Меню Закрыть

Никольская часовня в ханты-мансийске

Журналисты Югры побывали на экскурсии в Ханты-Мансийской Епархии

Русским людям понадобилось всего два века, чтобы громадная территория — Сибирь стала частью России. Переселенцы, невзирая на экстремальные природные и погодные условия, упорно шли до берегов Тихого океана, осваивая бескрайние просторы, и несли мир и цивилизацию народам, обитавшим здесь, в отличие от англосаксов, погубивших миллионы индейцев на североамериканском континенте.

Эта первая глобализация 16-17 веков стала возможной благодаря тому, что наши предки были православными людьми. Они понимали, что без духовного, всестороннего развития личности, без веры, нравственных ценностей, наша плоть — всего лишь кусок мяса. И поэтому в любом поселении в Сибири или на Севере в первую очередь строили часовню или церковь. По сути, история любого села, города начиналась с храма. И вокруг него кипела вся жизнь. Эту традицию не смогли переломить большевики во время своего правления. Также было и в Ханты-Мансийске.

Поэтому не случайно, что департамент общественных и внешних связей Югры накануне празднования пятилетия Ханты-Мансийской Епархии организовал для сотрудников региональных средств массовой информации, небольшую экскурсию, во время которой местные акулы пера узнали много нового об истории окружного центра. А в роли экскурсовода выступила известный журналист и писатель, секретарь Союза журналистов Югры, председатель региональной общественной организации «Родительский комитет» Светлана Поливанова.

Вперед — в прошлое

Первая точка нашей экскурсии была Никольская часовня в Самарово, вернее, дом, стоящий на ее месте по улице Горького 1, в самой старой части нашего города.

— Уже в 1651 году встречается первое упоминание о церкви во имя святого Николая Чудотворца,-рассказывает Светлана Валерьевна.- В 1651 году, как докладывает ученый краевед Хрисанф Лопарев . «…Самаровский ям был, очевидно, очень невелик в то время, но имел древесную церковь во имя святого Николая Чудотворца, покровителя плавающих». Затем в исторических документах церковь упоминается уже как часовня. Никольская часовня несколько раз перестраивалась, после революции была закрыта. Есть также свидетельства о том, что в часовне стоит резное изображение великого угодника.

По словам Светланы Поливановой, есть еще одна особенность этого исторического места — рядом с часовней расположен могильник. Ансамбль Никольской часовни в 2011 году стал объектом культурного наследия регионального значения. Ценность сохранения ансамбля Никольской часовни очень хорошо понимает Владимир Семенов, член совета Общественной палаты Югры, почетный житель Ханты-Мансийска. Много лет он возглавлял благотворительный фонд в честь Воскресения Христова. Благодаря его стараниям в Ханты-Мансийске построены все существующие ныне храмы. В том числе восстановлена Покровская церковь.

-Еще в начале 2000-х годов в храм обратились жильцы дома номер 1 по ул. Горького, где была прежде расположена Никольская часовня,-отметила Светлана Поливанова.- При ремонте полов, разработке огорода там были найдены массовые захоронения. Когда жильцы принесли косточки в ящике, Владимир Семенович сам стал проверять, действительно ли там существует могильник. Хотя знал, что на Руси всегда рядом с храмом был погост. «Пришел посмотреть. Четко видно шесть могил, — вспоминает Владимир Семенович. — Сам взял лопату, копнул, вытащил череп с волосами, по-видимому, маленькой девочки, копнули глубже — еще захоронения. Думаю, там несколько слоев захоронений».

Конечно, все эти факты говорят о том, что необходимо сохранить эту историческую часть города, в том числе и Никольскую часовню.

Покровский храм

Следующей остановкой нашей историко-краеведческой экспедиции был Покровский храм, расположенный там же в Самарово, и известный всем горожанам и многим гостям нашего города. Как поведала нам Светлана Поливанова, точной даты возведения Покровского храма не сохранилось, но уже в 1728 году есть упоминания (об этом потом писал Хрисанф Лопарев) о Василии Левине, священнике «самаровской Покровской церкви».

— В 1712-14 годах через село Самарово летом проезжал схимонах святой Феодор Лещинский, митрополит Тобольский, — рассказывает Светлана Поливанова. — Он в собственных миссионерских поездках по Югре разрушал языческие капища, крестил остяков и вогулов, воздвигал новые храмы и церкви. Вполне может быть, что конкретно Филофей и выстроил храм Покрова Божьей Матери в Самарово в деревянном исполнении.

Отметим, что другие данные свидетельствуют о том, что возведение Покровского храма началось в начале 19 века. По словам Светланы Поливановой, волостной голова Борис Губин 1 июля 1808 года собрал сход, на которой присутствовало крестьян и ясашных остяков 115 человек. Все они «имели согласие, что оную каменную церковь вновь построить желаем…». После этого из Тобольска был выписан архитектор Шаньгин. Точной даты постройки храма писателям и краеведам выяснить не удалось. Тем не менее, церковь почти сто лет была духовным центром Самарово, и простояла до 20-ых годов. Тогда в эпоху воинствующего атеизма и отказа от «старого мира» она была разрушена.

— Ее разломали на кирпичи, которые пошли на строительство Ханты-Мансийского рыбокомбината, — говорит Светлана Поливанова. — На этом месте был построен клуб. В 2000 году храм был восстановлен и освящен. А через год с первосвятительским визитом в Ханты-Мансийске побывал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексей.

Добавим, что 9 июля 1891 г. — Самарово посетил Его Императорское Высочество Государя Наследник Цесаревич Николай Александрович (Николай II). Более чем вероятно, что будущий царь молился в Покровском храме, и там же встречался с жителями села.

Отметим, что любое историческое исследование — не менее увлекательная вещь, чем, скажем, детектив. Поэтому журналисты с большим интересом слушали, например, рассказ о том, как наши предки, жители Самарово 19-начала 20 века праздновали Ильин день. Сейчас бы такое событие назвали фестивалем или форумом. В торжественных богослужениях принимали участие все жители села и окрестных деревень, кроме совсем маленьких и больных.

Словом, были наши предки умными, работящими, добрыми и верующими людьми, которые любили свое село, помогали соседям и не были чужды благотворительности. Не хлебом единым!

Лебедь над городом

Воскресенский собор для Ханты-Мансийска и Югры — практически то же самое, что и Храм Христа Спасителя в столице нашей Родине, или Исаакиевский собор. Несмотря на то, что он возведен совсем недавно, в 2005 году, собор стал духовным центром региона. На его территории расположена часовня в честь Кирилла-и Мефодия, домовой храм в честь равноапостольного князя Владимира, Самаровская православная гимназия – классы духовной культуры. Трехпрестольный храм – центральный в честь Воскресения Христова, северный – в честь всех святых в земле сибирской просиявших, южный – в честь святого благоверного князя Александра Невского

И опять же, согласно православной традиции, строили его всем миром.

— Возведение Воскресенского храма началось в 2001 году, — рассказывает Светлана Поливанова. — Тогда в Ханты-Мансийске была забита первая свая. Уже через год здесь установили первый купол. Вскоре зазвонили 12 колоколов, самый большой из которых, губернаторский, весит 10 тонн. Храмовый комплекс выполнен в лучших традициях русской архитектуры ХIХ столетия. Строили храм с применением самых современных технологий. Так, пять золотых куполов с крестами сделаны из специального сплава под золото — тринитротитана, а колокола отливали на московском заводе «ЗИЛ».

Отметим, что освящен собор в 2019 году Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Воскресенский собор расписан труда Митрополита Павла.

Кстати, летчики авиационной группы высшего пилотажа Военно-воздушных сил России «Ру?сские Ви?тязи», несколько лет тому назад рассказывали нам, журналистам, что с высоты птичьего полета Воскресенский Собор напоминает белого лебедя, который широко раскинув крылья, летит над городом. Очень красивый образ!

Белая память о черных страницах

В 30-е годы в нашем округе, как и во всей стране, шли политические репрессии. Об этой черной странице в жизни России нельзя забывать, чтобы ни в коей мере опять не вернулись эти трагические времена.

Мы, журналисты, вслед за Светланой Поливановой подошли к одному дереву, растущему перед КТЦ «Югра-классик» около стоянки. Эта земля обильна полита кровью югорчан. Здесь находятся массовые захоронения.

— Здесь похоронены 13 стариков села Реполово Ханты-Мансийского района, которые воспротивились закрытию церкви, — Всего захоронено около 600 человек. Также в ссылке в Ханты-Мансийске в 20-ые годы был священномученик Герман Ряшенцев.

По словам Светланы Поливановой, в декабре 2019 года при Ханты-Мансийской епархии создана Комиссия по канонизации.

Сегодня в Ханты-Мансийске ведется строительство часовни в честь преподобного Сергея Радонежского на новом кладбище. Действует православная гимназия, детский сад, при ОКБ работает часовня в честь преподобномученицы княгини Елизаветы – там трудятся сестры милосердия.

В заключение добавим, что эти и другие истории из православного прошлого Самарово, рассказанные Светланой Поливановой журналистам, смогут заинтересовать гостей города, туристов. Может быть, «Ханты-Мансийск православный» сможет стать в недалеком будущем одним из брендов Югры? И кроме того, одна такая хорошая экскурсия с хорошим экскурсоводом может дать школьникам намного больше, чем многолетнее изучение истории России за партой, по учебникам? У властей города есть очень хороший повод для размышлений!

Хантымансиец живет в старинном доме, построенном на костях

Как пенсионер в безвыходную ситуацию попал

Заурядный с виду дом в Ханты-Мансийске по улице Горького три века назад был часовней. Примерно в 30-х годах XX века деревянный храм был перестроен под жильё. Лишь большое окно в центре дома, аккуратно заложенное брёвнами, напоминает, что когда-то здесь была часовня.

Когда в 80-х годах прошлого века мать Виктора Шнайдера покупала дом, она и предположить не могла, какие сюрпризы ждут её и её сына. Начали как-то копать яму под денник и обнаружили несколько черепов и кости. Вызвали милицию. Те посоветовали обратиться в музей. Лишь в 2011-м, когда мать и сын, меняя полы, обнаружили групповое захоронение, дом начали изучать специалисты. «Живём на кладбище, везде одни могилы. Где ни копнёшь – черепа», – вздыхает Виктор.

После нескольких экспертиз здание признали памятником архитектуры и старины регионального значения, земле придали статус объекта культурного наследия, а Шнайдеры попали в любопытную и пока безвыходную ситуацию. Дело в том, что дом ветшает, крыша течёт, стены гниют. И зимой, и летом в комнате работает обогреватель, но и он не спасает – в стужу температура опускается до плюс семи. Косметический ремонт приходится делать по два раза в год – не держатся ни потолочная плитка, ни обои. Перекрыть бы заново крышу, да нельзя. Виктор подписал охранное письмо и теперь даже лишний гвоздь не имеет права вбить. «Ни пристроить что-то к дому, ни капитальный ремонт сделать я теперь не имею права. Здание надо реставрировать, но где я, пенсионер, найду на это денег?», – сетует хозяин.

Владелец достояния не в силах даже провести работы по консервации, а это, по мнению экспертов службы охраны объектов культурного наследия, необходимо сделать уже сегодня. Тем не менее, обязанность поддерживать дом и одновременно памятник архитектуры в надлежащем состоянии никто не отменял. По федеральному законодательству именно собственник должен сохранять и реставрировать объект. И делать это он должен в соответствии с проектом, то есть придать зданию первоначальный исторический вид. Но тогда жилое помещение превратится в часовню, а жить в культовом объекте – невозможно.

Если же владелец не будет беречь исторический памятник, тоже не будет ничего хорошего. «Есть постановление Правительства РФ «О порядке подготовки и выполнения охранных обязательств при приватизации объектов культурного наследия», есть поправки в закон «Об объектах культурного наследия». Если собственник дома-памятника не подчиняется требованиям постановления, то должен будет заплатить неустойку, 200 МРОТ, и всё равно провести за свой счёт реставрацию, в противном случае по суду у него могут «изъять» этот культурный объект. То есть выселить человека и отреставрировать памятник, используя бюджетные средства. С таким предложением чиновники в прошлом году выходили. Но нельзя передать права собственности на объект культурного наследия государству, если нынешний владелец не производит действий, угрожающих его сохранности. А Шнайдер, грубо говоря, стены топором не рубит»,- объясняет юрист Виктор Кирюхин.

Читайте так же:  Текст часовня

Как видим, ни один из вариантов не предполагает проживания человека в часовне. Кстати, это единственный случай во всей России. Собственник уникальной недвижимости готов переехать, но куда? В доме проживает три семьи. Требование трёх однокомнатных квартир вполне логично. Но чиновникам кажется, что плата непомерна. Но ведь и случай неординарный: Никольская часовня – единственное во всём округе подлинное, сохранившееся до нашего времени культовое здание 18-го века. А могильник – кладбище первых поколений жителей Самарова – 17-й век. Три года вопрос не может сдвинуться с мёртвой точки.

Сберечь родовое гнездо.

В Югре много говорят о вымирающей обско-угорской культуре. Но не только ханты, манси и ненцы жили на этой земле. «Триста лет назад в Югру из-за Урала пришли русские, татары и ссыльные латыши. Они сформировали свою, уникальную культуру. Её называют «челдонской», или «старорусской», «старосибирской», – рассказывает старший инспектор службы государственной охраны культурного наследия округа Яков Яковлев. – Дома в районе Самарова представляют собой материальную часть этой культуры. Полати, печи, декоративная отделка здесь совершенно уникальны. Они – уральские, но местные мастера, в том числе тобольские, привнесли свой колорит. Терять такие здания просто преступно». Речь идёт о домах Карандашовых, Кайгородовых, Веденеевых – хорошо известных и уважаемых в 18-19 веках семей.

Есть заключения об историко-культурной ценности зданий. Однако все они находятся в частной собственности, и никто из владельцев не может обеспечить надлежащее содержание этих домов. Поэтому и возникает трудноразрешимая проблема с организацией государственной охраны этих объектов архитектуры. Но.

«Сохранить эти дома надо. Дети спросят: а что раньше было-то? Как жили? А как мы покажем – на пальцах? Хроники исторической тоже мало сохранилось. Думаю, не такие уж большие деньги для сохранения этих памятников нужны. Тем более в нашем, богатом пока ещё, округе», – рассуждает жительница Ханты-Мансийска Татьяна Пуртова.

Кстати сказать, в Сургуте почти все здания, которые могли бы стать памятниками архитектуры, уже снесены. Из нашего сознания постепенно «вырезают» историческую память.

Наталья Мухина, член Ханты-Мансийского общества краеведов:

– Из истории Южной части Ханты-Мансийска можно узнать, как жили наши предки, какие дома у них были. Исторический ландшафт и линия от восточного края Самарова до Археопарка наполнены массой исторических событий, помнить и знать о которых необходимо. Старая часть города могла бы служить местом проведения экскурсий и наглядных уроков истории. В округе много говорится о развитии туризма. Только вот на что возлагаются надежды? Археопарк – место надуманное. А нужно то, что всколыхнёт память, заставит трепетать сердце.

К сожалению, история Самарова не учитывалась проектом планировки территории нового микрорайона «Иртыш», который обсуждался на публичных слушаньях в январе. Основная цель проекта – популярное ныне уплотнение, а не создание удобного гармоничного пространства. Трудно назвать грамотным решение застроить такой район многоэтажными домами. Это приведёт к нарушению сложившейся среды обитания, лишит район узнаваемости, закроет исторически сложившийся ландшафтный силуэт. Ставить высотки вблизи архитектурной исторической доминанты, Покровской церкви, – большая ошибка. Всё это лишит территорию привлекательности и гармонии.

Самарово должно быть визитной карточкой города, именно этот район имеет наибольший туристический потенциал. Самобытный, соответствующий природным реалиям и связанный с историей поселения, а не типовой, «инкубаторский» проект нужен для Самарова.

Любовь Чистова, председатель общественной палаты Югры:

— Мы говорим о конкретном объекте, Никольской часовне. Это единственное культовое здание бывшего села Самарова, дошедшее до наших дней. Чтобы решить проблему, нужно очень много усилий и согласований. Первое рассмотрение вопроса было в декабре 2012 г. – до сих пор конечного результата нет. Нет межведомственного согласия в этом вопросе.

Чтобы обеспечить сохранность и использование ансамбля Никольской часовни, мы отправили в адрес городской Думы и главы Ханты-Мансийска свои рекомендации. В первую очередь, нужно инициировать принятие жилого дома №1 по ул. Горького и земельный участок, на котором он находится, в собственность Югры либо Ханты-Мансийска. Нужно разработать и реализовать механизм сохранения этого объекта культурного наследия. И, конечно, к проблемам собственника здания нужно отнестись очень внимательно.

Андрей Кондрашов, руководитель службы государственной охраны объектов культурного наследия Югры:

– Не каждое деревянное здание, которому более ста лет, – памятник. Но каждое – в аварийном состоянии. И чем раньше мы начнём работу по консервации, а в идеале – реставрации и превращению его в культовое здание, тем лучше.

В столице округа около 10 домов (ул. Горького, Кирова и Некрасова), обладающих признаками объектов культурного наследия. Для города они интересны и с исторической, и с архитектурной точек зрения.

Мы разработали концепцию по созданию ландшафтного музея русской старожильческой культуры. Предлагаем перевезти дома, дворы и другие исторические постройки со всего округа в Ханты-Мансийск, разместить их на двух участках рядом с центральной частью села Самарова. Это будет уникальная улица – музей, что, конечно, повысит туристическую привлекательность столицы округа.

А власти Иркутска изыскали возможность расселить целый жилой квартал. Теперь это специально созданная зона исторической застройки – Иркутская слобода. В ней – несколько десятков памятников архитектуры. Говорят, мэр Виктор Кондрашов лично приобрёл дом-памятник и курировал реставрацию объектов культурного наследия.

История ликвидации православных церквей на территории Ханты-Мансийского автономного округа — Югры в годы Советской власти (по документам Государственного архива Югры)

Ликвидация православных церквей

в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре в годы Советской власти

(по документам Государственного архива Югры)

Православие на Тобольском Севере

В начале XX века на территории современного Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, по документам Государственного архива Югры, действовало 48 православных церквей, 34 часовни и 1 монастырь. Большинство из них были деревянные, но были и каменные здания церквей: в селе Самарово (ныне г. Ханты-Мансийск) – церковь Покрова Пресвятой Богородицы; в городе Березов (ныне пгт. Березово) – храм Воскресения Христова и церковь Рождества Пречистой Богородицы; в городе Сургуте – Троицкий собор; в селе Шеркалы (ныне Октябрьский район) – церковь во имя Нерукотворного Образа Христа Спасителя; в селе Филинском (ныне п. Горноправдинск Ханты-Мансийского района) – церковь Вознесения Господня и в селе Кондинском (ныне поселок Октябрьское) – храм Живоначальной Троицы Кондинского (Кодинского) монастыря. До сегодняшнего дня уцелели только четыре каменных здания церквей: Богородице-Рождественская церковь в пгт. Березово, Вознесенская церковь в п. Горноправдинске, Троицкая церковь в п. Октябрьское (не удалось взорвать), Спасская церковь в с. Шеркалы. Две церкви – Воскресенский храм в Березово и Покровскую церковь в Самарово удалось взорвать (сейчас на том же месте стоит новая Покровская церковь, построенная по чертежам XIX века). Восстановлены и действуют в настоящее время из сохранившихся три – в Березово, Горноправдинске и Троицкая церковь в поселке Октябрьском.

Первая церковь на территории современной Югры была построена в городе Березов в 1593 году – Богородице-Рождественская. На год позже, в 1594 году, была построена церковь во имя Живоначальной Троицы в городе Сургуте. В XVII веке были построены: в Кодском городке (ныне п. Октябрьское) – церковь во имя Живоначальной Троицы (1600), в 1657 году там был основан Кодинский монастырь, в Березове – храм во имя Воскресения Христова. В XVIII веке были построены: церковь Покрова Пресвятой Богородицы в с. Самарово, церковь во имя Рождества Христова в д. Сартынья, церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы в д. Полноват, церковь во имя св. Николая в д. Чемашево, церковь во имя Преображения Господня в с. Малый Атлым, церковь во имя Сошествия Святого Духа в д. Леуши, церковь во имя Сошествия Святого Духа д. Сухоруково, церковь во имя Святой Троицы в с. Троица, Знаменская церковь в с. Ларьяк, Богоявленская церковь в с. Локосово, Богоявленская церковь в с. Юган, церковь Успения Пресвятой Богородицы в с. Селиярово, Вознесенская церковь в д. Филинской, Крестовоздвиженская церковь в с. Реполово, церковь Живоначальной Троицы в с. Нахрачи, Богоявленская церковь в с. Болчары. До середины XIX века были построены: церковь во имя св. Пророка Илии в д. Конево, Петропавловская церковь в д. Базьяны, церковь Рождества Христова в д. Шаим, Троицкая церковь в с. Кушеват.

Здания церквей неоднократно перестраивались вследствие пожара или ветхости. Многие здания церквей были построены (перестроены) на средства прихожан и местных меценатов в конце XIX – начале XX века: Богоявленская церковь (1887) с. Юган, церковь во имя трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста (1890) ю. Больше-Атлымские, Спасская церковь (1891) д. Скрипуново, церковь во имя Святителя Николая (1894) д. Няксимволь, церковь во имя Богородицы Всех Скорбящих Радость (1894) с. Елизарово, церковь святого мученика Пантелеимона (1894) с. Тундрино, часовня в память святого архистратига Михаила (1894) д. Сотник, часовня во имя Святителя Николая Чудотворца и святого Пророка Божия Ильи (1895) ю. Карымкарские, церковь во имя Богоявления Господня (1897) д. Щекурья, церковь во имя Рождества Христова (1898) д. Сартынья, Успенская церковь (конец XIX в.) с. Тюли, часовня во имя Святителя Николая Чудотворца (1901) д. Пилюгино, церковь во имя Сошествия Святого Духа (1907) д. Сухоруково, Богоявленская церковь (1908) с. Локосово, церковь во имя Сергия Радонежского (1908) с. Вартовское (ныне г. Нижневартовск), церковь во имя Введения во Храм Пресвятой Богородицы (1913) с. Покур и другие.

На начало XX века практически в каждом северном селе Тобольской губернии была церковь, а в небольших деревнях – часовня. Все русское население, а также большинство коренных жителей исповедовали православие. В селах и деревнях действовали большие православные приходы, которые окормляли близлежащие юрты, выселки. К самым многочисленным приходам можно было отнести: Березовский — в самом Березово на начало XX века действовали 2 храма и 2 часовни, церковно-приходская школа; Сартыньинский – к нему относилось 26 поселений аборигенов Сосьвинской волости; Кондинский монастырь, который с 1891 года был обращен в женский, при нем действовала школа для детей аборигенов; Сургутский — действовало 2 церкви и 2 часовни, Самаровский — в начале XX века Самарово становится центром одноименного благочиния Тобольской епархии, в Самарово действует одна церковь и 3 часовни, церковно-приходская школа; Филинский – к филинскому приходу были приписаны церкви в Цингалах, Чембакчино и 4 часовни. Кроме того, действовали хорошие самостоятельные приходы в д. Полноват, с. Селиярово, с. Юган, с. Локосово, с. Ларьяк, с. Тундрино, с. Покур, д. Базьяны, с. Реполово, с. Нахрачи, с. Конево, с. Леуши, д. Сатыгинская. При некоторых церквях действовали церковно-приходские школы.

После Октябрьской революции 1917 года начались гонения на Русскую Православную Церковь. История уничтожения православных приходов на Тобольском Севере начинается с 1918-го года и заканчивается 1960-м годом, когда была ликвидирована последняя церковь в поселке Шапша Ханты-Мансийского района. Политика Советской власти привела к тому, что с 1937 по 1942 годы на территории Сибири не было ни одно правящего архиерея, поэтому все сибирские епархии, в том числе и самая древняя Тобольская, были упразднены за неимением управляющих епископов и прекратили свое существование. Лишь в конце Великой Отечественной войны в городах юга Тюменской области открылось несколько храмов, а территория бывшей Тобольской епархии была включена в состав образованной в то время Омско-Тюменской епархии. До конца 1980-х годов на огромной территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры не действовало ни одного храма. Первые религиозные общества были зарегистрированы в Сургуте – Свято-Никольский приход (1987), в Нефтеюганске – Свято-Пантелеимоновский приход (1988), в Нижневартовске – приход Иоанна Предтечи (1988).

Читайте так же:  Часовня безымянного инока

По решению Священного Синода в 1990 году была возрождена Тобольско-Тюменская епархия. Стали организовываться приходы, восстанавливались и возводились храмы. С открытием в 1989 году Тобольской Духовной семинарии стало расти количество пастырей, стали открываться православные гимназии. Развитие епархии привело к преобразованию ее структуры – образованию в 1997 году Тобольского, Салехардского, Тюменского и Ханты-Мансийского благочиний. 30 мая 2011 года решением Священного Синода в пределах Ханты-Мансийского автономного округа – Югры была образована Ханты-Мансийская епархия с выделением ее из состава Тобольско-Тюменской епархии. Синод избрал Епископом Ханты-Мансийским архимандрита Павла (Фокина) и постановил правящему архиерею Ханты-Мансийской епархии иметь титул Ханты-Мансийский и Сургутский.

История ликвидации православных приходов и закрытия церквей на территории Ханты-Мансийского автономного округа — Югры отражена в документах, хранящихся в Государственном архиве Югры. После принятия в 1918 году Совнаркомом Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви, всем церквям надлежало передать свои архивы в местные Советы, в отделы ЗАГС. Какие-то документы были переданы, какие-то были утрачены при ликвидации церквей, уничтожены пожарами. В Государственном архиве Югры хранятся метрические книги некоторых церквей Тобольского уезда за 1855-1925 годы, эти книги были переданы в архив Управлением ЗАГС. После 1922 года, когда по постановлению ВЦИК православные приходы должны были зарегистрироваться в Губернском отделе (г. Тюмень) и ежегодно предоставлять отчетные документы, в местных Советах создавались свои административные отделы, которые вели отдельные дела на каждую церковь: договоры, описи имущества, списки верующих, переписка, документы по закрытию церквей. Эти дела, точнее часть из них, хранятся сейчас в Государственном архиве Югры. Многие документы являются особо ценными.

Несмотря на имеющиеся архивные документы, тема ликвидации православных церквей в Остяко-Вогульском национальном (Ханты-Мансийском автономном) округе является белым пятном в истории Югры. Поэтому очень важно по архивным документам и воспоминаниям людей восстановить хотя бы часть исторических фактов, так как история православия в Югре является частью региональной истории.

Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»

После Октябрьской революции 23 января 1918 года был издан Декрет Совета Народных Комиссаров «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». По этому Декрету все религиозные общества лишались прав юридического лица. Имущество, которое находилось в ведении ведомства православного исповедания и других вероисповедных учреждений и обществ, согласно Декрету, переходило в непосредственное заведывание местных Советов рабочих и крестьянских депутатов. Местный Совет обязывал представителей бывших ведомств и лиц соответствующего вероисповедания, в чьем фактическом обладании находился храм и прочее богослужебное имущество, представить в трех экземплярах инвентарную опись имущества и предметов специально предназначенных для богослужебных и обрядовых целей. По этой описи Совет принимал имущество от представителей соответствующего религиозного культа и вместе с описью передавал его в бесплатное пользование всем тем местным жителям соответствующей религии, которые желали взять в пользование имущество. Второй экземпляр описи с распиской на нем получателей хранился в местном Совете, а третий – должен быть направлен в Народный Комиссариат Просвещения. Необходимое число местных жителей, получающих в пользование богослужебное имущество, определялось местным Советом, но не могло быть менее 20 человек.

Между местным Советом и религиозным обществом заключался договор на бесплатное пользование богослужебным имуществом, по которому верующие были обязаны:

1) хранить и беречь богослужебное имущество, как доверенное им народное достояние;

2) производить ремонт имущества и оплачивать расходы, связанные с обладанием имуществом: по отоплению, страхованию, охране, оплате долгов, местных сборов и прочее;

3) пользоваться этим имуществом исключительного для удовлетворения религиозных потребностей;

4) возместить при сдаче имущества все убытки за время пользования им, отвечая за целостность и сохранность вверенного им имущества солидарно (по круговой поруке);

5) иметь у себя инвентарную опись всего богослужебного имущества, в которую обязаны вносить все вновь поступающие (путем пожертвований, передачи из других храмов и т.п. предметы религиозного культа и представляющие частную собственность отдельных граждан);

6) допускать беспрепятственно во внебогослужебное время уполномоченных Советом лиц к периодической проверке и осмотру имущества;

7) в случае обнаружения Советом злоупотреблений и растрат, немедленно сдать имущество Совету по первому его требованию.

Согласно Декрету, непредназначенное специально для богослужебных целей имущество церковных и религиозных обществ, а также бывших вероисповедных ведомств: дома, земли, угодья, фабрики, свечные и другие заводы, рыбные промыслы, подворья, гостиницы, капиталы и все вообще доходное имущество, в чем бы оно не заключалось, не взятое до настоящего времени в ведение Советских установлений, незамедлительно отбиралось от означенных обществ и бывших ведомств. Обнаруженные наличные капиталы бывших вероисповедных ведомств и церковных или религиозных обществ, каких бы наименований эти капиталы не были и где бы они ни находились, должны быть приняты Советами РКД в двухнедельный срок.

Метрические книги всех вероисповеданий за все года, почему-либо не изъятые до настоящего времени из духовных консисторий, духовных управлений городских управ (еврейские метрические книги) и прочих губернских хранилищ метрик, немедленно передавались в губернские (областные) отделы записей актов гражданского состояния.

Декрет запретил служителям культа и учреждениям всех вероисповеданий делать в паспортах или других документах, удостоверяющих личность, отметки о принадлежности к какой-либо религии и совершенных религиозных обрядах: крещении, обрезании, браке, погребении, разводе.

Декрет установил запрет на совершение религиозных обрядов и церемоний (молебнов, панихид) в государственных и в иных публично-правовых общественных помещениях и размещение в них каких-либо религиозных изображений (икон, картин, статуй религиозного характера).

Религиозные шествия, а также совершение каких бы то ни было религиозных обрядов на улицах и площадях допускалось лишь с письменного разрешения местной Советской власти, которое устроители каждый раз должны были получать заблаговременно, и во всяком случае не позднее, чем за 2 дня до публичного совершения религиозной церемонии.

Декрет запрещал преподавание каких бы то ни было религиозных вероучений в государственных, общественных и частных учебных заведениях, в том числе школах, за исключением специальных богословских. Преподаватели религиозных вероучений лишались денежного довольствия с января 1918 года включительно. Здания духовных учебных заведений всех вероисповеданий, а также церковно-приходских школ, как народное достояние, перешли в распоряжение местных Советов РКД или Народного Комиссариата Просвещения. В арендное или иное пользование эти здания могли быть предоставлены Советами РКД для специальных учебных заведений всех вероисповеданий лишь на общих для всех граждан основаниях и с ведома Народного Комиссариата Просвещения[1].

3 августа 1922 года вышло постановление ВЦИК и СНК, согласно которому все религиозные организации должны были зарегистрироваться. Для производства регистрации все фактически существующие религиозные общества и группы Тюменской (до 1918 года — Тобольской) губернии обязаны были предоставить в Губернский отдел Управления города Тюмени (улица Республики, д.17) следующие документы в трех экземплярах: заявление; устав; список членов в количестве не менее 50-ти человек не моложе 18 лет и не ограниченных в правах по суду; список членов исполнительного органа (церковно-приходского совета); список пресвитеров, епископов, проповедников и гербовый сбор в размере 300 рублей. Если религиозные общества не регистрировались, то подлежали ликвидации. И с 1923 года стали проводиться ежегодные перерегистрации религиозных организаций с новым предоставлением всех документов, проверки их деятельности, богослужебного имущества по описи, страхование церковных зданий, церковно-приходские советы должны были предоставлять протоколы общих собраний в местные административные отделы Советов РК и КД. Распространение и пропаганда буржуазно-анархических и антигосударственных учений под религиозным флагом, направленные против Советской власти, подлежали Уголовному суду.

В Государственном архиве Ханты-Мансийского автономного округа – Югры хранятся договоры на пользование церковными зданиями и имуществом церквей, а также описи имущества, списки членов организации, списки членов церковного совета, списки священнослужителей, страховые квитанции, акты проверки, протоколы общеприходских собраний. Эти документы свидетельствуют нам о жизни православных приходов Тобольского Севера в 1920-е годы. Если верующими были соблюдены все условия, религиозная организация действовала в рамках Советского законодательства, то деятельность общины верующих была более менее сносной: церкви действовали, крестные ходы разрешались, церковные праздники отмечались. Особенно тяжело верующим обходилось отопление церковного здания, его страхование и ремонт, содержание священнослужителя. В таком режиме церкви действовали до 1929 года.

Закон о религиозных объединениях

8 апреля 1929 года был издан Закон о религиозных объединениях. И можно сказать, что этот год стал переломным в истории церкви. С 1 декабря 1929 года в Тобольском округе должна была быть проведена перерегистрация религиозных организаций одновременно с выполнением следующих мероприятий. По инструкции, поступившей во все административные отделы Тобольского округа, религиозным организациям нужно было предложить (т.е. заставить административным методом) составить сметы на ремонт зданий; административным отделам дано указание провести проверку выполнения договорных условий, проверить застраховано ли не только здание, но и имущество религиозного общества, проверить каким образом производились сборы на содержание молитвенного здания, священнослужителей, в случае обнаружения нарушений, дано указание возбуждать уголовные дела[2]. Вместе с заявлением на перерегистрацию религиозные объединения должны были предоставить: списки учредителей и членов, анкеты на служителей культа. Статья 10 Закона о религиозных объединениях устанавливала положение о том, что религиозная организация может пользоваться только одним культовым зданием. Религиозным обществам было запрещено иметь уставы. Книги, не необходимые при богослужении, должны быть изъяты из храма. Группы верующих право на получение в бесплатное пользование культовых зданий не имели. Договор на пользование храмами должен быть подписан не менее как 20-ю членами религиозной организации.

Религиозные общества были поставлены в тяжелые условия. Все документы, необходимые для перерегистрации, надлежало собрать в очень короткие сроки. Чтобы составить технические сметы на производство ремонта зданий церквей, нужно было вызывать инженера из Окружной строительной конторы, платить ему деньги. Сбор необходимых документов осложнялся отсутствием дорог, большими расстояниями. На ремонт церквей тоже нужно было собирать деньги только путем добровольных пожертвований, хождение по домам для сбора подписей запрещалось.

Многие приходы закрылись, не пройдя перерегистрацию. Но были и такие, которые смогли собрать все необходимые документы, верующие взяли на себя обязательства произвести ремонт. Тогда власти использовали другие методы закрытия церквей. Церкви закрывались по причине невыполнения условий договора: не производство ремонта здания церкви, не страхование здания и имущества церкви. Там, где здание церкви не требовало ремонта, хорошо сохранилось, властям нужен был добровольный отказ верующих от церкви. Для этого на Тобольском севере повсеместно действовали ячейки Союза Воинствующих Безбожников.

Союз Воинствующих Безбожников

В инструкции по проведению перерегистрации религиозных объединений административным отделам было рекомендовано: «иметь тесную связь с местными организациями и учреждениями, в частности, с Союзом Воинствующих Безбожников, через которые проводить линию выхода верующих из религиозных объединений, ни в коем случае не допускать хождения по домам кулачества и духовенства с целью вербовки в состав верующих, одновременно всемерно содействуя в проведении общих собраний, проводимых Союзом Безбожников».

Читайте так же:  Где находится часовня матроны

В Государственном архиве Югры сохранились документы окружного съезда Союза Воинствующих Безбожников, который состоялся в Тобольске предположительно в 1929 году. На съезде религиозные организации были объявлены главными помощницами кулаков-эксплуататоров, политической агентурой капиталистов. «Антирелигиозная борьба все больше становится одним из ответственейших участков пролетарской революции. Борьба с религией все больше превращается в открытую форму борьбы за социализм»[3]. Участниками съезда был выдвинут лозунг Союза Воинствующих Безбожников – «Борьба с религией – борьба за социализм!».

Члены СВБ призывали к массовому несоблюдению религиозных обрядов и праздников, реформе существующего календаря, укреплению новых форм безрелигиозного быта: гражданские браки и похороны, октябрины вместо именин, проводили антирелигиозные кампании (антипасхальную). Но самое главное, они требовали передачи религиозных зданий под культурные и социально-бытовые учреждения.

Союз Воинствующих Безбожников действовал очень активно. В каждом селе или деревне действовали ячейки СВБ. За каждым членом Союза был закреплен определенный участок (несколько домов) и определенное количество населения. Повсеместно распространялись газеты и журнал «Безбожник».

Школа стала опорой антирелигиозной пропаганды. «Провести решительную борьбу с религиозными проявлениями среди учительства, как мерами воспитательного характера, так и отмежевания из рядов просвещенцев. Заменить традиционные каникулы, приуроченные к различного рода религиозным праздникам (Рождество и т.п.) каникулами, совпадающими с крупными революционными праздниками (Октябрьской революции, День Ленина, 1 мая). Объявить воскресенье днем активной антирелигиозной борьбы в культпросветучреждениях. Провести углубленную работу с родителями, путем создания антирелигиозного родительского актива».

Открывались антирелигиозные отделы в музеях, в культпросвет учреждениях проводились беседы, лекции, особенно тщательно вербовались женщины. В Государственном архиве Югры хранятся даже тексты лекций на темы разоблачения религиозных представлений, инструкции как нужно проводить театральные постановки на тему «Религия – обман, попы = кулаки» и т.п.

На фоне активной антирелигиозной пропаганды между ячейками СВБ проводились массовые социалистические соревнования по организации безбожных сел, деревень, колхозов, по вовлечению трудящихся в сбор пожертвований на постройку тракторов и танков «Безбожник». В образованных антирелигиозных семинариях, вечерних антирелигиозных университетах, курсах готовились квалифицированные безбожники. В проведении антирелигиозной пропаганды использовались современные методы работы: радио-передвижки, волшебный фонарь с диапозитивами антирелигиозного содержания.

В Государственном архиве Югре сохранился уникальный документ – «Учет выданных членских билетов юным членам Союза Воинствующих Безбожников»[4]. Эти юные члены СВБ учились в 7 классе школы села Нахрачи, церковь во имя Живоначальной Троицы в котором, была основана еще в 1714 году.

В декабре 1929 года все граждане СССР праздновали 50-летие Иосифа Виссарионовича Сталина. В январе 1930 года был провозглашен курс партии на сплошную коллективизацию крестьянских хозяйств и ликвидацию кулачества как класса, главным помощником которого была объявлена религия. Так получилось, что 1930 год — год образования Остяко-Вогульского национального (с 1940 года – Ханты-Мансийского) округа стал и годом начала полной ликвидации православных церквей на территории Югры.

Как умирали церкви

Несколько православных церквей и часовен на севере Тобольского округа закрылись еще в середине 1920-х годов. Например, часовня Николая Чудотворца в деревне Вата была закрыта в 1925 году по заявлению группы верующих об отказе от содержания часовни. В 1929 году жители деревни попросили открыть в здании часовни школу. В деревнях Кеуши и Ендырь часовни были закрыты в 1925 году. В юртах Карымкарских часовня не действовала с сентября 1924 года, когда состоялось общее собрание деревни по передаче часовни под школу. Но по всему округу, это были единичные случаи. Чаще, население этих населенных пунктов было немногочисленным.

Большая половина православных церквей были закрыты в конце 1929 – начале 1930 года. Судя по архивным документам, это происходило очень тяжело и сложно. В это время были закрыты православные приходы в больших поселках нашего округа: Березово, Самарово, Сургуте, Локосово, Тундрино, Кондинском, Елизарово, Селиярово, Троице, Нялино, Покуре, Кушевате, Шеркалах, Малом Атлыме, а также деревнях Сартынья, Няксимволь, Щекурья, Полноват, Леуши, Пилюгино, Кушниково, Фроловской, Сатыгинской, Чемашевской, юртах Больше-Атлымских, Новоселовских, Заводинских, Шаимских и других. Как уже говорилось, большинство закрытий происходило либо по заявлению верующих об отказе от содержания зданий церквей и часовен, либо из-за невыполнений условий договора по страхованию и ремонту зданий.

Позднее, в 1930-е годы были закрыты оставшиеся церкви и часовни в Ларьяке, Югане, Реполово, Филинском, Болчарах, Сухоруково, Белогорье, Конево, Скрипуново, Цингалах, Чембакчино, Зенково. Последней действующей церковью на территории Ханты-Мансийского автономного округа стала церковь во имя Евфимия Великого в Шапше, 1903 года постройки. Это не так далеко от города Ханты-Мансийска. Говорят, что церковь действовала до 1958 года. По воспоминаниям жителей города Ханты-Мансийска, они ходили туда на лыжах или пешком, в поселке после ссылки жил священник. В Государственном архиве Югры не документов, подтверждающих эти слова. Но есть документ 1945 года – «Сведения по учету церковных зданий недействующих церквей в Ханты-Мансийском округе. д. Шапша. Здание церкви одноэтажное, деревянное. Церковь не закрывалась, механически перестала действовать. Не используется, закрыта. Здание сохранено. Внутреннее убранство церкви сохранено»[5]. И следующий документ от 6 мая 1960 года уже о закрытии Шапшинской церкви.

Что было с церквями потом, после закрытия? Полное переоборудование, снятие колоколов. Здания чаще всего отдавались под клубы, избы-читальни, школы. Обычно они красились в голубой цвет. Что было с церковным имуществом? Колокола сдавались в фонд индустриализации. Один колокол Березовской Богорождественской церкви был передан в Казымскую культбазу, в селе Вартовское (ныне город Нижневартовск) колокол церкви во имя Сергия Радонежского (сгорела в 1911 году) был передан пожарной дружине. Церковное имущество по акту передавалось местным сельским Советам. Золотые изделия должны были быть сданы в органы НКВД – ОГПУ. А вещи, не имеющие, по мнению исполнительных органов власти, какой-либо ценности, иногда переносилось в кладовку, чаще хранилось прямо в церкви в каких-либо помещениях (подвалах, задних комнатах). Есть много воспоминаний жителей сел и деревень о том, как иконы выносились из церквей по ночам, как ребятишки лазили в заколоченные церкви и воровали оттуда кресты и кадила, как родители топили эти предметы в речке, чтобы их не посадили. Только истинно верующие люди хранили у себя сбереженные иконы и молились тихонько, чтобы их не услышали.

1. КУ «Государственный архив Югры». Ф.67. Оп.2. Д.1. Л.20-23.

2.КУ «Государственный архив Югры». Ф.105. Оп.1. Д.49. Л.7-7об.

3. КУ «Государственный архив Югры». Ф.156. Оп.3. Д.166.Л. 14-17.

4. КУ «Государственный архив Югры». Ф.156. Оп.3. Д.166. Л.13об.

5 КУ «Государственный архив Югры». Ф.1. Оп.3. Д.166. Л.8.

Общественная палата Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

состоится заседание Ханты-Мансийского территориального комитета Общественной палаты Ханты-Мансийского автономного округа – Югры по вопросу выполнения рекомендаций Общественной палаты:

  1. О принятии мер, способствующих решению проблем, связанных с незаконным жилищным строительством на территории
    г. Ханты-Мансийска.
  2. О дальнейшем развитии, использовании и государственной охране объекта культурного наследия регионального значения «Ансамбль Никольской часовни, в составе: здание Никольской часовни; могильник Никольский», расположенного в границах муниципального образования г. Ханты-Мансийск, ул. Горького, 1.

На заседание приглашены представители исполнительных органов государственной и муниципальной власти автономного округа.

Время и место заседания: 11.00 часов, г. Ханты-Мансийск, ул. Ленина, 40, зал заседаний Общественной палаты Югры.

По вопросам аккредитации СМИ обращаться по телефону 8 (3467) 301 228.

В Сургутском районе в г.п. Барсово 27 июня состоится Круглый стол Комиссии Общественной палаты Югры по образованию и молодёжной политике на тему: «Приоритетные направления молодёжной политики в муниципальных районах Ханты-Мансийского автономного округа — Югры». Заседание начнётся в 14-00 в Центре социальной помощи семье и детям «Апрель» ( Сургутский район, г.п. Барсово, ул. Сосновый бор, 34).

В г. Сургуте 28 июня состоится совместное заседание комиссии Общественной палаты Югры по экономическому развитию, поддержке предпринимательства и социальной ответственности бизнеса и Региональной общественной организации «Центр поддержки молодёжных инициатив «Молодёжная палата Ханты-Мансийского автономного округа — Югры» на тему: «Развитие социального предпринимательства в сфере дошкольного образования в Югре». Заседание начнётся в 10-00 в здании Сургутской Торгово-Промышленной палаты (г. Сургут, ул. 30 лет Победы, 34 «а»).

Дополнительная информация по телефону: 8(3467) 301234

В г. Ханты-Мансийске 13 июня состоится пленарное заседание Общественной палаты Югры на тему: Сотрудничество бизнеса и некоммерческих организаций – основа социальной стабильности Ханты-Мансийского автономного округа — Югры». Заседание начнётся в 14-00 в зале заседаний Думы ХМАО-Югры (ул. Мира д. 5, 2 этаж).

В г. Сургуте 7 июня состоится заседание Сургутского территориального комитета Общественной палаты Югры по вопросам реорганизации гимназии №4 г. Сургута. Заседание начнётся в 17-00 в Конференц-зале Колледжа русской культуры им. А.С. Знаменского (г. Сургут, ул. Энергетиков, д. 49/1).

В г. Мегионе 28 мая состоится заседание Комиссии Общественной палаты Югры по вопросам местного самоуправления на тему: «О реализации специальных задач, поставленных в указе Президента РФ от 7 мая 2012 г. №600 (п. 2, п.п. «а»)».

Заседание начнётся в 14-00 в конференц-зале МБУ «Дворец искусств» (ул.заречная, д. 8).

В Урае 22 мая состоится заседание Совета Общественной палаты Югры на тему: «Управление многоквартирными домами. Проблемы и пути их решения».

Заседание начнётся в 14-00 в зале Совещаний Администрации г. Урая (ул. Ленина, д. 60, 4 этаж).

В Сургуте 26 апреля состоится заседание Совета Общественной палаты Югры на тему: «Общественный контроль в сфере жилищно-коммунального комплекса Югры». Заседание начнётся в 14-00 в Малом зале Сургутской филармонии (г. Сургут, ул. Энгельса д. 18).

В Нягани 17 апреля состоится заседание комиссии Общественной палаты Югры по культуре, межнациональным и межконфессиональным отношениям на тему: «Межсекторное взаимодействие в реализации Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года на территории Югры».». Заседание начнётся в 14-00 в конференц зале Администрации города Нягани .

В городе Нижневартовске комиссией Общественной палаты Югры по экономическому развитию, поддержке предпринимательства и социальной ответственности бизнеса совместно с Нижневартовской Торгово-промышленной палатой планируется заседание на тему: «О возможности трудоустройства лиц находящихся в местах лишения свободы».

Заседание совета Общественной палаты Югры на тему: «Совершенствование и реализация Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»: правоприменительная практика, поправки, подзаконные акты».

В Ханты-Мансийске 26 марта состоится заседание комиссии Общественной палаты Югры по контролю за соблюдением прав человека на тему: «О соблюдении прав потребителей в сфере обеспечения качества и безопасности продуктов в розничной торговле и общественном питании». Заседание начнётся в 11-00 в здании Правительства автономного округа в каб. 418.

В четверг 28 февраля состоится пленарное заседание Общественной палаты Югры на тему: «О деятельности Общественных советов». Заседание начнётся в 14-00 в зале заседаний Думы автономного округа.

Планируется обсудить наиболее удачные практики организации и функционирования Общественных советов с целью выработки комплексных предложений по повышению эффективности деятельности совещательных органов.

В заседании примут участие руководители Общественных советов муниципальных образований, представители исполнительных органов власти Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, представители общественных организаций.

Состоится Комиссии Общественной палаты Югры по образованию и молодежной политике по вопросу: » Роль дополнительного образования в процессе социализации детей, подростков и молодежи».

В Ханты-Мансийске 20 февраля состоится заседание Ханты-Мансийского территориального комитета Общественной палаты Югры на тему: «Об опыте участия общественности в принятии решений на муниципальном уровне».