причащения, которое установил Сам Христос на Тайной Вечери. «Таинство причащения состоит в том, что в нем благодатию Божией хлеб и вино освящаются – делаются истинным Телом и истинною Кровию Христовой, оставаясь по виду хлебом и вином, и мы под этим видом хлеба и вина принимаем истинное тело и истинную кровь Спасителя, чтобы войти в Царство Небесное и иметь вечную жизнь» (4, 44).

Православный храм – это великое святое место, где с особенной милостью, невидимо присутствует Сам Бог, поэтому мы должны учить детей входить в храм с молитвой и держать себя в церкви тихо и благоговейно. Во время богослужения нельзя разговаривать, а тем более смеяться. Нельзя поворачиваться спиной к алтарю. Каждый должен стоять на своем месте и не переходить с одного места на другое. Только в случае нездоровья разрешается сесть и отдохнуть. Не следует уходить из храма до окончания богослужения.

Вот таков православный храм – своеобразное светлое зеркало мира. Церковь называют «баней пакибытия», то есть местом, отмывающим нас от скверны для «еще жизни» (8, с. 4).

И, напротив, читая повесть «Вий» Н.В. Гоголя, мы должны обратить внимание учащихся на то, что храм – это темное, мрачное, враждебное всему живому место. Вот каким видится храм читателям в первую ночь: «Церковь деревянная, почерневшая, убранная зеленым мохом, с тремя конусообразными куполами, уныло стояла почти на краю села. Заметно было, что в ней давно уже не отправлялось никакого служения. Свечи были зажжены почти перед каждым образом. Гроб поставили посередине, против самого алтаря. » (2, 469). «Посередине стоял черный гроб. Свечи теплились пред темными образами. Свет от них освещал только средину церкви. Отдаленные углы притвора были закутаны мраком. Высокий старинный иконостас уже показывал глубокую ветхость; сквозная резьба его, покрытая золотом, еще блестела одними только искрами. Позолота в одном месте опала, в другом вовсе почернела; лики святых совершенно потемневшие, глядели как-то мрачно. » (2, 475).

«Темнота», «мрак», «запустение» — слова, употребляемые автором для описания внутреннего убранства церкви. Эти же слова-метафоры можно применить и для описания недостаточной веры главного героя повести Хомы. «Темнота» усиливается и за счет «страшной красоты» покойницы.

Панночка воплощает собой ожидания какого-то страшного чуда главным героем повести: «Вот, вот встанет! Вот поднимется, вот выглянет из гроба. Что. если встанет она. Ну, если подымется. » Хотя раньше Хома думал иначе: «Ведь она не встанет из своего гроба, потому что побоится Божьего слова» (2, 477). Однако, когда Хома читает в «темном» храме о будущем воскрешении праведной души , происходит это ожидаемое противоестественное чудо оживления мертвой.

Что же мы видим в храме во вторую ночь? «Ветер пошел по церкви от слов, и послышался шум, как бы от множества летящих крыл. Он (Хома) слышал, как бились крыльями в стекла церковных окон и в железные рамы, как царапали с визгом когтями по железу и как несметная сила громила в двери и хотела вломиться» (2, 481).

В третью ночь защита храма нарушается: «Они приближались к церкви и вступили под ее ветхие деревянные своды, показывавшие, как мало заботился владетель поместья о Боге и о душе своей . . Все было так же. Все было в том же грозно-знакомом виде. . Посередине все так же неподвижно стоял гроб ужасной ведьмы. …Тишина была страшная; свечи трепетали и обливали светом всю церковь. …Вихорь поднялся по церкви, попадали на землю иконы, полетели сверху вниз разбитые стекла окошек. Двери сорвались с петлей, и несметная сила чудовищ влетела в Божью церковь. Страшный шум от крыл и от царапанья когтей наполнил всю церковь. » (2, 488). Складывается впечатление, что чудовища являются не только воплощением дьявола, но вместе с тем они знаки земных грехов главного героя .

«Так навеки и осталась церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, обросла лесом, корнями, бурьяном, диким терновником; и никто не найдет теперь к ней дороги» (2, 489).

В эпилоге «Вия» поруганным храмом предстает и опустошенная, « мертвая душа ». Так, товарищ Хомы, бывший богослов Халява, становится «звонарем самой высокой колокольни» в Киеве. Но тем не менее герой остается постоянно во власти земных пороков и страстей: постоянно «являлся с разбитым носом», а во хмелю, перед тем как спрятаться «в бурьяне. не позабыл, по прежней привычке своей, утащить старую подошву от сапога. » (2, 490).

Для православных христиан храм является зеркалом мира, воплощением Царства Божия на земле. Почему же гоголевская церковь совсем другая, не похожая на ту, которая встает перед нами в Законе Божием; почему она мрачная, страшная, покинутая всеми? Почему в Дом Божий рвется нечистая сила?

Во-первых, необходимо указать ученикам на то, что главный герой поддается греховности: отпевает убитую им же ведьму, молитвы читает неосознанно, будучи в нетрезвом состоянии, и думает о табаке; Хома не хранит пост, он склонен к воровству, лжив. Основными же критериями нравственности человека являются его моральные принципы, ценностные ориентации, а также поступки по отношению к окружающим, социуму, и к самому себе. Поэтому все происходящее в «темном» храме можно истолковать и как видения главного героя от страха, нечистой совести и греховных помыслов.

Во-вторых, обратим внимание на то, что сама душа главного героя пуста , его духовная «темнота» родственна чудовищам: «Бездыханный, грянулся он на землю, и тут же вылетел дух из него от страха» (2, 489).

Таким образом, мир повести пронизан страхом: человека лишает сил недостаточная вера, греховные помыслы, и душа его становится доступнее соблазнам плоти. Настоящая духовная жизнь начинается тогда, когда человек (ребенок) обретает внутреннюю систему нравственных ценностей. Именно это и происходит в период воцерковления. У ребенка на основе духовных истин должны формироваться личные идеалы и убеждения. Внутренняя ясность, определенность сознания является и целью педагога – целью духовного воспитания.

Детей необходимо готовить и приучать к душевному труду. Ребенок растет, растут его духовные возможности, растут искушения, и если он о них ничего не знает и к ним не готов, то как устоять ему в буре жизни. (8, с. 3)

Вот поэтому в повести «Вий» Н.В. Гоголь изображает «темный» храм.

1. Глянц В.М. Гоголь и апокалипсис. — М.: ЭЛЕКС-КМ, 2004.

2. Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки. Миргород: Повести. ­М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

3. Детская Библия. Российское Библейское Общество. — М., 1997.

4. Закон Божий. Сост.: протоиерей Серафим Слободской. Издание четвертое. Тип. преп. Иова Почаевского, 1987.

5. Князь Е.Н. Трубецкой. Три очерка о русской иконе. — Новосибирск, 1991.

6. Котельников В.А. Христианство и русская литература. Сб. 4-Й. — С.-П.: Наука, 2002.

7. Рапацкая Л.А. Художественная культура России: От Древней Руси к золотому веку. — М.: Вентана-Графф, 2000.

8. Сурова Л.В. Оглядываясь на Заповеди. Педагогическая подготовка к исповеди. – М.: Троица, 2011.

Читайте так же:  Сколько нужно ходить в церковь

Воспитательное воздействие Таинства покаяния в Святой.

Основные термины (генерируются автоматически): храм, православный храм, церковь, главный герой, воплощение Царства, Таинство причащения. Баркова Ольга Александровна — Информация об авторе.

К вопросу об истории таинства крещения в правилах.

Особенность византийского храмового зодчества. Собор Софии стал придворным храмом императора и главным зданием

Основные термины (генерируются автоматически): Церковь, крещение, христианская вера, III, разряд, слушающий, причина, класс, время, христианская.

Специфика функционирования евангельского текста в дилогии.

Единая Церковь содержит в себе два течения: церковь Искупителя и церковь Сестры.

У него появляются последователи (апостолы), в числе которых главный герой, вор Ильмар, волей

Ильмар не поддался искушению, он знал, что истинной вере не нужны доказательства, и.

Трактат Фомы Кемпийского «О подражании Христу»

Но все же главная причина широкого распространения трактата кроется в том, что его содержание отвечало потребностям эпохи.

Изменилось само отношение к злоупотреблениям, «нравственность духовных лиц, отправляющих причастиетаинство спасения, — становится.

Мифопоэтические истоки пространственной организации Жития.

По учению Православной Церкви, причащению обязательно должно предшествовать

Жизнь в пустыне подразумевала спасение вне Таинств Церковных, главным образом

Это и символ святости, знаменующий победу надо всем земным и достижение Царства Небесного [6, с. 33-34].

Феномен института восприемников в Православной Церкви

Главным условием для совершения таинства считалась искренняя вера в Господа Иисуса Христа.

«Древняя Церковь дозволяла принимать обязанность восприемников всякому истинно верующему, православному христианину, если только он хорошо был известен.

История возникновения и развития практики оглашения в Церкви.

В Церкви термин принял значение передачи слушающим главных истин веры для

Изучив подробно христианские истины, став участниками богослужения и таинств, они

В храме оглашенные стояли в задней части храма – в притворе (нарфике), а верные (т.е. крещеные) — в.

Тип героя-праведника в творчестве Н. С. Лескова (на примере. )

Герой-праведник — воплощение русского народа. Говоря, например, о Левше, сам Лесков

Всегда отвечал — Я из прихода творца-вседержителя,– а такого храма во всем Орле не

Основные термины (генерируются автоматически): голован, русский народ, главный герой.

Священнослужители и прихожане: контакты и противоречия

Позицию прихожан по данному вопросу выражает один из героев рассказа П

Добросовестное богослужение в храме требовало от священника немалых знаний, а от

Леонтьева Т. Г. Вера и прогресс: православное сельское духовенство России во второй половине XIX начале XX вв..

Е. ДМИТРИЕВА, историк

Всего полтора десятка строк посвятил Н. В. Гоголь в своей повести Вию. Но кто хоть раз в жизни прочел их, уже никогда не забудет столь яркий, необычный, впечатляющий образ. Возможно, одна из причин здесь кроется в особой загадочности, непонятности Вия. Как возник этот образ, откуда появился? Кто он — Вий и что мы знаем о нем?

Для начала процитируем Гоголя: «- Приведите Вия! Ступайте за Вием! — раздались слова мертвеца.

И вдруг настала тишина в церкви; послышалось вдали волчье завыванье, и скоро раздались тяжелые шаги, звучавшие по церкви; взглянув искоса, увидел он, что ведут какого-то приземистого, дюжего, косолапого человека. Весь был он в черной земле. Как жилистые, крепкие корни, выдавались его засыпанные землею ноги и руки. Тяжело ступал он, поминутно оступаясь, длинные веки опущены были до самой земли. С ужасом заметил Хома, что лицо на нем железное. Его привели под руки и прямо поставили к тому месту, где стоял Хома.

— Подымите мне веки: не вижу! — сказал подземным голосом Вий, — и все сонмище кинулось подымать ему веки.

«Не гляди!» — шепнул какой-то внутренний голос философу. Не вытерпел он и глянул.

— Вот он! — закричал Вий и уставил на него железный палец. И все, сколько ни было, кинулись на философа. Бездыханный, грянулся он о землю, и тут же вылетел дух из него от страха».

Трудно найти в произведениях русских классиков персонаж более впечатляющий и загадочный, чем гоголевский Вий. Явно относясь к героям фольклорным и сказочным, он и среди них выделяется своей особой эффектностью и необъяснимой, скрытой мощью. «Вий — есть колоссальное создание простонародного воображения, — писал Николай Васильевич Гоголь в примечании к своей повести. — Таким именем назывался у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал». Если учитывать, что в 1835 году, когда была написана повесть, славянская фольклористика как наука еще только зарождалась и о своей собственной мифологии мы знали не больше, чем, например, о китайской, то нет ничего удивительного, что Гоголь не дал более содержательного пояснения относительно «начальника» малороссийских «гномов».

Сегодня мы можем уже без страха взглянуть в глаза Вию и рассказать о нем все то, чего не знал даже его литературный отец.

Итак, кто же такой Вий? Если, по словам Гоголя, он — герой народных преданий, то его образ должен встречаться в произведениях фольклора. Однако сказочного героя с таким именем не существует. Да откуда взялось и само имя — Вий? Обратимся к словарю. В украинском языке имя персонажа малороссийских преданий Вий идет, видимо, от слов «вия», «вийка» — ресница (а «повико» — веко). Ведь самая запоминающаяся и характерная черта Вия — огромные веки, поэтому вполне естественно, что имя его произошло как раз от них.

И хотя ни в украинских, ни в белорусских, ни в русских сказках Вия как такового нет, но достаточно часто встречаются образы, практически полностью совпадающие с гоголевским описанием Вия: приземистый, дюжий, а значит, сильный, покрытый землей, будто достали его черти из подземелья. В сказке про Ивана Быковича, записанной известным собирателем и исследователем славянского фольклора A. Н. Афанасьевым, рассказывается, что после того, как Иван сначала победил на реке Смородине трех многоголовых чудищ, а потом уничтожил их жен, некая ведьма, лишившись теперь своих дочерей и зятьев, утащила Ивана к хозяину подземного царства, своему мужу:

«На тебе, говорит, нашего погубителя!» — И в сказке перед нами предстает тот же Вий, но в подземном царстве, у себя дома:

«Старик лежит на железной кровати, ничего не видит: длинные ресницы и густые брови совсем глаза закрывают. Позвал он двенадцать могучих богатырей и стал им приказывать:

— Возьмите-ка вилы железные, подымите мои брови и ресницы черные, я погляжу, что он за птица, что убил моих сыновей».

И у Гоголя, и в сказке, записанной Афанасьевым, не удивительно присутствие железных атрибутов. У гоголевского Вия — железное лицо, железный палец, у сказочного — железная кровать, железные вилы. Железная руда ведь добывается из земли, а значит, владыка подземного царства, Вий, был своего рода хозяином и покровителем земных недр и их богатств. Видимо, поэтому Н. В. Гоголь причисляет его к европейским гномам, хранителям подземных сокровищ. Для древнего человека в пору складывания славянской мифологии железо, прочный металл, трудно добываемый и трудно обрабатываемый, незаменимый в хозяйстве , представлялся величайшей ценностью.

Сказочный герой Афанасьева с его длинными бровями и ресницами полностью соответствует облику Вия. Однако в славянской мифологии для хозяина подземного царства наличие именно длинных бровей или ресниц было, видимо, необязательно. Его отличительная черта — просто длинные волосы, а что это, ресницы, брови или борода, — не суть важно. Можно предположить, что непомерные веки — позднейшее искажение народного предания. Главное не веки, а просто длинные ресницы, волосы. В одной из белорусских сказок описывается «царь Кокоть, борода с локоть, семьдесят аршин железный кнут, из семидесяти воловьих шкур сумка» — образ, аналогичный хозяину подземного царства. Известен также и сказочный старичок «Сам с ноготок, борода с локоток», обладатель непомерной силы и огромного стада быков. В услужении у него находился трехглавый змей, а сам он скрывался от преследовавших его богатырей под землей. Но есть среди белорусских сказок и такая, где Кощею, так же как и Вию, служанка поднимала веки, «по пять пудов каждое». Этот Кощей «как поглядит на кого — так уж тот от него не уйдет, хоть и отпустит — все равно каждый придет к нему обратно».

Значит, оттого нельзя смотреть Вию в глаза, что заберет, утянет к себе в подземелье, в мир мертвых, что, собственно, и произошло с беднягой Хомой в гоголевском «Вие». Наверное, поэтому в христианских апокрифических легендах с Вием отождествлялся святой Касьян, которого в народе считали воплощением високосного года и олицетворением всяких несчастий. Думали, что Касьян, так же как и хозяин подземного царства, живет глубоко под землей, в пещере, куда не проникает дневной свет. Взгляд Касьяна губителен для всего живого и влечет за собой беды, болезни, а то и смерть. Некоторыми чертами Вия наделялся и апокрифический Иуда Искариот, который в наказание за предательство Иисуса Христа якобы потерял зрение из-за чрезмерно разросшихся век.

Так откуда же появился в славянской мифологии и фольклоре столь странный образ Вия? Найти ответ помогают основные признаки нашего персонажа: волосатость, обладание стадами быков и причастность к подземному миру. Эти признаки заставляют вспомнить одного из древнейших и к тому же главных восточнославянских богов времен язычества — Велеса (Волоса). До того как люди научились обрабатывать землю, он покровительствовал охотникам, помогал добывать зверя, что, по мнению многих исследователей, обусловило имя божества. Оно происходит от слова «волос», то есть мех, шкура охотничьей добычи. Велес олицетворял также и духов убитых зверей. Отсюда представление, что божество это связано со смертью, миром мертвых. «Первоначально, в далеком охотничьем прошлом, Велес мог означать духа убитого зверя, духа охотничьей добычи, то есть бога того единственного богатства первобытного охотника, которое олицетворялось тушей побежденного зверя». Так писал о Велесе-Волосе академик Б. А. Рыбаков.

Но прошло время, и неотъемлемой частью хозяйства древних людей стали земледелие и скотоводство. Охота утратила былое значение, Велес же стал покровителем домашнего скота. Вот почему у старичка «Сам с ноготок, борода с локоток» бычьи стада, и всякий, посягнувший на них, рискует испытать на себе дюжую силу хозяина стада. Количество скота в древности — главный показатель богатства семьи. Скот давал человеку практически все необходимое: это и тягловая сила, это и мех, кожа, шерсть для одежды и других хозяйственных нужд, молоко, молочные продукты и мясо для пропитания. Не случайно обычай измерять богатство в «головах» скота дожил до Средневековья. Словом «скот» обозначалась не только собственно скотина, но и все имущество, богатство семьи. Слово «скотолюбие» употреблялось в значении «корыстолюбие», «жадность». Пост финансового чиновника, стоящего между посадником и старостой, назывался «скотник», поскольку «скотница» — это казна (отсюда еще одно значение Велеса как божества: ведающий доходом и богатством).

Читайте так же:  Выбрать церковь для крещения

Не случайно поэтому Велес противопоставлялся Перуну — богу небес, грозы и войны. Ведь богатство, достаток и война, влекущая разорение, несовместимы. Податель гроз Перун обитал на небе, в заоблачном царстве богов. Велес же связывался с подземным миром мертвых, «тем светом». Вплоть до начала XX века сохранялся обычай после жатвы оставлять в поле пучок несжатых колосьев — «Велесу на бородку». Крестьяне надеялись заслужить этим благосклонность покоящихся в земле предков, от которых зависел урожай следующего года. Деревья, кусты, травы назывались в народе «волосами земли». Таким образом, неудивительно, что хозяин подземного царства Велес, чье имя через века оказалось забыто, изображался в виде волосатого старика и получил впоследствии из-за этого имя Вий. (Впрочем, имя Вий по происхождению аналогично имени Велес: и то и другое произошли от слов «волосы», «ресницы».)

С наступлением поры христианства роль покровителя скота Велеса перешла к святому Власию (скорее всего, из-за созвучия имен), день которого приходился на 11 февраля (24-е по новому стилю). Во многих местах России Власьев день отмечали как большой праздник. Например, в Вологодской губернии на празднество съезжались жители соседних волостей, служили торжественный многолюдный молебен, во время которого освящали караваи хлеба. Дома хозяйки скармливали ломти освященного хлеба скоту, надеясь тем самым уберечь его от болезней на весь год. С этого дня на базарах начинались торги скота. К святому Власию обращались с молитвой о сохранности и здоровье скота: «Святой Власий, дай счастья на гладких телушек, на толстых бычков, чтобы со двора шли-играли, а с поля шли-скакали». Иконы святого вешали в коровниках и хлевах для защиты скота от всевозможных несчастий.

А вот функцию Велеса, главенствующего в преисподней, видимо, взял на себя образ Вия — персонажа сугубо отрицательного, «нечистой силы». Иначе говоря, с принятием христианства образ языческого Велеса постепенно разделился на две ипостаси: положительную — святой Власий, покровитель скота и отрицательную — Вий, злобный грозный дух, хозяйничающий в преисподней, олицетворение смерти и могильного мрака, предводитель нечисти.

«Раздался петуший крик. Это был уже второй крик; первый прослышали гномы. Испуганные духи бросились, кто как попало, в окна и двери, чтобы поскорее вылететь, но не тут-то было: так и остались они там, завязнувши в дверях и окнах. Вошедший священник остановился при виде такого посрамленья божьей святыни и не посмел служить панихиду в таком месте. Так навеки и осталась церковь с завязнувшими в дверях и окнах чудовищами, обросла лесом, корнями, бурьяном, диким терновником; и никто не найдет теперь к ней дороги». Так заканчивает свою повесть «Вий» Николай Васильевич Гоголь.

Церковь, где снимали «Вий»

Георгиевская церковь, что сейчас стоит на возвышении урочища Коронный Замок, считают едва ли не самым древним храмом поселка Седнев, расположенного в 25 километрах от Чернигова. Седнев же называют одним из первых городов Северской земли, потому что упоминания о нем как о древнерусской крепости есть в «Повести временных лет». Сейчас от тех времен остались только остатки валов древнего городища. А от более поздних времен — замечательные примеры архитектурно-ку льтурного наследия. В частности Георгиевская, или же Юрьевская, церковь. Этот тридильний, украшенный резьбой храм историки и архитекторы считают одним из лучших произведений украинской народной архитектуры. Название — Георгиевская, или Юрьева, — указывает на большую давность существования церквей на этом месте, так как обычно освящение храмов в чисто греческие имена достигает еще доординських времен.

КАК сохранили И КАК «реставрировали »

Ее строительство датируют ХVИИИ веком, хотя есть упоминания и о более древний период основания. Церковь чудом сохранилась до нашего времени, ведь хорошо известно, как легко разобрать или сжечь деревянное здание. За период своего существования храм много раз горел, исторически зафиксировано, а в 2000-х годах обречен был вообще исчезнуть с карты древних деревянных храмов. И так оно и было, если бы не старания неутомимого, и, к сожалению, уже покойного, защитника черниговской прошлого — председателя Черниговского областного отделения Общества охраны памятников Андрея Карнабида. Благодаря его многочисленным ходатайствам церковь удалось уберечь от окончательного разрушения, потому что государство нашла средства на реставрацию.

2000 реставрационные и отделочные работы на историческом объекте тогдашние представители власти назначили выполнять специалистам с ОАО «Чернигиврестав рация», а разработку проекта поручили Украинский научно-исследов ательский институт «Проектреставра ция».

Первый этап реставрации длился шесть лет. В 2006-м церковь реставрировали с возвращением к формам, присущих ей к перестройке 1852 года, когда разобрали башни-столбы. Окончательно же завершили реставрацию 2009-го. Поэтому в Георгиевской церкви появились новые детали, которых не было в старой постройке: это — обшивка и два дополнительных купола. Как пояснили тогда реставраторы настоятелю храма, который в том же году передали общине УПЦ КП, отцу Тимон, обшивка нужна прежде всего для защиты стен от неблагоприятных погодных условий.

Если с этим священнослужите ль в то время еще согласился, то две новые купола вызвали вопросы, и не только у него, но и во многих седневцев. Ведь старая церковь была однокупольной — так помнят старожилы и так свидетельствуют письменные источники.

Впрочем, как оказалось, дело не только в обновках реставраторов, а в том, что храм лишился своей уникальности — со стен исчезли древние фрески .

Мать настоятеля Георгиевского храма отца Тимона — Тамара Блинець, — которая со времени восстановления храма проводит в нем экскурсии для туристов, не скрывает своего возмущения действиями реставраторов. «Мы не хотели принимать от подрядчиков храм, но должны были, потому что его бы передали общине Московского патриархата, — говорит Тамара Петровна. — После их так называемой реставрации были уничтожены уникальные росписи. Старые бревна просто выбросили и заменили новыми ».

Чудом уцелело изображение казачка-ангела на одной из бревен. По словам Тамары Блинець, местная поциновувачка старины Елена Миден должна заплатить 50 гривен строителю, чтобы тот оставил бревно с остатками фрески.

«Большинство бревен подлежали восстановлению, — считает Тамара Петровна. — Наши предки умели выбирать дерево для строительства, поэтому оно было крепким, согласно обработанным и служило долго ».

Женщина рассказывает, что представители ОАО «Чернигиврестав рация», чтобы сэкономить на специалистах, нанимали работников из местных жителей.

Старинные росписи — ТОЛЬКО НА ФОТО

Пожалуй, наиболее известной широкой публике Георгиевская церковь стала благодаря тому, что в ней было снято некоторые эпизоды первого «советского фильма ужасов» — «Вий». 1967 года, когда снимали «Вия», седневская церковь, несмотря на ее запущенное состояние, попала в поле зрения советских кинематографист ов. Существует версия, что в интерьере Георгиевской церкви проходили начальные съемки ключевых эпизодов фильма.

Тамара Блинець утверждает, что именно так оно и было. «Кинематографис там понравился интерьер церкви. Она в то время стояла уже без купола, но казацкие фрески поразили киношников, — говорит женщина. — Все, что показывали в «Вие», — об этом, кроме икон, которые привезли с Козельце ».

Какими были древние росписи храма, теперь можно увидеть только на фото. В память о уникальные фрески Тамара Блинець создала при входе в храм Музей старинной самобытности. Все экспонаты — седневские от старых фотографий и фотокопий рисунков храма и в скифских наконечников. «Большинство из этих экспонатов нашла у себя на огороде, — хвастается Тамара Петровна. — Здесь все дышит историей ».

Среди экспонатов особенно ценны скифские наконечники — их нашли археологи. Остальные найдено местными жителями. Каждая из находок по-своему ценна, как то Кистень, найден еще дедом Тамары Блинець, крест, огниво и алтарная доска с Георгиевского храма. Алтарную доску Тамара Петровна нашла в одном из обгоревших хлевов. Очевидно, кто-то из местных жителей использовал ее для строительства сарая.

Еще одной проблемой церкви стала плохая обшивка, которая, по замыслу зодчих, должна на долгие годы защитить храм от протечек. Зато в некоторых местах внутри церкви появился грибок. «Во время дождей церковь постоянно протекает, — жалуется Тамара Блинець. — Течет повсюду. А снаружи в обшивке такие трещины, там поселилась белка, и даже вывела четырех бельчат ».

Женщина убеждает, если в ближайшее время не «подправить» храм, он со временем просто сгниет.

Виталий Назаренко, Черниговская область, фото автора
Переводчик Google для бизнеса –Инструменты переводчикаПере водчик сайтовСлужба «Анализ рынков»

14 интересных фактов о том, как снимался фильм «Вий»

1. Первый советский ужастик «Вий» снимали в 1967 году, с приключениями. Артистам казалось, что злые чары упырей распространялись даже за пределы съемочной площадки… В выстроенную на «Мосфильме» церковь рабочие старались лишний раз не заходить. Между тем в советском триллере пролилась лишь одна капля крови: ведьма-панночка, пугая философа, пустила кровавую слезу.

2. Картина была еще «в запуске», а ее уже купили девять стран мира. В советском прокате фильм занял символическое 13-е место.

3. Знаменитые полеты панночки в гробу, которые пугали целые поколения советских детей, появились благодаря тому, что под куполом павильона крепился сложный механизм. Все гробы были черного цвета, как у Гоголя. Гроб № 1 считался основным — в нем лежала умершая панночка. Летал по церкви с закрытой крышкой гроб № 2 — именно он, по сценарию, никак не мог пробить очерченный философом магический круг. Этот гроб метался в кадре порожняком и был совсем маленьким. Двигали гроб вручную — при помощи веревок.

4. Гроб № 3 был подвешен на шести металлических струнах к потолку. Именно в нем ведьма летала по церкви, стоя во весь рост. В основание гроба был вмонтирован металлический штырь-кронштейн, к которому актрису пристегивали монтажным поясом. За спиной, под балахоном, у нее была закреплена надежная опора.

5. Прежде чем пустить Наталью Варлей в «свободный полет», в необычном гробу перелетала чуть ли не вся съемочная группа. Интересным было и то обстоятельство, что новоявленная «ведьма» — Наталья Варлей — родом была из румынского города Констанца. А Трансильвания издавна считалась родиной колдунов и вампиров.

Читайте так же:  Цель посещения церкви

6. Декорации делали сразу в нескольких павильонах. Полгода сотрудников «Мосфильма» пугала затянутая паутиной мрачная церковь. В фильме есть эпизод, когда несметное количество чудовищ влетает в храм: падают на землю иконы, летят вниз разбитые стекла, двери срываются с петель… Тут же должна падать огромная люстра — паникадило. Бутафоры не поленились и на основание люстры навесили множество мешочков с пылью. Когда паникадило грохнулось об пол церкви, все на мгновение онемели: в поднявшемся столбе пыли казалось, что раздался взрыв… А еще на съемках «Вия» сожгли несколько центнеров свечей, хотя воск тогда был дорогой. Приходилось в специальных церковных мастерских Загорска заказывать толстенные свечи, состоящие из воска и стеарина.

7. Нечистая сила была представлена в «Вие» и своеобразным животным миром: например, в картине работала «бригада» черных кошек. Девять подросших черных котят достались съемочной группе в наследство от картины «Черный чертенок», где главного четвероногого героя играли сразу девять дублеров. Эти же кошки работали у Гайдая в «Бриллиантовой руке» и в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Мало того, что в «Вие» черные коты выскакивали из-под ног бедного философа Хомы в самый неподходящий момент, на кошек надевали еще и специальные шапочки-капоры с рожками. Их пускали прыгать с возвышения, и в прыжке снимали на стене их тени.

8. Для изображения всякой нечисти режиссер с оператором пробовали снимать в увеличенном виде насекомых — богомолов, жуков-носорогов, пауков… Но остановились все-таки на близких к мистическим субстанциям летучих мышах, воронах и филинах. Всю живность поставлял для съемок известный на «Мосфильме» дрессировщик и постановщик трюковых сцен с животными Тариэл Габидзшвили.

9. В «Вие» было задействовано около 50 ворон. Ловили их тут же, на «Мосфильме», во дворе. Выкладывали в старом сарае приманку, несколько дней не подходили, чтобы не спугнуть хитрых птиц. Попавших в силки пленниц забирали только ночью, чтобы не вызвать подозрение у остальных вольных ворон. На съемочной площадке давали команду, и черные птицы с шумом выпархивали из раскрывающихся с треском окон церкви. Бывало, дрессировщик кричал режиссеру Александру Птушко: «Лукич, вороны кончились». Он объявлял перерыв, киношники тушили свет и лезли с фонариками на колосники снимать птиц, а павильоны были огромные — до 16 метров в высоту.

10. Были у Александра Птушко и любимые животные, которые кочевали с ним из фильма в фильм. Обожал он, например, собаку Мишку. Дрессировщик Тариэл Варламович привез пса еще из армии. Мишка был настоящий собачий звукоимитатор. Мог рычать, как настоящий медведь, выть по-волчьи. В «Вие» он отчаянно «оплакивал» во дворе умершую панночку.

11. Кстати, у панночки — Натальи Варлей — на съемках действительно был смертельно опасный эпизод. Однажды Наталья выпала из гроба, который на большой скорости несся по кругу. Как в калейдоскопе, мигали свечи, мелькали бревна церкви… Девушка потеряла равновесие и полетела с большой высоты вниз головой. Пан философ — Леонид Куравлев, не имея опыта страховки, каким-то чудом поймал Наталью при самом приземлении на дощатый пол церкви. Лишь потом актриса призналась, что, несмотря на свою работу воздушной гимнасткой в цирке, она сильно боялась высоты. Представляете, какая сила воли должна была быть у этой хрупкой девушки, чтобы каждый раз вставать в гробу под потолком церкви?

12. Оборотни в фильме у Александра Птушко удивительным образом лазили по вертикальной стене. Снимал этот трюк опытнейший оператор Федор Проворов: «Из толстых досок сколотили «стену». Поставили макет под углом к полу и снимали вампиров, сползающих по наклонной плоскости, сверху над съемочной площадкой зависал кран с оператором и режиссером. Получалось, что упыри, цепляясь когтями рук и ног, лезли прямо по вертикальной стене.

13. Сниматься в роли панночки Наталья Варлей согласилась… из любопытства. Полеты в гробу под куполом церкви ее не пугали, суеверного страха перед тем, что с нее снимают мерку для гроба, актриса тоже не испытывала. Наталья не только снималась в кино — в «Вий» ее взяли за проявленную во время «Кавказской пленницы» спортивную подготовку.

14. «Панночку» в кадре ставили на специальное вибрирующее устройство, чтобы создалось впечатление, что она трясется от злости; накладывали тусклый грим, как будто она зеленеет от злости; подсвечивали глаза, чтобы они светились изнутри сатанинским огнем… А молодая актриса, не желавшая терять напрасно время, пока на площадке устанавливали свет, лежа в гробу, читала конспекты и учебники.

От советского «Вия» до франшизы «Гоголь»: сравниваем актеров тогда и сейчас

За почти двухвековую историю существования повести писателя образы убивающего взглядом демона, панночки и Хомы Брута не раз использовался в кино – выясняем, как менялись персонажи с течением времени.

В восточнославянской мифологии Вием назывался дух, несущий смерть. И, в принципе, можно сказать, что популяризировал такого инфернального персонажа Николай Васильевич Гоголь – именно в одноименном произведении писателя появляется демоническое существо, способное убивать взглядом. Несмотря на то, что повесть была написана в далеком 1835 году, помнят о страшном существе до сих пор, хотя прошло почти два столетия. Иллюстрации к рассказу писателя начали появляться практически сразу после публикации произведения, а вот до создания более сложных образов, в том числе киношных, пришлось подождать несколько десятков лет.

Впрочем, Вий интересовал людей даже в эпоху, когда кинематограф только начал зарождаться. Что и говорить, в дореволюционной России уже были предприняты две попытки экранизировать историю про Вия. Насколько удачными вышли картины узнать уже не получится – обе немые ленты канули в лету. А вот фильм 1967 года с Леонидом Куравлевым и Натальей Варлей не только напугал несколько поколений зрителей, но и очень прочно вошел в культурную жизнь страны. Чего только стоили революционные спецэффекты того времени и искусно созданная атмосфера, подогреваемая слухами о том, что именно съемки в «Вие» стали началом череды проблем для не побоявшейся лечь в гроб Варлей.

Леонид Куравлев и Наталья Варлей в фильме «Вий»

После выхода первого «советского фильма ужасов» кинематографисты на несколько десятков лет отказались от идеи вновь экранизировать «Вия» – не то понимали, что не хватит технической базы, не то действительно боялись. Так или иначе, в 2006 году на экраны вышел фильм «Ведьма» – сильно осовремененная версия оригинальной истории.

Спустя еще восемь лет на экраны вышел приключенческий фильм Олега Степченко «Вий 3D». В этой картине персонажи Гоголя выполняли скорее фоновые функции и просто присутствовали в истории о путешествии британского подданного Джонатана Грина, отправившийся в экспедицию по Евразии. Но, похоже, на этот раз карты легли как надо – картина не только стала самым кассовым проектом 2019 года, но и получила сиквел. Да еще какой сиквел: в продолжении «Вия» герои (отправившиеся, правда, подальше от украинских сел – в Китай) встретятся с новыми персонажами в исполнении настоящих легенд мирового кинематографа – Арнольда Шварценеггера, Рутгера Хауэра и Джеки Чана.

Арнольд Шварценеггер и Джеки Чан на съемках фильма «Вий 2: Тайна печати дракона»

В 2019 году на большие экраны вышел мистический детектив «Гоголь. Начало», главным героем которого стал небезызвестный писарь третьего отделения императорской канцелярии Николай Васильевич. По сюжету великим писателем он не стал и даже уверенности в себе не приобрел, зато обнаружил, что обладает некими сверхъестественными возможностями. И когда Гоголю представляется возможность отправиться расследовать мистические убийства девушек в полтавской деревеньке Диканька, он сразу же соглашается.

Александр Петров в роли Николая Васильевича Гоголя в фильме «Гоголь. Вий»

В первой части франшизы «Гоголь» уже появлялись придуманные писателем персонажи. Но именно в сиквеле героя ждет встреча с Вием. Единственным помощником для Гоголя в этой непростой миссии станет богослов и экзорцист в одном лице – Хома Брут, который уже встречался с Вием. Чем закончится это роковое противостояния можно узнать в кино, а мы предлагаем сравнить, как выглядели персонажи рассказа «Гоголя» во всех экранизациях.

Хома Брут

Бурсак Хома Брут – главный герой мистической повести Гоголя. Именно его запирают в церкви, чтобы он отпел почившую панночку, которая пытается его погубить всеми возможными способами.

Леонид Куравлев в роли Хомы Брута в фильме «Вий» 1967 года

Валерий Николаев, создавший собирательный образ Хомы Брута в фильме «Ведьма» 2006 года

Алексей Петрухин в роли Хомы Брута в фильме «Вий 3D» 2019 года

Алексей Вертков в роли Хомы Брута в фильме «Гоголь. Вий» 2019 года

Панночка

Обратившаяся в ведьму красавица, которая призывает на помощь всю нечистую силу, чтобы сжить со свету бурсака Брута также является главным персонажем повести Гоголя. Этот образ стал фактически нарицательным и появлялся во множестве произведений разных жанров и форм.

Наталья Варлей в роли Панночки в фильме «Вий» 1967 года

Евгения Крюкова в роли Панночки в фильме «Ведьма» 2006 года

Ольга Зайцева в роли Панночки в фильме «Вий 3D» 2019 года

Ксения Разина в роли Панночки в фильме «Гоголь. Вий» 2019 года

Вий

Собственного, самого Вия – убивающего взглядом демона – кинематографисты всегда изображали по-разному. Советские киноделы отталкивались от заданных Гоголем установок, они изобразили Вия наиболее близко к «Гному с железным лицом и веками до земли». Современные авторы пошли чуть дальше и использовали при создании персонажа больше фантазии – благо, уровень технических возможностей позволяет использовать любые спецэффекты. Понятно, что в этом случае обошлось без актеров, но сравнить образы все равно интересно.

Вий образца 1967 года

Вий образца 2019 года

Сцена в церкви

Сцена в церкви также стала одним из самых узнаваемых эпизодов – как минимум в отечественном кинематографе. Начерченный на деревянном полу меловой круг, испуганный Хома, читающий Библию, летающая в гробу Панночка и полчища нежити вокруг – одна из кульминационных сцен, ради которой зрители зачастую готовы пересмотреть весь фильм целиком.

Сцена в церкви в фильме «Вий» 1967 года

Сцена в церкви в фильме «Ведьма» 2006 года

Сцена в церкви в фильме «Вий 3D» 2019 года

Сцена в церкви в фильме «Вий 3D» 2019 года

Сцена в церкви в фильме «Гоголь. Вий» 2019 года

Трейлер фильма «Гоголь. Вий»